Русские в Казахстане - анонсы

RSS-материал
Русские в Казахстане - информационный портал
Обновлено: 6 недель 6 дней назад

Сохранить или отказаться? О будущем русского языка в Киргизии (I)

Сб, 26/01/2019 - 02:08

Политический 2019 год в Киргизии обещает быть жарким – не за горами выборы в парламент страны-2020. Следуя поговорке «готовь сани летом, а телегу зимой», со смазывания предвыборных «гусениц» начал новый год Бульдозер «тюльпановой» революции, экс-генпрокурор страны Азимбек Бекназаров, представив на курултае общественных, политических и патриотических сил «Кыргызстан: вчера, сегодня, завтра» недальновидный, но провокационный законопроект о лишении русского языка статуса официального. Свою инициативу представитель оппозиционных политических сил объяснил традиционно – жесткой необходимостью поддержать государственный язык, конституционно обеспечив ему монополию. Референдум предлагается провести 24 ноября нынешнего года.

 

Ломать – не строить

 

Вся политическая стратегия Азимбека Бекназарова в одной его емкой фразе – «разрушить “общий дом”, построенный Акаевым», то есть создать моноэтническое государство киргизов. Руководствуясь ею, «большой интернационалист», как сам себя назвал политик, еще в 2006 году выступая в качестве руководителя рабочей группы по подготовке проектов Конституции Киргизской Республики, решил начать с демонтажа языковой сферы страны, инициировав изменение статуса русского языка с официального, закрепленного Конституцией 2001 года, на «язык межнационального общения».

 

За будущность русского языка в стране русскоязычное население, не смытое двумя волнами миграции, политик со знанием дела просил не беспокоиться: «Сегодня русский является одним из языков международного общения ООН, то есть он уже получил статус языка межнационального общения автоматически и в Кыргызстане, так как наша республика тоже является членом ООН». Тогда никто и не заметил, как с легкой руки Бекназарова статус «межнационального» в стране Небесных гор «автоматически» обрели английский, арабский, испанский, китайский и французский языки. А вот утруждать себя выяснением тонкостей социолингвистической терминологии, к примеру разницы между понятиями «международный язык» и «язык межнационального общения», реформатор не стал, потому как от путаницы в понятиях цель остается прежней  – хоть мытьем, хоть катаньем выдавить русский язык из конституционно-правового поля страны.

 

И пусть прозвучавший тогда из уст Бекназарова «объективный», по его словам, аргумент о том, что «русский язык не нуждается в том, чтобы он охранялся или сохранялся государством», показался парламентариям неубедительным, ход современной истории Киргизстана наглядно демонстрирует: избранный 13 лет назад киргизским революционером путь мобилизованного лингвицизма – спекуляций на языковой тематике –  плодородная нива. Основательно удобряемая официальными мифами о необычайной древности киргизского этноса, информационными вбросами международных организаций о предстоящей гибели киргизского языка и бездействием российских организаций, призванных выполнять в Киргизии культуртрегерские задачи, она не сегодня-завтра принесет ожидаемые плоды.

 

Нельзя не подметить одну примечательную тенденцию – практически все инициативы, направленные на то, чтобы принизить значимость русского языка в Киргизстане, отличались своей цикличностью, на втором-третьем витке достигая поставленной цели.

 

Звенья одной цепи

 

То, что русский язык, 18 лет назад наделенный статусом официального, а значит конституционным правом обслуживать наряду с государственным языком сферу государственного управления, законодательства, судопроизводства, а также народного образования, сегодня де-факто не поддерживается правовыми гарантиями, известно даже киргизстанским школьникам. С 2019 года, согласно внесенным Минобразованием КР изменениям в Положение об отборе и зачислении абитуриентов, на бюджетное место в вуз при одинаковом количестве баллов, набранных по итогам Общереспубликанского тестирования (ОРТ), поступит человек, имеющий сертификат о знании киргизского языка системы «Кыргызтест». Со следующего года он станет для абитуриентов обязательным.

 

Диссонирующее нововведение с установленными государством правилами поступления в вузы (с 2004 года ОРТ является единственным основанием для поступления. – О.Б.), по признанию некоторых политиков, а их меньшинство, поставило киргизоязычных абитуриентов в более выгодные условия по сравнению с представителями этнических меньшинств. Пойти по дискриминационному пути, как считает депутат Жогорку Кенеша Евгения Строкова, Минобразование вынудила его же несостоятельность в проведении продуктивной языковой политики и создании необходимых условий для изучения госязыка всеми гражданами страны. Куда проще оказалось «поставить вопрос ребром: изучение госязыка или отсутствие доступа к бесплатному высшему образованию».

 

Не возымело на чиновников действия даже сделанное в ходе сессии в Женеве в мае 2018 года заключение Комитета ООН, «настоятельно призвавшего» Киргизстан «обеспечить, чтобы его политика в области использования языков в системе образования не приводила к прямой или косвенной дискриминации по признаку этнической принадлежности».

 

Чтобы новация ведомства не вызывала вопросов, всего-то следовало ввести аналогичное тестирование для всех абитуриентов еще и на знание официального языка. Ведь как заявлено в «Национальной программе развития государственного языка и совершенствования языковой политики в Кыргызской Республике на 2014-2020 годы», оправдаться за счет которой и пытается министерство образования, «выпускники кыргызских, узбекских, таджикских школ не владеют на должном уровне официальным языком так же, как выпускники русскоязычных школ – государственным», в то время как цель программы – «формирование нового многоязычного поколения кыргызстанцев, свободно владеющих родным, государственным, официальным, а также международными языками».

 

(Окончание следует)

Для чего Казахстан и Россия наращивают военно-техническое сотрудничество

Сб, 26/01/2019 - 01:58

Заместитель председателя правительства Казахстана Аскар Жумагалиев на днях обсудил вопросы военно-технического сотрудничества с вице-премьером РФ Юрием Борисовым, который отметил: "В январе-ноябре 2018 года наша взаимная торговля увеличилась почти на 5% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года – до 16,6 миллиарда долларов. Этой позитивной динамике способствует и наше сотрудничество в военно-технической сфере".

 

Участники встречи поддержали инициативу проведения ежегодной российско-казахстанской военно-промышленной конференции, предложенную вице-премьером Казахстана.

 

ВТС в денежном выражении остается тайной, но с высокой долей вероятности это миллиарды долларов. Ведь товарооборот между Казахстаном и Россией по итогам 2018 года достиг 18 миллиардов долларов, а годом ранее увеличился на 30,5% (до 17,2 миллиарда долларов).

 

Высокая динамика объективно способствует развитию ВТС, тесному взаимодействию представителей оборонно-промышленного комплекса России и Казахстана. Речь идет о взаимных поставках продукции военного назначения, обслуживании и ремонте вооружения и военной техники, совместных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах, совместных предприятиях ОПК, испытаниях новых образцов вооружения, обучении военных и военно-технических кадров.

 

Активизация сотрудничества выглядит закономерной. Астана и Москва – стратегические союзники. Обе страны находятся достаточно близко к очагам нестабильности в Центральной Азии и на Ближнем Востоке. Договор между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о военно-техническом сотрудничестве от 24 декабря 2013 года создает долгосрочные правовые и производственно-технологические основы совместного укрепления безопасности.

 

Цифры и факты

 

Холдинг "Вертолеты России" на прошлой неделе подписал контракт с компанией "Казахстан инжиниринг" и Авиаремонтным заводом №405, в соответствии с которым будет организована сборка вертолетов Ми-8АМТ и Ми-171 в Казахстане, а также создана система поддержки жизненного цикла вертолетов, налажено обучение местных специалистов.

 

Предварительно, по просьбе казахстанских партнеров, российские специалисты провели технический аудит на авиаремонтном заводе №405 и доработали Ми-8АМТ. В ближайшие пять лет Казахстан получит 45 вертолетокомплектов Ми-8АМТ и Ми-171. Основные заказчики – госучреждения и коммерческие авиакомпании. Заметим, Казахстан уже использует практически все основные модели холдинга "Вертолеты России" – около 200 военных и гражданских машин.

 

На территории Казахстана также разворачивается производство модернизированной версии легкого многоцелевого самолета Ил-103М. Соответствующее соглашение в ноябре подписали Авиакомплекс имени С.В. Ильюшина и Казахстанский авиационный завод. Совместное предприятие появится в 2019 году, а поставка серийной продукции начнется в 2022-м.

 

События неслучайные. В ноябре утверждена программа стратегического партнерства Казахстана и России в военной области на 2019-2021 годы. Документ, который подписали в Астане министры обороны генерал армии Сергей Шойгу и Нурлан Ермекбаев, систематизирует и регламентирует широкий спектр взаимодействия (военно-техническое сотрудничество, совместные маневры, образование, подготовка кадров).

 

В Москве месяцем ранее заместитель министра обороны Республики Казахстан генерал-лейтенант Талгат Мухтаров и начальник Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ генерал-майор Александр Кшимовский договорились "сформировать консультативный механизм по координации оборонной политики России и Казахстана в виде регулярного стратегического диалога на уровне заместителей глав оборонных ведомств".

 

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и министр обороны РФ Сергей Шойгу в мае 2018 года обсудили актуальные вопросы сотрудничества двух стран в сфере обороны (включая ОДКБ), отметили эффективность межгосударственного взаимодействия в сфере ОПК. Действительно, совершенствуется Единая региональная система ПВО России и Казахстана, растет количество совместных мероприятий боевой подготовки, продолжаются поставки Астане российского вооружения на льготных условиях, и более 700 казахских военнослужащих безвозмездно обучаются в лучших военных вузах России.

 

На переговорах с министром обороны Казахстана Сакеном Жасузаковым его российский коллега Сергей Шойгу в апреле 2018 года заявил, что РФ высоко ценит вклад Республики Казахстан в урегулирование ситуации в Сирийской Арабской Республике. Астанинский процесс демонстрирует высокую эффективность.

 

Военные стандарты

 

В сфере военно-технического сотрудничества Казахстан проводит политику, ориентированную на диверсификацию поставщиков вооружений. При этом ВТС России и Казахстана вышли на уровень стратегического партнерства не потому, что так захотелось президентам Нурсултану Назарбаеву и Владимиру Путину. Новомодная в некоторых странах СНГ экономическая "многовекторность" – палка о двух концах, ибо усиливает внешнюю зависимость от нетрадиционных и непредсказуемых партнеров.

 

Переход на иные стандарты вооружений неизбежно означает смену стратегии и тактики, всей системы боевой подготовки и обучения кадров, перестройки национального ОПК.

 

То есть кардинальные военные реформы требуют колоссальных затрат – без гарантии эффективности вооруженных сил. С учетом финансово-экономической склонности Запада к "замораживанию" активов и прочим незаконным действиям в отношении партнеров, можно утверждать: Казахстан заинтересован в развитии ВТС с Россией не менее самой РФ, и лишь вместе с ней может обеспечить национальную безопасность.

 

Военно-техническое сотрудничество России и Казахстана имеет стратегический характер не только в силу общих вызовов и угроз (включая Афганистан).

 

После распада Советского Союза казахскому ОПК достались в наследство 196 оборонных предприятий (некоторые из них входили в сотню крупнейших в мире). Здесь производились советские торпеды, ракеты морского базирования, компоненты систем противоракетной обороны, вооружение для танков, системы наведения, радиоэлектронное оборудование, огромное количество артиллерийских систем и около 20 процентов боевых машин пехоты.

 

"Лихие 90-е" нанесли большой ущерб этим предприятиям, и все же технологическое ядро сохранилось. Поэтому сегодня Казахстан и Россия по стандартам вооружений близки и даже родственны, чего не скажешь о стандартах НАТО. И в ближайшие десятилетия диверсификация этой реальности не изменит.

 

В мировом рейтинге военной мощи Казахстан занимает 50 позицию из 136 и стремится к большему (еще год назад страна находилась пятью ступенями ниже). Вооруженные силы республики переоснащаются на новейшие образцы вооружения и военной техники. Верховный главнокомандующий Нурсултан Назарбаев поставил задачу - к 2020 году увеличить долю отечественной продукции военного назначения до 80%, и Россия в этом поможет.

 

Казахстан полностью обеспечивает свою армию автомобильной техникой на базе "КамАЗа", завод "Зенит" освоил производство малых ракетно-артиллерийских кораблей по российской лицензии. По соглашению с российским "Уралвагонзаводом" в Казахстане создан центр обслуживания, модернизации и ремонта основных боевых танков T-72, а также боевых машин пехоты БМП-1 и БМП-2. Безусловно, сотрудничество двух стран в оборонной сфере будет устойчиво развиваться – в прямой зависимости от спектра общих геополитических интересов в Центрально-Азиатском регионе.

Россия и Казахстан: потенциал для роста торговли далеко не исчерпан

Сб, 26/01/2019 - 01:42

Создание Евразийского экономического союза предполагало множество мер, которые упростили бы взаимную торговлю стран, входящих в него. Это и унификация таможенного законодательства, и национальный режим торговли для членов Союза в странах-партнёрах, и снятие нетарифных ограничений. ЕАЭС успешно действует не первый год, и есть смысл посмотреть, как за последний год отразилось сближение России и Казахстана в рамках этого объединения на торговые отношения двух стран.

 

Слово чрезвычайным и полномочным

 

Сотрудничество действительно развивается. Как пишет на «Интернет-портале СНГ» чрезвычайный и полномочный посол Республики Казахстан в РФ Имангали Тасмагамбетов, «Россия традиционно сохраняет лидирующую позицию среди торговых партнёров РК – её доля во внешнеторговом обороте Казахстана составляет 18,8%. По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, в 2017 г. зафиксирован существенный рост показателей взаимной торговли между двумя странами: товарооборот составил 16 млрд. долл., увеличившись на 25,6% по сравнению с 2016 годом. Товарооборот за январь-август 2018 г. достиг 11,3 млрд. долл. и вырос на 8,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года». По его словам, в Казахстане действует более 9 тысяч предприятий с участием российского капитала, что составляет более трети (37,5%) от общего числа предприятий с иностранным капиталом в РК.

 

Эту информацию подтверждает и его российский коллега, представляющий Российскую Федерацию в Казахстане, Алексей Бородавкин. «Наши страны демонстрируют впечатляющий объем двусторонней торговли – в 2018 году он достигнет порядка $19 млрд. при росте примерно 9%, – накануне новогодних праздников рассказал А. Бородавкин. – Сумма накопленных российских инвестиций в экономику Казахстана составляет $12,6 млрд. Лишь за первое полугодие 2018 года Россия вложила в Казахстан ещё $821 млн., преимущественно в обрабатывающие отрасли».

 

По словам российского посла, именно создание ЕАЭС стало причиной столь впечатляющих успехов. «Безусловно, проект ЕАЭС – локомотив экономического роста для всех стран-членов. Он позволил минимизировать падение национальных экономик в кризисный период 2015–2016 годов, а также ускорил их восстановление в 2017–2018 годах. По итогам 2017 года во всех странах объединения зафиксирован прирост ВВП (в среднем на 1,8%), а также наблюдалось увеличение объёмов торговли как внутри союза (на 26,1%), так и с внешними торговыми партнёрами (на 24,4%). Позитивная динамика сохраняется и в нынешнем году… Показательно, что с момента запуска интеграционного объединения ВВП Казахстана ни разу не показал отрицательную динамику (рост на 1,2% в 2015 году, на 1,1% в 2016 году, на 4% в 2017 году)», – отмечает он.

 

Партнёр № 1

 

Если переходить к конкретным экономическим вопросам, то доля России в казахском экспорте довольно небольшая – всего 7−10%. Как указывают эксперты, связано это с тем, что основная часть поставляемых товаров (уголь, железная руда, газ) довольно дёшевы и цены на них падают. К тому же перечень экспортных товаров у Казахстана для России ограничен из-за того, что сырьевые экономики обеих стран схожи по своей структуре.

В то же время для Казахстана Россия является основным источником импорта, доля РФ в котором достигает 30−40%. При этом для самой России доля экспорта в Казахстан составляет всего 3% от общего объёма продаваемой за рубеж продукции. Но если убрать из российского экспорта сырье, то для ряда несырьевых отраслей (например, автомобилестроение или молочная промышленность) Казахстан является основным экспортным рынком. В целом РК потребляет примерно 15−20% российского несырьевого экспорта.

 

Несмотря на мощное проникновение китайской продукции на мировые рынки, Россия остаётся главным торговым партнёром Казахстана и опережает Китай с отрывом в 20−40%. К примеру, по данным ИА «Регнум», товарооборот с Россией в 2014 году был $21 млрд., а с Китаем – 17, в 2015 году – $14,5 и $10,5 млрд. соответственно, в 2017 году – $11,4 и $4,7 млрд.

 

Снижение год от года приведённых цифр вызвано вовсе не снижением взаимного интереса к рынкам рассматриваемых стран. В них отражаются сложные процессы, связанные с падением курсов национальных валют РФ и РК из-за введённых против России санкций: мы живём в глобальном мире и казахстанские партнёры ощущают на себе трудности, которые испытывает Россия. Кроме того, и Москва, и Астана проводят активную политику дедолларизации своих экономик. Тем более, по данным обоих послов –  казахстанского и российского, 2018 год показал существенный рост товарооборота между Россией и Казахстаном.

 

Сотрудничеству способствуют и совместные предприятия. Причём на 1 ноября 2018 года в РК было зарегистрировано 9952 СП, в числе которых действующими значится 6138, что составляет 35,4% от общего числа действующих юридических лиц с иностранным участием (первое место среди всех стран-партнёров). Из них 47 крупных – 17,0% от общего числа крупных юрлиц с иностранным участием (второе место после Нидерландов, создавших в РК 86 крупных СП).

 

Самыми «громкими» совместными проектами являются инфраструктурные – действующий Каспийский трубопроводный консорциум от месторождения Тенгиз в Казахстане до порта Новороссийск в России (24% в нём принадлежит РФ, 19% – Казахстану, 15% – корпорации «Шеврон»), а также планируемые к разработке месторождения нефти и газа на Каспии – Имашевское (на Прикаспийской равнине), Центральное и Хвалынское (акватория моря). 86 средних российско-казахстанских СП составляют 26,8% от общего числа средних юрлиц с иностранным участием (на втором месте Нидерланды с 64 компаниями). 6005 малых – 35,9% от общего числа малых юрлиц с иностранным участием, (второе место у Турция с 1600 компаниями). То есть для казахстанского бизнеса Россия является корпоративным партнёром № 1.

 

Сосед соседу помогает

 

Такое положение дел обусловлено географической близостью Казахстана к мощному индустриальному Уральскому региону и Западной Сибири. Казахстан имеет с Россией самую протяжённую в мире непрерывную сухопутную границу в 7,5 тыс. км, вдоль которой расположено 7 казахстанских и 12 российских регионов, и сотрудничество между этими регионами, без малейшего сомнения, оказывает мощное влияние на экономические связи двух стран. Причём сотрудничество на всех уровнях, от частных инициатив граждан РФ и РК до межгосударственных проектов и контрактов.

 

Особое значение для экономики Урала, со времён Петра I называемого опорным краем державы, является торговля вооружениями, и поставки военной продукции Казахстану занимают заметное место в экспортном портфеле уральских оружейников. Но поскольку это отдельная, очень ёмкая тема, подробно на ней останавливаться не будем. Продукцию уральских промышленных гигантов и предприятий «калибром» поменьше охотно покупают в РК: трубы, грузовики, тракторы, оборудование для пищевой промышленности, другое промышленное и сельскохозяйственное оборудование. Вплоть, повторимся, до частных инициатив граждан и предпринимателей по доставке с Урала мебели, срубов и комплектов дачных домиков и бань. Машины, груженные этими товарами, совершенно не редкость на международном пограничном переходе в районе города Троицка Челябинской области, через который идёт основной поток грузового автотранспорта с Урала в Казахстан и обратно.

 

Уже в первом квартале 2018 года товарооборот между Казахстаном и Челябинской областью вырос на 20%. За 6 месяцев прошлого года экспорт муки из Костанайской области в Челябинскую вырос на 22%, молочной продукции – на 7%, а растительного масла – в 8 раз. Сейчас на территории Челябинской области работает 130 компаний, открытых совместно с казахстанцами, а правительство двух упомянутых областей разработали дорожную карту развития новых экономических направлений для активизации экономического сотрудничества между регионами.

 

На проходившей в конце декабря 2018 года в Оренбурге международной экспертной площадке «ЕАЭС сегодня и взгляд в будущее» заместитель министра культуры и внешних связей – начальник управления международного сотрудничества Оренбургской области Александр Калинин привёл данные о том, что за 9 месяцев 2018 года внешнеторговый оборот региона с Казахстаном вырос на 21,5%, что опережает общий рост внешнеторгового оборота области (14,3%). При этом, как считают уральские эксперты, ещё более существенный рывок в двусторонней торговле произойдёт после того, как в регионе начнутся работы по созданию инфраструктуры транспортного коридора Китай – Западная Европа в рамках Нового шёлкового пути.

 

Ещё в 2015 году российский президент назвал Свердловскую область одним из лидеров экономического сотрудничества с Казахстаном. В конце 2018 года «Уралмаш» заключил с казахстанскими угольщиками контракт на экспортную поставку мощных электромеханических карьерных экскаваторов. А екатеринбургские машиностроители – контракт на создание в Костанае предприятия по производству лифтового оборудования. Не отстают от соседей и челябинцы, у которых товарооборот с соседней страной в первой половине прошлого года вырос на 5% и достиг $1,4 млрд.

 

***

 

Несмотря на сложные времена, которые сегодня переживают и Россия, и Казахстан, созданием Евразийского экономического союза был заложен и уже реализуется гигантский потенциал экономического сотрудничества соседних государств. Результаты 2018 года показывают, что снятие барьеров благотворно сказывается не только на взаимной торговле обеих стран в целом, но и на сотрудничестве отдельных регионов. И потенциал дальнейшего взаимного развития далеко не исчерпан.

Враги Кадырова нашли союзников для борьбы с «проклятой рашкой» в Беларуси

Сб, 26/01/2019 - 01:23

«Как и 23 года назад, Чечня продолжает оставаться костью в горле России. И вполне возможно, именно от этой кости умрет в муках старый и безнадежно больной русский медведь». Угадайте, откуда взята эта цитата?

 

Наверняка вы сразу подумали про какой-нибудь заблокированный Роскомнадзором сайт. Отнюдь. Эту толстенную русофобскую пропаганду поглощают граждане союзной Республики Беларусь через официально зарегистрированное средство массовой информации — газету «Новы Час». Её спокойно можно купить в любом киоске «Белсоюзпечати» или выписать в отделении «Белпочты». Учредитель газеты — организация «Таварыства беларускай мовы» (ТБМ). Возглавляет «Таварыства» известный депутат белорусского парламента Елена Анисим — одна из двух оппозиционных членов Палаты представителей Национального Собрания, давнишний борец за «дерусификацию» Беларуси.

 

На днях интернет-портал «Телескоп» разместил статью о том, как «Новы Час» уже на протяжении почти двух лет публикует панегирики маньякам и убийцам — активистам международного террористического подполья. По мнению националистического издания, Шамиль Басаев, Руслан Гелаев, Зелимхан Яндарбиев, Александр Музычко, Имам Алимсултанов, Джохар Дудаев не преступники, а герои, мужественные борцы с русским империализмом.

 

В заголовках красуются «великие цитаты великих людей». Например: «Ваша великорусская мечта — сидя по горло в дерьме, затянуть туда и остальных…» — изречение «демонизированного российской пропагандой» небандита-нетеррориста Шамиля Басаева, которому было «далеко до кровожадности тех, с кем он сражался». В статьях, помимо облизывания ичкерийцев, вставки из слезливых песен Тимура Муцураева. Российские солдаты, уничтожавшие бандподполье, называются «оккупантами», желавшими «разорвать» родину чеченцев.

 

Автором опусов является ранее судимый анархист Николай Дедок, который обвинялся следствием в нападении на здание посольства Российской Федерации в Минске. В 2011 году его приговорили к 4,5 годам лишения свободы по статье «хулиганство». Запад предсказуемо осудил приговор. Над Дедком взяли шефство депутаты Европарламента, а Правозащитный центр «Весна» и «Белорусский Хельсинский комитет» объявили анархиста-хулигана «политзаключенным». В августе 2015-го Дедок, вместе с группой «политзаключенных», был помилован решением президента Беларуси. После освобождения уехал в Вильнюс, откуда, вполне возможно, и строчит свои произведения про «террористов-героев».

 

Стоит отметить, что реакция самих террористов на оправдывающие их материалы белорусской прессы последовала незамедлительно. 25 января 2019 года в интернете было опубликовано заявление от имени «пресс-службы Парламента Чеченской Республики Ичкерия». В нём бандиты поблагодарили Елену Анисим за поддержку и указали на то, что якобы статьи в «Новам Часе» «о чеченских героях и борьбе чеченского народа против российских оккупантов не дают покоя кремлевским руSSистам, утопившим чеченский народ в крови».

 

Беглецы-«парламентарии» заявили о своём неприятии терроризма (угу, «генералиссимус» Ичкерии Шамиль Басаев-Бесланский и «бригадный генерал ЧРИ» Салман Радуев-Кизлярский не дадут соврать) и предложили депутату Палаты представителей Национального Собрания сотрудничество для совместной борьбы с «российской пропагандистской машиной». Ну что же, самое время инициировать создание парламентской комиссии по сотрудничеству с «Чеченской Республикой Ичкерия». Дерзайте, Елена Николаевна! Так, глядишь, и от «Исламского государства» * «падзякі» (благодарности — бел.) дождётесь…

 

Меня вся эта ситуация не столько возмущает, сколько удручает. В Союзном государстве, в республиканской газете (не в фиговом листке!) возможно публиковать по-настоящему животно-русофобские материалы. Это край. Дно. От критики российской власти и внешнеполитического курса Кремля белорусские националистические СМИ перешли к оправданию террористических методов против всего населения России (а именно этим занимались «герои Ичкерии» — или редактор ТБМовской газеты Оксана Колб полагает, что гибель детей Беслана — «священная и праведная месть муджахидов», не достойная осуждения?). И им никто не мешает транслировать подобные взгляды на население. Более того, им помогают, идут на уступки.

 

Степень наглости «Новага Часу» можно оценить хотя бы по одному красноречивому факту: первая статья про «террористов-героев» появилась всего лишь через пару недель после получения свидетельства о госрегистрации. То есть редакция была уверена, что никаких санкций она от Мининформа РБ не получит. Спрашивается, откуда такая самоуверенность? Так ли она беспочвенна?..

 

Если сейчас государственные органы Республики Беларусь не дадут никакого ответа, это будет означать только одно: националисты получили карт-бланш на дегуманизацию русских.

 

Хочется надеяться, что дело обстоит совсем иначе, и на подобные публикации белорусское государство найдет адекватный и суровый ответ. В конце концов, в этом заинтересовано оно само. Стирание границ дозволенного неизбежно ведёт к радикализации общества. Если можно «взрывать русню», то почему нельзя взрывать «белорусскую мусарню»? Если нет ничего плохого в убийствах российских «солдат-империалистов», то что плохого в убийствах «слуг лукашенковского режима»? Легитимация беспредела приведет лишь к тому, что беспредел станет белорусской реальностью.

 

***

 

…Все мы помним, как в 2011 году двое полоумных устроили взрыв в минском метро. Хоть убейте, я не могу себе представить публикацию, например, в «Новой газете» о «героях Коновалове и Ковалёве», которым «далеко до кровожадности тех, кто их расстрелял». Не могу и всё тут. Потому что тех, кто такое заявит, посадят. Надолго. А главное — за дело.

2019 год – год коренного перелома для России и мира

Пт, 25/01/2019 - 02:54

Не секрет, что США и Британия за последние годы вобрали в себя и активно приумножили всё худшее, что было в период позднего СССР.

 

Тотальную цензуру в масс-медиа, выразившуюся в угрозе увольнений сотрудников и блокировке «вредных» источников. Полный контроль над частной жизнью граждан – с момента «войны с террором», превратившуюся в бесправный самосуд.

 

Масштабную практику поощряемых доносов, когда знаки на улицах открыто призывают жителей США звонить 012 и сообщать о подозрительных действиях соседей. И, разумеется, типично американский произвол полиции и федеральных структур. В глобальной политике Вашингтон ведет себя не иначе. И это, пожалуй, главный шанс для нашей страны.

 

На глазах рушится образ США как «демократического» идеала, империи добра, прав человека, царства свободы. И это дает шанс России, ее союзникам.

 

Начавшись в 90-х годах как эпизодичные перегибы, процесс развенчания американской мечты нарастал с каждым днем. Причем нарастал не только в головах людей стран бывшего Советского Союза, но и в восприятии населения всей Земли.

 

Ключевые элементы, демонстрируемые США на экспорт, перестают быть привлекательными. Голливуд работает все более по шаблонам и все менее талантливо. А в последние пару лет, с момента начавшейся внутри США элитарной грызни между элитами,  деградация уже видна невооруженным глазом.

 

Менталитет и ретроспектива

 

Менталитет в международной политике — чрезвычайно важное понятие. Однако в советской политической науке данной проблеме не уделялось внимания в нужном ключе. Ее место, как правило, занимала государственная идеология, подразумевающая под собой единую платформу сразу для всех. В итоге, когда западные эксперты, ни на минуту не прекращавшие работу в данной области, приступили к подрыву обществ стран Варшавского договора, СССР смог противопоставить этому только силу. Коренное изменение ситуации произошло в постсоветский период и особенно во втором десятилетии 2000-х годов.

 

Современная Россия, прошедшая до крайности сложную ситуацию в ходе распада Советского Союза, оказалась в положении раздвоения «мозгов». С одной стороны, в обществе сохранялся менталитет былого величия, глобальности интересов и инерции всемогущества страны. А с другой, имелась крайняя ограниченность средств и имеющихся на руках возможностей.

 

В подобном положении наша страна быстро и активно училась, набиралась опыта и глубоко погружалась в новый для себя вопрос. В игру с позиции слабого, которая априори требовала ювелирной и вдумчивой внешней политики. Западный же мир работал в противоположном ключе. Отказываясь от многоходовых операций, действуя все более топорно, открыто, нагло и незаконно, США и страны-сателлиты постепенно закладывали в головы людей фундамент сомнений. Отторжение к проводимой пропаганде, несогласие с насильственными методами, неприятие «новых» ценностей и, в конечном итоге, вопросы к правильности выбранного пути.

 

Пока неповоротливая махина однополярного мира упивалась собственным всевластием, все подобные «мелочи» заливались деньгами. Несогласных давили, а прогнувшихся поощряли. В то же самое время, жесткая вертикаль власти в России и небольшой высокопрофессиональный костяк кадров вел страну по совершенно иному пути. С каждым новым годом страна набиралась опыта в игре на чужом поле, балансировала на грани внутреннего восстановления и компромиссов, отступала, как Суворов, назад и при этом наносила дерзкие точечные контрудары.

 

Во внешнюю среду активно посылались сигналы о том, насколько в России «все плохо», о том, что «Запад всевластен» и что Кремль даже и не думает оспаривать данный момент. От всех попыток США вызвать Москву на «честный» поединок Россия отказывалась, принимала удары по касательной, не желала уходить в подготовленную для нас самоизоляцию и периодически била в ответ. А между тем под ширмой полной покорности шли активные восстановительные процессы…

 

От слабости к вражде

 

Отвлекая противника, используя внутренних диссидентов и «пятую колонну» для обмана внешнего врага, Москва удачно убеждала Запад в том, что Россия «едва дышит». Пока Вашингтон полагал, что у него есть все необходимое для сдерживания нашей страны, реальность развивалась по иному сценарию. Убежденность в том, что Вооруженные силы России — это «ржавый хлам», а экономика — «разорвана в клочья», что общество в любой момент согласно провести стандартные сценарии «цветной» революции и Белый дом в состоянии инициировать гражданский конфликт, начала рассеиваться лишь с 2007 года. Именно тогда США впервые засомневались в истинности отчетов о внутрироссийском положении дел.

 

Ревизия быстро показала, что все отчеты диссидентов, мягко говоря, не соответствовали действительности. И потому «на всякий случай» в 2008 году была инициирована «Грузия», а в 2012-м попытка «Болотной революции» прямо в Москве. К полнейшей неожиданности Вашингтона оба сценария с треском провалились. Такое развитие событий заставило Запад в корне пересмотреть достижения и положение дел в России. Тогда-то и выяснилось, что под прикрытием дезинформации в стране шли активные положительные изменения и в первую очередь — в военном ключе.

 

Для решения данного вопроса предполагалось сделать качественный рывок в реализации плана по окружению России. Стратегия позиционных районов ПРО на фоне «глобального обезоруживающего удара», призванного перехватить ответный пуск российских ядерных ракет, была ускорена и планировалась к окончательному развертыванию уже к 2018 году. Для этого необходимо было всего лишь подвести силы НАТО вплотную к российской границе.

 

События на Украине с целью размещения на ее территории военных баз НАТО и США, замещения российского военного флота на морские группировки НАТО, и прочие заранее приготовленные меры пришлось запускать гораздо раньше, чем планировалось. Политическая составляющая, ввиду огромного опыта, прошла на ура, а вот ключевые военно-политические цели провалились.

 

Вместо передислокации армии и флота США и НАТО к российской границе и Черному морю, российские Вооруженные силы отбросили западные к противоположной стороне Средиземного. Юго-западный фланг НАТО был взят под российский «контроль», а позже под прицелом оказался и весь юг враждебного нашей стране альянса.

 

Глобальный передел рынка энергоносителей, рукотворное раздробление Европы руками мигрантов, создание управляемых террористических армий, являющихся идеальным инструментом, устойчивым к стратегическим вооружениям, давление на Россию и Китай, вкупе с прочими задачами, также оказались сорваны, но уже сирийскими успехами Москвы.

 

Далее последовал 2018 год, год удивительного перелома в стратегическом балансе. Год подготовки страны к экономическому и технологическому рывку, а также период состоявшегося военного прорыва. Планы США выйти из договора РСМД и СНВ лишь подтвердили провал былых сценариев окружения России.

 

Таким образом, пока наша страна училась действовать качеством и продуманностью своих шагов, Запад шел в противоположном направлении. Будучи полностью уверенными в том, что «конец истории» уже наступил, Вашингтон все эти годы отбрасывал качественные методы в угоду силовому решению проблемы. Сложности заливались деньгами, несогласных давили, оппонентов принуждали военными методами, грабили слабых, а пропаганду сделали топорной и тотальной. Законы нарушались без всякой оглядки на мнение прочих государств, мораль и Международное право.

 

Как следствие, англосаксонский менталитет впервые за долгие годы скинул маски и на всю планету показал, что США и Британия определяют свою политику не добром и злом, а исключительно силой и слабостью. За годы, пока Россия не покидала второй план, страны Запада быстро скатились обратно к колониальным моделям управления. Лидеры ЕС беззастенчиво эксплуатировали Африку и Ближний Восток, а США делали то же самое со всем миром.

 

Слом парадигмы

 

Шли годы, и подобная политика в конечном плане привела к масштабному росту встречного недовольства. В тот момент он не рассматривался Западом как проблема, но продолжалось это лишь до тех пор, пока у США на мировой арене не появилась альтернатива…

 

Поначалу Россия — была слаба. Китай соблюдал сделку с Западом ради сохранения роли фабрики мира, технологического придатка и экспортера, а Европа была согласна на все, если имела достаточную долю от экономического мародерства. Мнение прочих государств не спрашивал никто. Ближний Восток пылал, Африка вновь превратилась в одну большую «рабскую» колонию, где с помощью рукотворных конфликтов и ошейника из финансовой узды все также осуществлялся внешний контроль со стороны западных спецслужб, ЧВК и корпораций. Два десятилетия, вплоть до 2014 года, США активно повторяли историческую ошибку любой империи — теряли голову от собственной власти и не считались ни с чем.

 

В результате, когда на геополитической арене появилась Россия, Запад эту угрозу недооценил. А между тем мир жаждал альтернативы, противовеса, способного защитить его отдельные элементы от рук США. Единственное, что необходимо было сделать нашему государству, это доказать, что Россия способна такой альтернативой стать.

 

В 2012 году Москва продемонстрировала, что возможность противостоять Западу на поле мягкой силы в ее руках. Страна оказалась в состоянии не допустить переворот и революцию по лекалам «цветного» стандарта, а значит — в достаточной мере укрепила власть. Как только это стало ясно Пекину, Китай мгновенно сделал свой первый шаг. Колоссальный проект газопровода «Сила Сибири» начал прорабатываться комиссиями обеих стран. Стратегическому союзу мешала лишь перспектива обострения отношений с Америкой и неуверенность КНР в том, что Россия сумеет справиться с ростом внешнего давления.

 

Лишь спустя два года Москва доказала, что способна преодолеть и этот сценарий. 16 марта 2014 года Россия вернула Крым, а уже в мае 2014-го проект общей стоимостью строительства в 70 млрд. долларов был подписан сроком на 30 лет. Общий контракт между Китаем и Россией на сумму в 400 млрд долларов стал возможен только после того, как Москва доказала КНР, что в состоянии начать игру будучи суверенной и способной сдержать агрессию врага.

 

Учитывая это, вполне ясно, что сближение Москвы и Пекина — не просто бизнес-проект. Пойдя на этот шаг, Китай и Россия осознанно наносили удар по стратегии США на Ближнем Востоке. По попыткам изолировать КНР от его энергетических ресурсов и начать дестабилизацию России через Среднюю Азию и Северный Кавказ. По итогам данного соглашения Москва становилась стратегическим партнером Китая, а сам контракт выводил отношения обеих стран на новый уровень. Приход России в Сирию был определен уже тогда.

 

В дальнейшем, чем больше укреплялась наша страна на международной арене, тем большее число задавленных США государств выстраивались в очередь ради того, чтобы получить защиту и поддержку. Новая геополитическая альтернатива, способная в экономическом альянсе с КНР превратить международную арену в многополярный мир, вышла на сцену. И именно поэтому Британия и США бросились оказывать против России столь «необъяснимо» массовое давление.

 

С глобальной точки зрения наша страна действительно эпицентр всех их проблем, поскольку исторически всегда являлась финальной преградой на пути любой глобальной империи. Без России самостоятельность Китая будет ограничена, разброд и шатание в стане союзников — прекратятся, а перезагрузку мировой финансовой системы можно будет провести в любой момент. Делать это нужно было еще вчера, но план провалился.

 

За четыре года после возвращения Крыма добиться желаемого не удалось, а стена, искусственно созданная между Европой и Россией, — истончилась.

 

Москва доказала, что способна одновременно вести игру на нескольких фронтах, добиваться успехов на Ближнем Востоке и вести сближение в Азии, восстанавливать отношения в Евросоюзе и пробивать информационную изоляцию внутри самих западных государств.

 

2019 год

 

Попытки США решать проблемы «слоновьими» методами открыли для нашей страны в текущем году новые возможности. Для отношений России и ЕС наступающий период также станет переходным. На повестку дня резко повлияют грядущие выборы нового Европарламента, смена состава Еврокомиссии, уход Ангелы Меркель, а кроме того, смена председателя Европейского совета. Развязка кризисов внутри ряда европейских стран, история Брексита и предреволюционная ситуация во Франции также прояснят массу нужных вещей.

 

В мае этого года друг с другом столкнутся различные представления о будущем соседней с нами Европы: сильные позиции правых, выступающих за сближение с Москвой, и дикие сценарии ультралевых — от которых в ЕС устали буквально все. США продолжат попытки расчленения Европы, что с учетом их методов вполне может открыть новые возможности и для нас.

 

В глобальном смысле борьба элит внутри Америки окажет наибольшее влияние на российско-западные отношения. Поскольку именно Россия останется в 2019 году ключевым фактором их внутриполитической дилеммы. Демократы, установившие контроль над палатой представителей Конгресса, будут стараться изобрести все новые способы давления на курс Трампа и его идеи сближения с Москвой, а позиции национальных элит определят, продолжат ли США нагнетать давление на Китай или изменят ситуацию.

 

Однако самое главное, чем будет примечателен 2019 год, произойдет не вне, а внутри нашего государства. Речь идет о грядущих шести годах, которые могут стать периодом технического прорыва и национальных проектов страны. Поворотом от внешнеполитического курса к работе внутри России.

 

Запрос общества на стабильность, вызванный потрясениями 90-х, потерял свою актуальность. Выросло новое поколение, новый призыв социума — на развитие — был услышан.

 

Свою реализацию он начнет в 2019 году. 28 триллионов рублей на ближайшие 6 лет выделены на грандиозные внутренние национальные проекты. Именно они призваны запустить переустройство и пресловутый рывок страны.

 

Ярким свидетельством того, что данные проекты выходят далеко за границы популистских заявлений, является тот факт, что деньги давно готовы, а ответственность за исполнение грядущих решений будет строго индивидуальной. На Федеральном уровне персональную ответственность понесут вице-премьеры, далее — министры, а на уровне регионов — непосредственно губернаторы. Нацпроекты — и есть главный аспект 2019 года, делающий его по-настоящему переломным.

 

Россия укрепила свои внешние рубежи, защитила себя первоклассной армией, сформировала союзы, создала боевые возможности, ставящие крест на попытках США радикально решить «российский» вопрос, внедрила в жизнь стратегический задел, нивелировала угрозу управляемого террора. А накопив огромные финансовые резервы, останавливающие Запад от попытки массового давления на страну, Россия разворачивает успехи внешней политики на внутренние рельсы.

 

От того, как будет реализована эта глобальная инициатива, будет зависеть все. Если рывок не состоится — для России это станет началом конца. Если же произойдет успешно, стратегия Запада по психологическому давлению на общество провалится, люди увидят улучшающуюся реальность вокруг себя, и Россию будет ожидать расцвет нового будущего.

Каким странам Центральной Азии нужны учителя из России

Пт, 25/01/2019 - 02:45

Со времен СССР одним из факторов скрепления дружбы между народами Центральной Азии стал русский язык. На его основе была построена единая культура, образование, наука всех проживающих на территории Союза национальностей.

 

После распада СССР практически все государства Центральной Азии встали на путь самоидентичности и уклона в сторону национальных языков и традиций.

 

Практически во всех странах региона были приняты законы о языках, где провозглашалось первенство местных языков. Кое-где алфавиты на основе кириллицы стали заменяться латинскими алфавитами, организовываться терминологические комитеты по замене заимствований из русского языка национальной лексикой.

 

Статус русского языка

 

В плане законодательного закрепления статуса русского языка в Центральной Азии также сложилась неоднозначная ситуация. В качестве государственного языка – русский язык не получил статуса ни в одной стране. Но в Кыргызстане и Казахстане он закреплен в качестве официального. А согласно Конституции Таджикистана русский язык является языком межнационального общения. В Узбекистане и Туркменистане статус русского языка в конституциях не обозначен вообще никак.

 

Постепенно роль русского языка в регионе на законодательном уровне стала уменьшаться. Однако язык никуда не исчез и продолжал быть скрепляющим элементом для населения. Между собой люди как общались на русском языке, так и продолжали общаться, смотреть российские телеканалы, читать газеты и книги, учиться, ездить на заработки в Россию.

 

В поисках учителей

 

Однако уровень знания русского языка у молодого поколения снижается. Это повлияло на многие аспекты жизни общества. Начались трудности у трудовых мигрантов, студентов, которые либо приезжали учиться в Россию, либо обучались в международных вузах в своих странах, в которых приняла участие Россия.

 

Чтобы решить эту проблему, в 2017 году руководство Таджикистана обратилось к России, чтобы та направила в школы республики учителей русского языка, литературы, математики, физики, химии и информатики.

 

К первому сентября того же года в Таджикистан из России уже было направлено 34 преподавателя по различным предметам. К тому же они привезли с собой несколько тонн учебников. К 1 сентября 2018 года их число возросло до 50.

 

На основе этого Минпросвещения России совместно с правительством Таджикистана стали работать над проектом создания пяти крупных школ, где преподавание будет вестись на русском языке.

 

Гуманитарный проект

 

Увидев успех такого гуманитарного проекта российское министерство заявило, что готово к реализации подобных проектов и в других странах. А глава МИД РФ Сергей Лавров прямо заявил, что Россия готова отправить своих учителей в Узбекистан и Кыргызстан, поскольку оттуда имелись соответствующие запросы.

 

В конце марта 2018 года председатель Сената Узбекистана Нигматилла Юлдашев заявил о нехватке русскоговорящих учителей в школах республики. Он отметил, что проблема касается не только преподавания русского языка и литературы, но и изучения школьниками таких дисциплин, как математика, физика, биология.

 

Поразмыслив, Министерство образования Узбекистана отказалось от идеи приглашать к себе учителей из России. Официальной мотивацией такого шага стало то, что в Узбекистане большое количество школ с русским языком обучения, поэтому охватить их все будет крайне сложно. В качестве альтернативы узбекская сторона предложила увеличить число учителей, которые будут направляться в Россию на курсы повышения квалификации, а также на подготовку в Российских центрах на территории Узбекистана.

 

Что касается Кыргызстана, в Министерстве просвещения России заметили, что когда Кыргызстан предоставит список школ и предметов, по которым нужны учителя, тогда и начнется решение вопроса. Однако пока такого запроса от республики не поступало.

Зельва: в истории войн такого не было. Об этой трагедии 1941 года знают немногие

Пт, 25/01/2019 - 02:39

Давным-давно все это закончилось и изрядно уже подзабыто. Помнят разве что очень въедливые историки да… Впрочем, уже никаких «да». Ни участников, ни очевидцев в живых, увы, не осталось. Только историки. Да и то далеко не все, а только самые посвященные в эту скорбную тему… Самые въедливые… Человек пять-шесть от силы наберется. Ну разве что еще письма да редкие воспоминания сохранились тех, кто прошел через этот ад – ад первых дней войны... Однако Юрий Бондарев писал в романе «Тишина»: «Как это просто – сделать вид, что ничего не было. Прошлого не вернуть. Мертвых не воскресить. Но иногда забыть означает струсить, а смолчать – означает предать».

 

Всемирно известная оборона Брестской крепости затмила (в силу ряда причин) другие не менее яркие и значимые подвиги советских солдат, совершенные в первые дни и недели Великой Отечественной войны.

 

В конце июня 1941 года на стратегическом шоссе Белосток-Волковыск-Слоним разыгралась еще одна героическая трагедия, по трагизму, жертвенности и мужеству равнозначная Бресту, а по масштабу и боевому эффекту, превосходящая его. Это – Зельва, зельвенская переправа, зельвенский прорыв.

 

Зельва – старинное местечко на древнем тракте, ведущем из глубины Польши в недра России, через Белосток, Слоним, Барановичи, Минск – к Смоленску и Москве. Зельва стоит на западном берегу неширокой, но очень болотистой реки Зельвянке. Именно эта река, впадающая в Неман, стала водоразделом жизни и смерти для десятков тысяч советских солдат...

 

Когда говоришь о Зельве, как рефрен повторяешь – никогда доселе в истории войн не было такого... Никогда доселе в истории войн не было такой массы войск, двигавшихся по одной дороге. Полки, дивизии, корпуса трех армий заполняли шоссе так, что немецкие воздушные разведчики не видели начала этого исхода даже с высоты авиаполета. «Это намного превышает шестьдесят километров», – с тревогой сообщали они в своих донесениях. Во всю ширину дороги двигались грузовики и танки, колонны пехоты и кавалерии, тягачи с орудиями и санитарные фургоны, телеги с беженцами и машины с армейским имуществом... Это был великий кровавый исход из стратегической западни «Белостокского выступа» – глубоко вклинившейся в германскую территорию новой белорусской области. Сотни тысяч людей двигались на восток из Белостока в Слоним по стокилометровому участку шоссе, пока не остановились в Зельве перед взорванными мостами...

 

Никогда доселе в истории войн не было столь убийственного избиения войск с воздуха.

 

Немецкие пикирующие бомбардировщики совершенно безнаказанно налетали волна за волной. Спасения от них не было ни в кюветах, ни в придорожных кустах, ни в перелесках. На сто километров обочины этой дороги были едва ли не сплошь устланы телами погибших, завалены остовами сожженных машин, сгоревшими танками, искалеченной техникой.

 

Такого кровавого исхода в истории войн еще не было.

 

Вермахт попытался перекрыть путь этому человеческому потоку, используя Зельвянку, как естественную преграду. Из «белостокского мешка» был только один выход – через «горловину» Зельва-Слоним. И эту горловину немцы изо всех сил пытались затянуть потуже.

 

Никогда доселе в истории войн не было такой ярости, с какой брошенные на произвол судьбы войска прорывали вражеские заслоны. Немецкие врачи, обследуя трупы своих солдат, с ужасом отмечали, что у некоторых были перегрызены горла. Зубами! Таков был накал ярости, отчаяния и гнева.

 

Никогда доселе в истории войн не было и такой кавалерийской атаки: сабельные эскадроны мчались на пулеметный батальон немецких мотоциклистов. Лавина огня в пятьдесят (50!) пулеметных стволов встретила казачью лаву. Конники рубили мотоциклистов, а всадники механических «коней» косили все живое, что попадалось в их прицелы. Пулеметы молотили со скорострельностью 600 выстрелов в минуту.

 

«Страшнее никто ничего не видел. – писал в дневнике немецкий офицер. – Ржанье лошадей. Нет, это не ржанье – лошади кричат, кричат от боли рвущейся на куски плоти.

 

Падают, давя, сбивая с ног друг друга, усаживаются на прошитые пулеметами зады, судорожно молотя воздух передними копытами. "Огонь!" Надо кончать это дело. Кончать.

 

Тем, кто находится у противотанковой пушки, легче – танки, по крайней мере, не вопят».

 

Смысл тех атак мы постигаем до сих пор... Публичное молчание о Зельве, о зельвенском прорыве длилось семь десятилетий. Историки знали об этом, но партийные идеологи не усмотрели в боях под Зельвой ничего героического; посчитали ее черным пятном в летописях победоносной Красной Армии. Но это далеко не так. Подвигом, равнозначным обороне Брестской крепости было то, что войска в, казалось бы, безвыходном положении – без связи и общего командования, находясь под постоянными ударами с воздуха, сумели сплотиться и провести комбинированный удар по немецкий заслонам, собрав в единый кулак пехоту, танки, кавалерию и даже два бронепоезда.

 

Ценой огромных потерь обреченные бойцы все же сумели вырваться из стянутой горловины «белостокского мешка». Разгромили 107-й немецкий пехотный полк и потрепали другие части и вышли, пусть без тяжелой техники, к своим, приняли потом участие в последующих боях. А полегший казачий полк сумел сохранить свое знамя. Спрятанное под мостом через Зельвянку, оно сохранилось до наших дней, было найдено и передано в Минский музей Великой Отечественной войны.

 

Итак, Зельва... Это было своего рода Бородинское сражение, исход которого каждая сторона до сих пор трактует по-своему.

 

Бесспорно то, что Зельвинское сражение значительно задержало продвижение танковых клиньев к Москве. И если бы не оно, то возможно, не было бы потом ни Сталинградской битвы, ни Курской дуги, ибо все было бы, как изначально планировал Гитлер – закончить войну в три месяца.

 

Но там на Зельве, в Бресте, под Гродно наши солдаты, безвестно полегшие в белорусских полях и лесах, сделать ему это не позволили.


«Белостокский балкон»

 

«Белостокский выступ» или, как его называли немцы «белостокский балкон», вторгшийся перед войной в силу своей географии на сотни километров вглубь территории Германии (генерал-губернаторства), конечно же, соблазнял советских стратегов возможностью нанесения удара прямо по Варшаве. Всего сто километров от границы. Отсюда же открывалось стратегически выгодное направление и в Восточную Пруссию.

 

Вобрав в себя самую мощную в Западном Особом Военном округе 10-ю армию, куда входили и самый боеспособный 6-й мехкорпус, и самый лихой – тоже 6-й – казачий кавалерийский корпус имени И.В. Сталина «белостокский выступ» нависал над вероятным противником, как занесенный кулак, облаченный в стальную перчатку с шипами.

 

Разумеется, советское командование понимало, сколь уязвим этот кулак, ведь его легко было перехватить в запястье, то есть у самого основания выступа – южного (Брест) и северного (Гродно). Тогда бы дверь на «балкон» была напрочь захлопнута. А если охват танковыми клещами произойдет еще глубже, то была бы блокирована и вся «квартира».

 

В высоких штабах рассматривали два варианта – охват выступа и всех входящих в него сил в районе Слонима или Барановичей (это малый котел), или же второй вариант: немцы сомкнут свои клещи под Минском. Это большой котел. Полагали все же, что немцы решатся только на малый котел. Поэтому заблаговременно усиливали фланги выступа, отчего войск на «балконе» становилось еще больше. Считали, что приграничные войска не позволят немцам окружить белостокский выступ, а его главные силы сами собой выйдут из него на оперативный простор, устремившись в атаку на Варшаву, как это предписывал план, спущенный из Москвы.

 

При этом бралось в расчет то, что, во-первых, перед началом войны будет пусть и небольшой, но некий временной интервал, так называемый «угрожаемый период», когда можно успеть привести войска в полную боевую готовность и, во-вторых, то, что когда вся огромная масса советских войск, сосредоточенная близ западной границы, начнет активные действия, немецкие войска непременно увязнут в приграничном сражении. Возможно, не надолго, на два-три дня, но этого хватит, чтобы подтянуть мощные резервы из тыла и нанести удар с прорывом на вражескую территорию.

 

Именно эта вера в непременный «угрожаемый период» и в непременное «приграничное сражение» и стала роковым стратегическим просчетом Наркомата обороны и Генерального штаба.

 

Сталин считал, что война не начнется без внешнего повода, которым может послужить любая провокация (отсюда и этот энергичный посыл – «не поддаваться на провокации!»). В самом деле, если для того, чтобы напасть на Польшу Гитлеру потребовалась провокация с радиостанцией в Гляйвице, как и самому Сталину для нападения на Финляндию понадобилась провокация с обстрелом нашей деревни Майнила, то для нападения на СССР тем паче нужен весомый и убедительный для германского народа, как и всей мировой общественности «казус белли». Ведь Советский Союз – это не Польша и не Финляндия, огромная держава, с ней надо считаться подобающим образом. Поэтому «угрожаемый период», в который Гитлер предъявит свои претензии к советскому руководству или посол передаст ультиматум, казался совершенно обязательным. А раз так, то дивизии, корпуса и армии РККА, выведенные в угрожаемый период на позиции наверняка встретили бы вермахт во всеоружии, и немцы завязли бы в приграничных боях в соответствии с предначертаниями советских стратегов.

 

Возможно, так бы оно и было, если войска и в самом деле, оказались бы в роковой день и час на назначенных рубежах. Но советские войска в роковую ночь, как известно, оказались в казармах, летних лагерях, на строительных работах, и танковые клинья, не встречая особого сопротивления, которое должно было бы обречь их на затяжные приграничные бои, оставив опасную зону за кормой своих бронированных машин, ринулись в «междустенное пространство» – между бетонной стеной «линии Молотова» (недостроенной) и стеной «линии Сталина» (разоруженной). Так пуля, не встретив сопротивления бронежилета, впивается в тело, рвет ткани и движется навстречу сердцу. А тут сразу две «пули», сразу два ударных танковых кулака (2-я танковая группа генерал-полковника Гудериана и 3-я танковая группа генерал-полковника Гота), обе шли кратчайшим путем к сердцу – к Москве, одна по варшавскому шоссе – Брест-Барановичи-Минск-Смоленск, другая прокладывала себе путь севернее – Гродно-Волковыск-Слоним-Барановичи-Минск-Смоленск.

 

Танковые клещи сомкнулись вовсе не там, где предполагали советские генералы – под Слонимом или Барановичами, они пошли на большой охват и соединились под Минском. Потому что не было никакого «угрожаемого периода» и соответственно не успели завязаться упорные приграничные сражения. Это был стратегический просчет номер два. Первый же стратегический просчет состоял в том, что ни Тимошенко, ни Жуков, ни Сталин, ни весь штабной генералитет (кроме маршала Шапошникова) не смогли правильно оценить место главного удара немецкой армии и время, в которое он будет нанесен.

 

Сталин наделял Гитлера обычным человеческим здравомыслием. Не будет фюрер начинать войну на два фронта. Гибельность такого пути для Германии доказала недавняя Первая мировая, о которой Гитлер знал не понаслышке.

 

И второе: Гитлер не осмелится наносить удар по кратчайшему направлению к цели, ибо кратчайшее направление на войне чаще всего проходит кружным, обходным путем. Обходной путь, по мнению Сталина, пролегал южнее полесских болот, то есть через Украину. Именно туда на второй день войны вылетел будущий маршал Жуков, в штаб Юго-Западного фронта, который находился в Тернополе. А лететь-то надо было в Минск, поскольку Гитлер нанес свой главный удар по кратчайшему направлению на Москву.

 

Нанес там, где его меньше всего ждали. Да еще там, где московское направление прикрывала самая малочисленная из всех трех армий Западного фронта – 4-я армия генерала Коробкова.

 

Трудно винить штабистов, что они не угадали направление главного удара. Гитлер в своих решениях был непредсказуем даже для своих генералов. Направление главного удара он менял несколько раз, как и дату нападения на СССР. Но от этого не легче.

 

«Белостокский балкон» рухнул на третий день войны. Точнее, его просто оставили, чтобы не остаться в нем навсегда. Белостокский выступ, в котором располагались советские войска, имел форму бутылки с горлышком на восток и опирался на единственную дорогу Белосток–Слоним. От Волковыска и начиналось это спасительное «горлышко», в которое устремились все пять корпусов 10-й армии, самой крупной и мощной на все Западном фронте.

 

К 25 июня уже стало ясно, что охват немецкими войсками Белостокского выступа грозит войскам советского Западного фронта полным окружением. Около полудня 25 июня советские 3-я и 10-я армии получили приказ штаба фронта на отступление. 3-я армия должна была отступать на Новогрудок, 10-я армия – на Слоним. 27 июня советские войска оставили Белосток. Чтобы сохранить пути отхода, они вели бои в районе Волковыска и Зельвы.

 

Однако 28 июня немецкие войска заняли Волковыск. Некоторые немецкие дивизии перешли к обороне «перевернутым фронтом» на рубеже Слоним, Зельва, Ружаны. Таким образом, пути отхода 3-й и 10-й армий были перерезаны, а войска, сумевшие отойти из Белостокского выступа, оказались в окружении в нескольких «котлах» между Берестовицей, Волковыском, Мостами, Слонимом и Ружанами....»

 

Белостокский кровосток

 

Зельва… До июня 1941 года этот старинный живописный городок жил своей самобытной жизнью, о которой ничего не знали в Москве, и о которой ничего не хотели знать в Берлине. Но уже 25 июня Гитлер вынужден был отыскать на карте это загадочное название – Зельва. Именно здесь, на берегах реки Зельвянки, намечалось совершенно незапланированное им сражение.

 

В Зельве накапливались огромные силы РККА, уходившие из «белостокского выступа» и готовые вот-вот прорвать мощный заслон вермахта. Фронт зеркально повернулся: русские наступали с запада, а немцы обороняли восточное направление.

 

Зельва стала плотиной, где стихийно сбивались в одну безначальную толпу прибывавшие с запада красноармейцы всех родов войск, а также множество грузовиков с ранеными.

 

Измотанные угрюмые люди подчинялись только своим ротным или батальонным командирам, а некоторые и вовсе сбивались в свои ватаги, где собирались сослуживцы по рассееянным полкам.

 

Таким войском особенно не покомандуешь. Опасно было призывать к порядку, размахивать наганом, орать, требовать. В смельчака могли пальнуть из толпы, и не только озлобленные солдаты, но и немецкие диверсанты, переодетые в красноармейские гимнастерки с петлицами.

 

Их немало было вброшено в отступающие колонны. Однако рисковые командиры все же находились. Сегодня известны их имена. Самым первым попытался придать переправе организованный вид майор госбезопасности Сергей Бельченко. Он запомнился многим, в том числе и военинженеру 3 ранга Петру Палию, который так описал его в своем дневнике: «У выхода на мост была сильная охрана под командой какого-то полковника, смелого и решительного человека, установившего строгий контроль и очередность в пропуске на мост желающих перебраться на другую сторону. Полковник, моложавый, высокий и удивительно красивый человек, сказал: «Мост немцы уничтожать не намерены, для себя его сохраняют, это ясно. Если бы хотели разрушить мост, могли бы это сделать при первом же налете. У них другая тактика, каждые 15–20 минут, во всяком случае по вчерашнему опыту, налетает пара “мессершмитов” и обстреливает из пулеметов. Там, под мостом, и дальше, по ту сторону, много уже и машин покалеченных, и людей побитых. По этому мосту переправиться можно, даже ЯЗ'ы и ГАЗ'ы проходят по шпалам, но нужно в ритм их налетов попасть. Днем мало желающих. Если хотите рисковать, могу пропустить вашу колонну, начиная с десяти утра...» Этим «полковником» и был майор госбезопасности Бельченко, у которого в петлицах был «ромб», как у армейского комбрига.

 

Впрочем, Бельченко и сам спустя много лет рассказал о зельвенской переправе: «Война – жестокая штука.

 

На одной из дорог я увидел мертвую женщину. По ней ползал живой годовалый ребенок. Машины проезжали мимо, и никому не было дела до этой трагедии. Я приказал своему водителю остановиться. Ребенок плакал. Увидев санитарную машину, следовавшую на восток, я вышел на дорогу и поднял левую руку. В правой руке держал маузер так, чтобы шофер «санитарки» видел его.

 

Это была крайняя мера, но иначе я поступить не мог.

 

Машина оказалась забита ранеными красноармейцами. Я попросил шофера взять ребенка. Однако он наотрез отказался. Тогда я сказал ему, что, не сходя с места, расстреляю его, как не выполнившего приказ старшего по званию. Поглядев мне в глаза и поняв, что я, несомненно, исполню свою угрозу, он молча подошел к ребенку, взял его и разместил в кабине водителя. Дальнейшая судьба этого малыша мне неизвестна.

 

На реке Зельва буквально в 100 метрах друг от друга находились железнодорожный и шоссейный мосты. Последний был взорван гитлеровскими диверсантами. Железнодорожный мост немцы не бомбили, так как, видимо, хотели использовать его в своих нуждах. Около него скопилось огромное количество автотранспорта и живой силы в расчете на переправу и по причине личной безопасности.

 

Я… создал группу по переброске людей и транспорта через железнодорожный мост. Что самое удивительное, на этом мосту стоял эшелон с арестованными поляками из числа врагов Советской власти, отправленный из Белостока. Оказалось, что машинист и его помощники сбежали. Все они были поляками. И теперь этот эшелон мешал эвакуации на другой берег реки.

 

Я встал на кузов полуторки и громким голосом крикнул в толпу, что мне нужны машинисты паровоза. Образовалась тишина. Я повторил сказанное. Ко мне подбежали 3 человека. Один оказался капитаном Красной Армии, остальные рядовыми. Я им приказал завести паровоз и немедленно начать движение. Капитан спросил: «А куда ехать-то?» Я ответил: «На восток!»

 

После этого, со второй половины дня и до полуночи, было переброшено огромное количество людей и автотранспорта на левый берег по шпалам. Машины, которые от прыжков по железнодорожным шпалам выходили из строя, я приказал сбрасывать в реку. Моя машина также была выведена из строя и сброшена в реку с середины моста. Пришлось пересесть в машину начальника НКВД по Белостокской области Фукина, которая благополучно пересекла этот злосчастный мост».

 

Все это было 23 июня. Бельченко благополучно переправился через Зельву, но и в последующие дни войска прибывали к переправе, как талые воды подступают к плотине.

 

И снова проблема: кто на сей раз возьмется командовать вооруженной ордой окруженцев? На сей раз взвалил на себя эту опасную ношу начальник разведки 10-й армии полковник Смоляков. Вместе с ним был и генерал-лейтенант инженерных войск Дмитрий Карбышев.

 

О Смолякове известно немногое, но все же. Заметка из зельвинской газеты представляет его так: «Александр Смоляков родился в 1898 году в Ростовской области. Участник гражданской войны, дважды ранен. В 1933 году в военной академии руководил курсами по тактике разведывательной работы, а вскоре был направлен в Белорусский военный округ. Накануне войны жил с семьей в Белостоке, был начальником разведотдела штаба 10-й армии. Дружил с военным инженером генералом Дмитрием Карбышевым. Незадолго до войны они вместе инспектировали строительство укреплений на западной границе. Тогда Карбышев бывал в белостокской квартире Смоляковых.

 

В первые дни войны полковник получил задание руководить отходом войск и беженцев через речку Зельвянку, на которой уцелел лишь железнодорожный мост. По свидетельству очевидцев, после нескольких дней изматывающих боев командир отряда дал приказ уцелевшим бойцам отступить, а сам остался обеспечить прикрытие. И погиб в бою предположительно 28 июня…

 

Но вернемся в Зельву 1941 года… Войска прибывали, накапливались, прорывались под водительством какого-нибудь лихого командира и снова накапливались и очередной смельчак вел их на прорыв.

 

Теперь прорываться стало намного труднее: немцы поставили мощный заслон, захватив Слоним.

 

С самого момента перехода советской границы между штабом Главнокомандующего сухопутных войск и командующим группы армий «Центр» Фон Боком шел спор о глубине охвата танковых клещей. Лишь 25 июня был окончательно утвержден план действий: танковым группам как и прежде было приказано двигаться к Минску, 4-й и 9-й армиям приказано было осуществить малые клещи в районе Белосток – Волковыск. Этот план вызвал ярость Фон Бока, так как танковые группы лишались пехотного прикрытия со стороны полевых армий, тем самым ставились под угрозу их фланги...

 

И грянул бой. Да не один, а один за другим – три яростных прорыва. Первый бросок в сторону Слонима совершили бойцы разрозненных полков, которых объединил криком, матом, наганом комбриг Сергей Бельченко. Через сутки на второй прорыв сводный батальон повел начальник разведки 10-й армии полковник Смоляков, вместе с ним прорывались и остатки штаба армии вместе с легендарным генерал-лейтенантом Дм. Карбышевым.

 

И, наконец, в самый главный бой – 27 июня – повел свои войска полковник А.Г.Молев. Это была крупная общевойсковая операция, в которой кроме пехоты, поддержанной артиллерией, участвовали танки, кавалерийский полк и бронепоезд, пришедший в Зельву из Белостока. Ожесточенность этого боя вызвала шок у немецких врачей, которые осматривали трупы своих соотечественников. Они отмечали в своих актах «случаи, когда противник перегрызал солдатам горло»… Прорыв удался лишь отчасти. Немцы сумели перекрыть единственную для 10-й армии трассу, ведущую на выход из окружения.

 

Поля сражений на военном языке – театры военных действий. На этих «театрах» разыгрывались порой жесточайшие, невиданные в истории войн трагедии. Едва ли не самая первая из них разыгралась между Зельвянкой и Щарой, между Зельвой и Слонимом.

 

Плохая тем бойцам досталась доля… Хуже просто не бывает: подставлены стратегическими просчетами под сокрушительные удары, марш по «дороге смерти» в зной и под огнем немецких самолетов, прорыв немецкого кольца, безвестная смерть в безнадежном бою либо долгое умирание в лагерях… Смерть отобрала у них все, даже имена, даже могил не удостоила…

 

Три прорыва… Как вспоминал военный инженер Палий: «Когда наша колонна подошла к окраине Волковыска, начался налет. Сперва были сброшены осветительные ракеты, которые повисли над городком на парашютах, освещая все как днем. Свет был настолько сильным, что можно было бы без труда читать. Дорога была в поле, и скрыться колонне было негде, началась паника. Инженер-генерал-майор Пузырев приказал всем машинам повернуть прямо на распаханные поля и по возможности разъехаться подальше одна от другой, а сам, в ватной куртке, надетой поверх шинели, и в шлеме, отбежал от дороги и лег у кустов.

 

Самолеты сбрасывали бомбы и еще что-то, что медленно, как блестящие в свете ракет хлопья, оседало на землю. В городе сразу начались пожары. Сразу во многих местах. Самих самолетов видно не было, так как они были выше осветительных ракет.

 

Потребовалось много времени, пока снова удалось собрать на дорогу машины. Несколько грузовиков пришлось бросить на полях, так как они безнадежно застряли в песке и грязи. Людей перегрузили, слили бензин и поснимали запасные колеса. К Зельве подошли под утро"...

 

***

 

Вот он, этот великий скорбный шлях – Волковыск-Зельва-Слоним-Барановичи... Дорога жизни между берегов смерти, между откосов, устланных мертвыми телами, вымощенными черепами. И это не метафора. Ее кюветы стали братскими могилами. Откосы – кладбищами техники. А между ними в этой теснине все же пробивался поток жизни – поток людей, спешащих выйти из западни.

 

Представляю себе состояние этих людей. Полная неопределенность. Хаос. Смятение. И каждую минуту ты под угрозой смерти от шального осколка, от прицельной пули в спину, от слетевшей с неба авиабомбы...

 

Пытаюсь представить себе состояние этих людей, не только военных, а всех, кто оказался в той ночной огненной заварухе. Страх? Да – за себя, за жен, за детей.

 

Отчаяние? Несомненно, ибо ты совершенно беззащитен. Кто-то отдавал приказы, кто-то куда-то выдвигался, занимали позиции, но чаще всего не там, где надо, без знания обстановки… Смерть нависала с неба И только аисты безмолвно взирали на всю эту суету. Они, может быть, и боялись стальных птиц, но куда деваться с насиженной кладки?..

 

Сегодня о той дороге знают разве что историки да краеведы. Сегодня от той дороги не осталось и воспоминаний. Остались. Но очень немного: раз, два и обчелся…

 

Сегодня это образцовая шоссейная трасса, идущая из Белостока через Волковыск, Зельву, Слоним в Барановичи. Вот она – красивая, ухоженная, живописно ныряющая с горки на пригорок с великолепным краснолесьем по сторонам.

 

О тех судьбоносных боях напоминает нынче разве что памятный камень, поставленный в Зельве. На нем имена генерала Карбышева и полковника Смолякова. Жаль, нет имен полковника Молева и многих других героев тех забытых боев.

 

Благодаря стараниям зельвинских краеведов и минского поисковика Александра Дударёнка, возникают из небытия все новые и новые имена, лица, факты. Но в целом покров тайны и завеса молчания все еще висят над болотистыми берегами Зельвянки.

 

Есть еще одна историческая переправа: Соловьевская. Спустя месяц после Зельвенской там разыгралась подобная военная трагедия. Но сегодня там сооружен полноценный воинский мемориал и поставлен храм в память погибших воинов.

 

Соловьевская переправа – это под Смоленском. Зельвенская – в Белоруссии. Но солдаты погибали за общую Родину и справедливость требует равного к ним отношения, достойного увековечивания памяти и тех, и других... Вот они – ожили в бронзе: бегут в атаку с винтовками наперевес, выставив штыки, которые сами собой превращаются в клювы журавлей, а полы плащпалаток – в крылья тех самых прекрасных птиц, воспетых в песне-реквиеме – «...А превратились в белых журавлей». Этот великолепный памятник (пока он существует только в эскизе) создала заслуженный художник России Елена Безбородова – «очередное, рядовое, обычное русское чудо! – Так сказал о ней поэт Михаил Ножкин. – Народное самовыражение...»

 

А я уже вижу, как маячит этот памятник над теми берегами, над тем полем, где солдаты сорок первого года превращались в белых журавлей...

 

Он обязательно там встанет. И не только в Зельве.

 

Те бойцы поступили так, как пелось в песне – «мы за ценой не постоим». За ценой не постояли. Победа осталась за нами. Будем благодарны тем, кто за нее постоял в сорок первом.

Казахская республика или назад в будущее

Чт, 24/01/2019 - 03:01

Партия «Ак жол» предложила переименовать Казахстан. Это предложение содержится в депутатском запросе, обнародованном на пленарном заседании мажилиса и обращенном к премьер-министру Бакытжану Сагинтаеву.

 

"Наряду с использованием названия "Казахстан" предлагаем рассмотреть вопрос о возвращении нашей стране официального наименования - Казахская Республика. Такую инициативу выдвинул Нурсултан Назарбаев еще пять лет назад. Считаем, что пришло время для практической реализации предложений Елбасы» - говорится в запросе, зачитанном лидером "Ак жола" Азатом Перуашевым.

 

К теме переименования страны казахстанские политики обращаются не первый раз. Действительно, в феврале 2014 года во время посещения Атырау Нурсултан Назарбаев заявил, что Казахстан может быть со временем переименован в "Казах ели" ("Страна казахов"). Аргументация президента, впрочем, носила прагматичный характер. По его мнению, уход от «стан» в названии страны поможет подчеркнуть уникальность страны, выделиться среди других государств региона, других «станов». В конечном счете, по мнению Нурсултана Назарбаева, подобный ребрендинг должен улучшить инвестиционную привлекательность страны.

 

Однако эта тема не получила пять лет назад активного развития, тем более, что сам президент сразу оговорился, что этот сложный вопрос может быть разрешен только после обсуждения с народом. Год спустя Н.А.Назарбаев продолжил поиск уникального странового бренда, используя в августе 2015 года выражение «Страна Великой степи» по отношению к Казахстану (по аналогии со Страной восходящегосолнца).

 

Как видно из этих примеров аргументация существенно отличается от пафоса, заложенного в депутатское обращение. Тем более, что наличие официального парламентского запроса больше похоже не на проверку общественного мнения, а на подготовку согласованного на самом высоком уровне решения. Акжоловцы даже проработали вопрос о допустимости использования нового и старого названия страны. По их мнению, в официальном обороте следует использовать формулировку "Казахская Республика", а в разговорной речи допускается использование названия "Казахстан".

 

Аргументация подкреплена ссылками на упомянутое выше президентское выступление (мол, не будем заниматься плагиатом) и подходящей для переименования юбилейной датой – 100 образования Казахской Республики в составе СССР. Последняя отсылка не совсем точна. Советский Союз возник не в 1920, а в декабре 1922 года. Казахская АССР возникла еще позднее - в апреле 1925 года в результате переименования Киргизской АССР. Под юбилейную дату подходит только одна историческая веха - 26 августа 1920 года издан декрет «Об образовании Автономной Киргизской Социалистической Советской Республики» в составе РСФСР.  Очевидно, что именно от этой даты и пытаются оттолкнуться депутаты от партии «Ак жол».

 

Что дальше? Возможны три сценария. Первый – президент «изучит» депутатскую инициативу, Акорда протестирует общественную реакцию на возможное переименование страны и ближе к 2020 году взвесит все риски, плюсы и минусы.

 

Второй вариант – «широкая общественная поддержка» уже подготовлена, и процесс будет запущен в сжатые сроки. Об этом можно будет судить по экспертным комментариям и заявлениям политиков.

 

Наконец, вариант номер 3. Это личная инициатива Перуашева, которая мгновенно привлекла общественное внимание к его персоне и партии «Ак жол». В таком случае проект, вероятнее всего, останется без последствий.

Закон о СМИ: исследование зарубежного опыта и опасения юристов

Чт, 24/01/2019 - 02:59

Научно-исследовательская группа под руководством юриста Тимура Ерджанова подготовила для министерства информации и коммуникаций Казахстана исследование отечественного и зарубежного законодательства, а также изучение опыта в области регулирования СМИ и телерадиовещания. По мнению исследователей, в первую очередь их деятельность была направлена на то, чтобы СМИ не распространяли информацию, касающуюся частной жизни граждан и не имеющую при этом публичного характера.

 

Однако правозащитники и медиаюристы допускают мысль, что это исследование может стать первым шагом к разработке и принятию нового закона о СМИ, который еще больше ограничит возможности казахстанских изданий.

 

НОВЫЙ ЗАКОН О СМИ — ДЕЛО ВРЕМЕНИ

 

Согласно официальной информации, над отчетом трудилась команда из пяти юристов и одного филолога, имеющих опыт исследовательской работы в сфере медиа. А в ходе самой работы изучался опыт Бельгии, Германии, Канады, Финляндии, Франции, Швеции, Южной Кореи, Эстонии и Японии.

 

В документе также отмечается, что «целью работы было проведение исследования действующего законодательства и практики Республики Казахстан и зарубежного законодательства, и практики зарубежных стран в области СМИ и телерадиовещания, для оценки перспектив модернизации законодательства Республики Казахстан в области средств массовых коммуникаций».

 

Между тем исследовательская работа вызвала сомнения у прессозащитной организации «Адил соз», которая на своем сайте опубликовала замечания об этом. В частности, говорится, что в исследовательской работе было предложено мало рекомендаций по усовершенствованию законодательства. Кроме того, в списке исследованных национальных документов отсутствует гражданский кодекс, на который, по мнению организации, тоже необходимо было обратить внимание. По мнению руководителя юридической службы «Адил соз» Тамары Симахиной, эта исследовательская работа может обернуться для казахстанских СМИ ограничением к доступу информации.

 

— Это всё прикрывается тайной частной жизни, которая неприкосновенна, поэтому они хотят сделать как в Европе, а затем предлагают ввести еще одну ускоренную процедуру: если человек узнал, что о нем собираются распространить какую-то информацию, то имеет возможность в судебном порядке запретить распространять эту информацию, — говорит Тамара Симахина. — Логика министерства очень понятная: официальное исследование у них уже есть, теперь на его основании они составят концепцию нового закона о СМИ, который может появиться уже летом 2018-го.

 

Есть вопросы и по поводу компетенции исследовательской группы: по словам Тамары Симахиной, еще в прошлом году организация «Адил соз» пыталась узнать у министерства информации и коммуникаций, почему исследованием занимались юристы-теоретики, а не была создана большая рабочая группа при участии медиаюристов и правозащитных организаций? Юрист отмечает, что ответа от министерства так и не было получено, а исследовательскую работу, которая была проведена командой Тимура Ерджанова, серьезной назвать нельзя.

 

— Для полноценной и серьезной работы было необходимо проанализировать не только опыт Казахстана и некоторых зарубежных стран, но и сделать серьезный анализ соответствия казахстанского законодательства в области информации и коммуникации по сравнению с международными стандартами и договорами, которые Казахстан ратифицировал за годы независимости, — разъясняет свою позицию Тамара Симахина. — Сейчас мы пытаемся привлечь казахстанских и зарубежных специалистов по медиаправу, чтобы провести альтернативные исследования, написать концепцию нового законопроекта, а вслед за этим подготовить и сам законопроект. Но время работает против нас, мы не знаем планы министерства, насколько быстро они решили принять новый закон.

 

«ОГРАНИЧЕНИЕ СВОБОДЫ СЛОВА — НЕ ЯВЛЯЕТСЯ НАШЕЙ ЗАДАЧЕЙ»

 

В телефонном разговоре с корреспондентом Азаттыка руководитель исследовательской группы Тимур Ерджанов отметил, что главной задачей этого труда является поиск справедливого баланса между свободой слова, правами человека и публичными интересами. По словам юриста, «право быть забытым, право на уважение частной жизни — это те вещи, которые сейчас активно внедряются в законодательства очень многих развитых государств».

 

— Нашей задачей ни в коем случае не было ограничение свободы слова или выполнение какого-либо государственного заказа. Нас несколько раз обвиняли на этих встречах, что государство якобы хочет «закрутить журналистам гайки» или ограничить свободу слова, прикрываясь научными исследованиями, — рассуждает Тимур Ерджанов. — Когда журналист пишет о борьбе с коррупцией, экологии, допинге в спорте, финансировании строительства школ и детских садов, его свобода, на мой взгляд, должна быть практически абсолютной. Но как только СМИ начинают распространять информацию, которая не имеет публичного характера, а только затрагивает частную жизнь отдельных людей, нужно, чтобы эта свобода ограничивалась.

 

Тимур Ерджанов также отметил, что относится с большим уважением к правозащитникам и медиаюристам, так как понимает, что «мы живем в такой стране, где их работа очень сильно затруднена», однако говорит, что их встречи были не такими конструктивными, как ожидалось.

 

— Одной из наших рекомендаций было предусмотреть в гражданском процессуальном кодексе особую процедуру, по даче превентивного иска о запрещении публиковать СМИ определенные сведения, чтобы в ускоренном порядке суд мог наложить кратковременный запрет на публикацию, а за это время разобраться: удовлетворять этот иск или нет, — продолжает юрист. — Это было встречено в штыки, и аргументация сводилась к таким вот вещам: «Это ни в какие ворота не лезет». Официальная резолюция о защите права на уважение частной жизни была принята Парламентской ассамблей Совета Европы чуть ли в 1999 году. Мы это всё перелопатили, вытащили, посмотрели, как это можно адаптировать к нам, и посчитали это целесообразным. И когда встречаешься с таким уровнем аргументации, очень трудно объяснить человеку что-либо.

 

О ПОПРАВКАХ, УЖЕ ВНЕСЕННЫХ В ЗАКОН О СМИ

 

В конце декабря 2017 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал закон о внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам информации и коммуникаций.

 

Ранее, 21 декабря, парламент одобрил проект закона, внедряющий термин «пропаганда» и обязывающий журналистов получать согласие упоминаемых в публикациях персон на распространение в СМИ охраняемых законом тайн, включая банковскую и коммерческую, а также увеличивающий срок предоставления ответа государственного органа на запрос СМИ в два с половиной раза (до семи дней). Также инициированные властями поправки к закону о СМИ обязывают владельцев сайтов в Казахстане идентифицировать комментаторов своих материалов.

 

Во время рассмотрения поправок в сенате казахстанское журналистское сообщество и правозащитники просили депутатов верхней палаты отклонить одобренный мажилисом парламента спорный проект поправок и дополнений к закону о СМИ, как не гарантирующий свободу средств массовой информации. Документ до сих пор подвергается критике со стороны правозащитников и различных организаций. Действующее уже более года обновленное законодательство о средствах массовой информации в Казахстане затрагивает более 10 законов и ряд кодексов.

 

Между тем, по данным прессозащитной организации «Адил соз», в 2018 году в отношении журналистов было возбуждено более 20 уголовных дел, 10 из них дошли до суда. В гражданском порядке поданы 42 претензии и иска, в том числе более 30 претензий и исков о защите чести, достоинства и деловой репутации. Сумма исковых требований по компенсации морального вреда составила в общем около 230 миллионов тенге.

Виновата ли Россия в экономической «отсталости» Казахстана?

Чт, 24/01/2019 - 02:56

Внутри Казахстана в последние годы формируется устойчивое мнение, что во всех наших бедах виновата Россия, от которой мы зависим настолько, что самостоятельно и чихнуть не можем. С одной стороны – негативные последствия антироссийских санкций, с другой – давление рубля, с третьей – бремя российского импорта, с четвертой – иго ЕАЭС, с пятой и десятой – не менее серьезные угрозы. Но так ли критична для самостоятельности национальной экономики зависимость от России, или же нам просто выгодно списывать свои собственные промахи на соседей? 

 

Чтобы расставить точки над i, мы обратились к экспертам, задав им следующие вопросы:

 

Насколько сильна экономическая зависимость Казахстана от России?

 

Есть ли у нас шанс в ближайшей перспективе избавиться от российского влияния, и вообще нужно ли это делать, ведь уровень импорта из РФ в Казахстан всегда был достаточно высок, равно как и тенге стал тенью рубля далеко не вчера? Или версия относительно «проклятой зависимости» нашей экономики от российской искусственно поддерживается для того, чтобы чиновникам было удобно списывать на нее свои промахи?

 

Стоит ли Казахстану в обозримом будущем ожидать существенных шоков от колебаний и кризисов российской экономики, подвергающейся санкциям?

Какой эффект на нашу экономику оказывает нахождение в ЕАЭС? Попал ли Казахстан в кабалу, решив участвовать в этом интеграционном объединении?

Каким образом в ближайшей перспективе будут развиваться экономические взаимоотношения между Казахстаном и Россией? Какие тенденции – положительные и негативные – будут сопутствовать этому процессу?

 

Артем Авинов, ведущий аналитик ГК TeleTrade:«Попытки стран ЕАЭС увеличить суверенность своих экономик обречены на провал»

 

- Новейшая история постсоветского пространства показывает, что экономики всех республик бывшего СССР, равно как и экономика самой России, находятся в очень большой зависимости от многих внешних факторов. В силу значительной доли экспортных доходов в формировании бюджета можно говорить о зависимости от цен на энергоресурсы. Высокая степень интеграции экономических связей внутри бывшего СССР приводит к сильной зависимости национальных экономик в рамках ЕАЭС. Отсутствие масштабного и, главное, конкурентоспособного производства внутри стран приводит к существенной зависимости от продукции Китая.

 

Попытки государств-членов ЕАЭС увеличить суверенность собственных экономик в нынешней ситуации практически обречены на провал, поскольку у них отсутствует главное – конкурентоспособное внутреннее производство. Можно сколь угодно долго сетовать на ориентированность во внешнеэкономической деятельности на поставки углеводородов, что приводит к отсутствию поддержки прочих видов производств, но факт остается фактом. И нет ничего удивительного в том, что внутри ЕАЭС Россия, способная предложить более конкурентный продукт в отдельных отраслях промышленности, является ведущей экономикой. И такое смещение центра тяжести в сторону РФ будет продолжаться и в обозримой перспективе, так как отсутствуют факторы (в первую очередь внутри стран блока ЕАЭС), способные переломить ситуацию.

 

Стоит отдельно отметить, что речь идет не только об экономической составляющей. Политические элиты бывших республик СССР используют зависимость от России и для оправдания собственных промахов во внутренней политике, и для получения преференций в рамках экономического партнерства. Иными словами, отсутствует не только экономический смысл в росте суверенитета национальных экономик, но и политическая воля на это.

 

В подобной интеграции, имеющей, естественно, положительные аспекты, есть и ряд отрицательных. В частности, санкционная политика США и ЕС в отношении экономики России будет оказывать давление как на российский рубль, так и на тенге. Считаю, что в 2019 году это давление, как минимум, не ослабнет, а значит, можно ожидать продолжения девальвации национальных валют относительно бивалютной корзины.

 

Замир Каражанов, политолог: «Интеграция должна создавать рабочие места, а не делать страны зависимыми от партнёров»

 

- Мнение относительно критичного уровня зависимости казахстанской экономики от российской преувеличено. Торгово-экономические связи Казахстана диверсифицированы. Доля РФ во внешней торговле нашей страны составляет около 20 процентов. Помимо России, крупными торговыми партнёрами РК являются страны Евросоюза, Китай. Растёт торговля с Ираном, Индией. Если оценивать по объёму инвестиций в Казахстан, то Россия уступает другим странам. Доля компаний из РФ в чувствительных секторах нашей экономики тоже незаметна, хотя и наблюдается некоторая тенденция к росту. Поэтому говорить о показателях, критичных с точки зрения национальной безопасности, не стоит.

 

Единственная наша проблема - сырьевая направленность экономики, которая аукнулась нам, как только мировые цены на энергоресурсы стремительно упали. Но, как известно, в аналогичном положении оказались и Россия, и ещё дюжина стран, которые припеваючи жили за счёт добычи нефти и газа. Падение цен на нефть негативно сказалась на темпах роста ВВП Казахстана, который в 2015-2016 годах опустился до 1 процента. В 2018-м он составил порядка 4-х процентов.

 

Что касается давления рубля на нашу экономику и высокого уровня российского импорта, то давайте расставим всё по своим местам.

 

Нет ничего нормального в том, что в торговле с Россией мы больше закупаем товаров и меньше продаем. В этой связи вспоминается такая история. В 2007-2008 годах руководство Франции поставило перед Казахстаном вопрос о сокращении торгового дефицита. Разговор шёл примерно об одном миллиарде долларов. Для богатой Франции это не такая уж большая цифра (примерно столько же она планировала выручить от продажи России вертолётоносца «Мистраль»). И, тем не менее, ее власти поставили перед Казахстаном вопрос о сокращении торгового дефицита. Мы закупили у Франции промышленное оборудование, создали проекты в атомной и аэрокосмической сферах. Это была хорошая сделка для обеих стран.

 

Сегодня мы видим, как США борются за устранение торгового дефицита в отношениях с Китаем. Причём обе стороны заняли принципиальную позицию и даже заговорили о «торговой войне». Мы также видим, как интересы Беларуси в ЕАЭС отстаивает её президент Александр Лукашенко. Так и надо вести дела! Защищать интересы страны в рамках интеграции, а не саму идею интеграции. Интеграция должна создавать рабочие места, открывать новые производства, делать людей и страну богатыми, а не зависимыми от партнёров. Тем более когда речь идет о Казахстане, второй по объёму ВВП экономики на постсоветском пространстве.

 

Что касается попыток списать собственные промахи на что-то или на кого-то, то так было всегда. Когда создавался ЕАЭС, руководство РК говорило о том, что в условиях интеграции конкурировать друг с другом будет не только бизнес, но и бюрократия наших стран. Выходит, что отечественная бюрократия проиграла борьбу своим коллегам по ЕАЭС. Уместно здесь будет вспомнить одно интервью бывшего президента «Nissan» Карлоса Гона, который сказал: «Компания была на пути к банкротству, но все отлично спали по ночам». Удивительное для такой ситуации отсутствие чувства опасности перед надвигающейся угрозой: люди продолжают делать свою рутинную работу и искренне верят, что все идёт нормально. Хотя ничего нормального уже нет.

 

Но вернемся к вопросу зависимости казахстанской экономики от России. В сложившейся ситуации вполне ожидаемо, что кризисы и шоки чужой экономики окажут влияние и на нашу собственную.

 

Американская сторона три месяца назад заверила нас в том, что санкции в отношении России не коснутся Казахстана. Но надо учитывать то обстоятельство, что мы тесно взаимосвязаны с РФ, а санкции ещё никому не шли на пользу. Тем более что они усиливаются. Если первый их пакет в 2014-м вызвал улыбку, то после введения в апреле 2018-го очередных мер в России заговорили об экономической войне. Скорее всего, санкции будут ужесточаться, что, конечно же, окажет токсичное влияние. К слову, у одной из казахстанских компаний возникли вопросы с поставкой сырья на предприятие «РусАл» в России, которое оказалось под действием санкций США. А еще одна связанная с этим проблема - контрсанкции, которые применяет Россия. Например, у нас возникли сложности с транзитом товаров из Украины и прибалтийских республик.

 

Что касается разговоров о кабальном положении Казахстана в ЕАЭС, то скажу так: «не стоит сгущать краски». Мы не только импортируем товары, но и реализуем свою продукцию в ЕАЭС. Другое дело, что импорт доминирует над экспортом. Но причина этого не в ЕАЭС или в каких-то кабальных условиях. Ранее я уже говорил, что наша экономика плохо диверсифицирована. Доля готовой продукции в казахстанском экспорте незначительна. Кроме того, мы не умеем извлечь выгоды из торговых соглашений. Казахстан в результате очень долгих переговоров вступил в ВТО. Казалось бы, это должно было принести результат. Но на самом деле мы до сих пор не ощущаем преимуществ от вступления во Всемирную торговую организацию. В то же время так ли уж очевидно, что Казахстан проиграл, став участником этого интеграционного объединения?

 

Однозначно говорить о том, что какие-то страны выиграли от вхождения в ЕАЭС, а другие, напротив, заняли в нем роль аутсайдеров, сложно. Но, скорее всего, в числе «победителей» оказались Беларусь и Россия, которые в рамках союза смогли нарастить долю своего экспорта. Очевидно, что РФ получает от ЕАЭС еще и политические дивиденды, так как укрепляется её присутствие на постсоветском пространстве. Но и Казахстан имеет выгоды от интеграции. Наша страна находится внутри континента, и для нас важно иметь выход к морю. А ЕАЭС открывает доступ к транспортной инфраструктуре соседних государств. Кроме того, согласно данным статистики, Казахстан смог привлечь из стран ЕАЭС наибольший объем инвестиций. Что же касается торговых показателей, то ситуация может измениться, как только стоимость сырьевых и энергетических ресурсов в мире снова начнёт расти.

 

Теперь о прогнозе развития экономических отношений между Казахстаном и Россией в ближайшем будущем. Международные финансовые учреждения при оценке перспектив наших стран в качестве трендов называют антироссийские санкции, слабые темпы роста экономик, отсутствие структурных реформ. А это значит, что не стоит ожидать повышенной динамики в отношениях между нашими странами. Скорее всего, она будет носить умеренный характер. Некая стабильность и станет положительным трендом. А отрицательным станет то, что мы могли бы добиться более весомых успехов, если бы не вялотекущий рост экономики. Многое будет зависеть от цен на нефть. По мере их восстановления следует ожидать оживления торговли. Такая картина наблюдалась в 2018 году, когда цены на нефть подобрались к 80 долларам за баррель, а торговля Казахстана со странами ЕАЭС выросла на 8 процентов.

 

Екатерина Серединская, генеральный директор компании ARUM Capital: «Считать Россию причиной всех проблем в экономике Казахстана некорректно»

 

- На самом деле, называть Россию причиной всех проблем в экономике Казахстана, как минимум, некорректно. Основным индикатором устойчивости экономики у нас принято считать курс национальной валюты, формирование которого зависит от тех же факторов, что и стоимость рубля: колебание мировых цен на сырье и интерес инвесторов к рискованным активам развивающихся стран. Таким образом, в большинстве случаев валюты двух стран движутся в одном направлении, в зависимости от мировой конъюнктуры.

 

Рубль и тенге также зависят от динамики доллара США: порядка 75 процентов всего импорта осуществляется именно в этой валюте, а значит, чем увереннее будет укрепляться «американец», тем ярче будет проявлять себя такое явление, как инфляция, ставшая одной из главных проблем казахстанской экономики.

 

Санкции против России не должны оказывать существенного влияния на тенге: сейчас казахстанская валюта находится в свободном плавании, что позволит без проблем подстраиваться под меняющуюся конъюнктуру. Впрочем, некоторого ослабления курса исключать не стоит, однако оно должно благоприятно сказаться на экспорте товаров на внешний рынок (порядка 90 процентов всего товарооборота).

 

Участие Казахстана в ЕАЭС можно в большей степени охарактеризовать как положительный опыт. Помимо снижения таможенных барьеров (что способствует увеличению экспорта в дружественные страны, особенно в результате санкционной политики в отношении России), можно назвать и политические выгоды. Например, все страны-члены союза имеют право вето на решения, а все торговые переговоры должны проходить в присутствии союзников. При этом участники вовсе не обязаны поддерживать абсолютно все решения соседей: в качестве примера можно привести отсутствие явной поддержки странами ЕАЭС России по крымскому вопросу. Кроме того, наличие союзников «за спиной» позволяет усиливать свои позиции на переговорах с крупными игроками: Казахстана и Киргизии – с Китаем, Армении - с Ираном и Турцией и т. д.

«Евразийская пенсия»: кто может претендовать на выплаты по новым правилам?

Ср, 23/01/2019 - 02:00

21 января стало известно о завершении внутригосударственного согласования договора о выплате пенсий тем гражданам стран ЕАЭС, которые работают в других странах союза. Теперь каждое государство – член объединения будет производить пенсионные выплаты за период работы сотрудника на своей территории. Однако претендовать на них сможет лишь тот, кто оформит свои трудовые отношения с работодателем по всем правилам. 

 

Пенсии на подходе

 

О завершении внутреннего согласования «Соглашения о пенсионном обеспечении трудящихся государств – членов Евразийского экономического союза» на встрече с представителями пенсионных фондов и ведомств стран ЕАЭС сообщил министр по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимур Жаксылыков. Внутригосударственное согласование, по его словам, завершилось, и в ближайшее время документ будет рассмотрен Коллегией и Советом ЕЭК, после чего его направят на подписание. Скорее всего, в течение ближайшего года соглашение будет согласовано и подписано, после чего вступит в законную силу.

 

Пенсии – крайне чувствительный в политическом и социальном отношении вопрос, наглядным свидетельством чего является последняя пенсионная реформа в России.

 

А в развитии ЕАЭС на протяжении последнего года было не так уже много прорывных проектов, которые могли бы вывести союз на новую ступень интеграции. Проектов же, которые затрагивали бы жизнь большого числа рядовых граждан, еще меньше. Более того, опросы показывают снижение интереса населения к теме евразийской интеграции. И ЕАЭС в этой ситуации крайне важно показать динамику, которая позитивно отражалась бы на обычных людях и демонстрировала им нужность союза. 

 

От договора до соглашения

 

Возможность выплаты пенсий гражданам стран ЕАЭС, которые работают вне пределов «своего» государства, предусмотрена договором об учреждении союза, подписанным 29 мая 2014 г. в Астане. Пункт 3 статьи 98 этого договора гласит, что пенсионное обеспечение граждан союзных стран осуществляется в соответствии с внутренним законодательством, а также отдельным международным договором. На момент учреждения союза противоречия по этому вопросу урегулированы не были, и его решение было отложено на более поздний срок. Договориться же о выплате пенсий удалось лишь через пять лет после создания ЕАЭС.

 

Об одобрении договора по «евразийским пенсиям» ЕЭК сообщала еще в декабре 2016 г. Однако решение это, судя по всему, оказалось не окончательным, и распоряжение об одобрении Коллегией проекта договора появилось лишь 26 июня 2018 г.

 

Документ предусматривает обеспечение граждан стран ЕАЭС, работающих на территории других союзных государств, пенсиями на тех же условиях, что и «коренное» население, а также их выплату независимо от места проживания.

 

Именно положение об экспорте пенсии и открывает возможность ее получения гражданами стран ЕАЭС, которые работали в других странах союза. 

 

Кому положена пенсия

 

Проект соглашения гласит, что право на пенсию определяется внутренним законодательством того государства, на территории которого получен трудовой стаж (статья 7, пункт 1). Если же этого стажа не хватает, то учитывается стаж, приобретенный в других странах ЕАЭС, если они не совпадают по времени (ст. 1, п. 2). В России также учитывается стаж, который был получен в СССР. Для того, чтобы на пенсию вообще можно было претендовать, на территории данного государства необходимо отработать не менее 12 полных месяцев. Что касается размера пенсии, то он также определяется исключительно внутренним законодательством.

 

Выплата предусмотренных соглашением пенсий будет осуществляться лишь после его вступления в силу и за тот стаж, который получен в последующий период.

 

А за стаж, полученный до этого момента, пенсии начисляются в соответствии с соглашением о пенсионном обеспечении граждан стран СНГ, подписанным 13 марта 1992 г. в Москве. Последнее гласит, что за выплату пенсий своим гражданам несут непосредственную ответственность сами государства Содружества. На них же ложатся и все необходимые финансовые расходы. Если же пенсионер решит сменить страну проживания, то пенсия ему будет выплачиваться по ее законам.

 

При всей революционности соглашения о «евразийских пенсиях», которое, впрочем, еще не вступило в силу, в нем есть одно существенное условие. Стаж, на основании которого можно претендовать на пенсию, должен быть приобретен легально. То есть с работодателем необходимо оформить трудовой договор и выплачивать в бюджет все положенные налоги и выплаты. А значит, в легализации и соблюдении законов будут заинтересованы сами трудовые мигранты. Иначе никаких законных оснований претендовать на выплату пенсий у них просто не будет.

Пожизненный приговор Челаху оставлен в силе: на что еще может надеяться осужденный

Ср, 23/01/2019 - 01:55

Кассационная коллегия по уголовным делам Верховного суда Казахстана вынесла постановление по ходатайству адвоката осужденного Владислава Челаха о пересмотре приговора.

 

Адвокат 27-летнего осужденного Гульмира Шалдыкова зачитала ходатайство Владислава Челаха о пересмотре приговора и компенсации в 30 миллионов тенге (около 79 тысяч долларов).

 

"Приговор Специализированного межрайонного военного суда по уголовным делам по городу Алматы от 11 декабря 2012 года, постановление апелляционной судебной коллегии по уголовным делам Военного суда РК от 6 февраля 2013 года, постановление кассационной судебной коллегии Военного суда РК от 21 июня 2013 года в отношении осужденного Челах Владислава Валерьевича оставить без изменения, ходатайство осужденного Челаха — без удовлетворения", — огласил решение председатель коллегии Абай Рахметулин.

 

На суде председательствовал судья Абай Рахметулин, а также принимали участие судьи Айдан Нурбеков и Лариса Шепелева.

 

В ноябре 2017 гола Комитет ООН принял решение о том, что Казахстан нарушил статью 14 Международного пакта "О гражданских и политических правах" в отношении осужденного Челаха. В своем решении Комитет ООН уведомил Генпрокуратуру о том, что Казахстан несет обязательство предоставить Владиславу Челаху эффективное средство правовой защиты.

 

По рекомендации Генпрокуратуры Челах обратился в Верховный суд. На заседании осужденный не присутствовал, а также не был подключен по видеосвязи.

 

Осужденный к пожизненному заключению Владислав Челах может обратиться к председателю Верховного суда Республики Казахстан с просьбой внести представление о пересмотре судебных актов в его отношении. Об этой возможности рассказала судья Лариса Шепелева на брифинге после оглашения решения кассационной коллегии по уголовным делам Верховного суда Казахстана.

 

"Есть такая процедура – обращение к председателю Верховного суда с просьбой внести представление о пересмотре судебных актов. Это та стадия, которая может быть реализована Челахом. Он (председатель Верховного суда Казахстана Жакип Асанов) вносит на рассмотрение судебной коллегии, но сам не принимает процессуальное решение. Вносит представление, и судебная коллегия принимает решение", — пояснила Шепелева.

 

Может ли Челах обратиться в ООН повторно?

 

Судья заявила, что не может отвечать за Комитет ООН, но полагает, что такая возможность не исключается.

 

"Они (Комитет ООН) в любом случае на стадии рассмотрения, обращения рассматривают приемлемость жалобы. Я думаю, что они дадут оценку в результате повторного обращения, имеет он на это право или нет", — указала она.

 

Комитет ООН – не судебный орган, и его мнения по какому-либо обращению не обладают функциями, присущими судебным решениям, и носят рекомендательный характер. Но государства их рассматривают с точки зрения национального законодательства, и то только в том случае, если это будет заявлено в ходатайстве участника процесса. Само по себе решение комитета не влечет обязательность пересмотра.

 

Почему Челах не имеет право на компенсацию?

 

Оглашая ходатайство Владислава Челаха в Верховном суде, адвокат Гульмира Шалдыкова попросила о компенсации за нарушенные права в размере 30 миллионов тенге (около 79 тысяч долларов).

 

"В рамках уголовного процесса компенсация назначается судом, когда подлежат реабилитации только в случаях строго предусмотренных уголовно-процессуальным законом. То, о чем говорит Челах, не попадает под эти основания", — заявила Шепелева.

 

Почему Челах не присутствовал на заседании кассационной коллегии?

 

По словам судьи, закон не предусматривает обязательного обеспечения осужденного на заседании кассационной инстанции.

 

"Мы в любом случае высылаем осужденному извещение о дате рассмотрения дела кассационным судом, но осужденные, которым назначена мера наказания, не связанная с лишением свободы, могут явиться самостоятельно. Обеспечивать участие лица, осужденного к лишению свободы — закон не предусматривает таких обязанностей. Кассационная инстанция – это инстанция права. Она не устанавливает новые доказательства, не рассматривает какие-то новые обстоятельства в деле. Кассационная инстанция изучает те данные, которые есть в материалах дела", — пояснила Шепелева.

 

Напомним, что во вторник в Астане состоялось заседание кассационной коллегии по уголовным делам Верховного суда, по итогам которого Владиславу Челаху было отказано в пересмотре дела.

 

Двадцатисемилетний Челах отбывает пожизненное наказание в колонии в Житикаре Костанайской области, которую прозвали "Черный беркут", за убийство 15 человек по делу о "бойне на Арканкергене".

Зарплаты казахстанцев. Мнение Назарбаева vs реальность

Ср, 23/01/2019 - 01:48

Национальный банк Казахстана опубликовал результаты проведенного среди семей республики опрос: каков их доход. Ежемесячно опрашивается 1500 взрослых респондентов.

 

Очередные результаты опроса опровергают недавнее заявление президента Нурсултана Назарбаева, который в конце декабря 2018 года на традиционной встрече с журналистами заявил, что среднемесячный доход казахстанцев составляет 500 тыс. тенге.

 

Однако у Нацбанка совершеннодругие цифры, которые показывают, что дела идут не столь благостно, как об этом думает президент.

 

Лучше не стало

 

Последние замеры показали, что  69,1% семей в стране  назвали уровень их общего дохода до 150 тыс. тенге в месяц ($400), 17,4% семей назвали свой доход соответствующим уровню — от 150 тыс. до 300 тыс. (от $400 до $750). 6,6% не смогли назвать уровень своих доходов. Около 17% семей — от 70 тыс. до 100 тыс. тенге, 15% — от 40 тыс. до 70 тыс. тенге, и 5% семей получают доход в размере до 40 тыс. тенге ($100).

 

56,5% респондентов заявили,что в 2018 году материальное положение их семей никак не улучшилось.  27,1% сообщили, что оно заметно ухудшилось. 42% семей надеются, что в 2019 году они станут получать больше. 29,3%  убеждены, что ничего не изменится,  16,5% не смогли ответить и  11,7% считают, что ситуация ухудшится.

 

Опрос также показал, что казахстанцы убеждены, что рост цен в стране продолжится. В 2018 году только 0,7% казахстанцев заметили, что цены на продукты, непродовольственные товары и услуги снизились. 40,7% заявили о быстром росте инфляции, 27,3% назвали рост цен обычным, 18,2% заявили, что цены повышались «медленнее, чем раньше».

 

По данным регулятора, в 2018 году сумели отложить сбережения только 19,9% казахстанских семей.  65,5% держат деньги в банке и 30,7% — наличными, 4,6% вложили средства в покупку жилья.

 

В ценные бумаги вложили  лишь 1,7%, в золото 0,3%, драгоценные металлы 0,3%. Также в  Казахстане растет доля граждан, которые берут потребительские кредиты.  В октябре 2018 года 30,2% опрошенных имели потребительские займы, а в октябре 2016 этот показатель был в два раза меньше — только  16,1%.

 

500 тысяч почти никто не зарабатывает 

 

Стоит отметить, что в Казахстанев последнее время активно обсуждали заявление Нурсултана Назарбаева, который сообщил, что средний доход казахстанской семьи составляет 500 тыс. тенге, то есть почти $1500. Это утверждение вызвало волну мемов и шуток в интернете. Вайнеры записали несколько роликов, где обыграли эти слова.

 

Назарбаев заявили о стремительно растущих доходах казахстанцев, рассказывая о преимуществах запущенной государством ипотечной программы «7-20-25», мол, имея ежемесячный доход в 500 тыс. тенге, оплачивать взнос в 50 тыс. тенге семье не представляется проблемой. Подобное утверждение вызвало у казахстанцев много вопросов. Вынужден был оправдываться министр информации и коммуникации Даурен Абаев.

 

«Во-первых, президент говорил о средней заработной плате на семью, а не на одного человека. Во-вторых, в ряде регионов средняя заработная плата на двух работающих граждан как раз и насчитывает 500 тысяч тенге. В-третьих, расчет средней зарплаты в регионах производится с учетом сельской местности, что значительно снижает общий показатель, а строительство жилья ведется в основном в областных центрах. В-четвертых, глава государства всегда говорит, что все регионы по уровню доходов должны равняться на Астану. 500 тысяч тенге на семью — это тот показатель, к которому должны стремиться все регионы», — попытался оправдаться министр.

 

Нищих стало больше

 

Согласно официальной статистики средняя заработная плата в Казахстане составляет около 160 тыс. тенге.

 

При этом кризис 2014 года и начало падения цен на нефть привели к заметному снижению ВВП Казахстана на душу населения. Если до кризиса средние показатели оценивались в $14-15 тыс., то сейчас? по оценке Всемирного банка? этот показатель упал до $7-7,5 тыс.

 

Начиная с 2015 по 2017 год в стране фиксировалось стойкое замедление роста реальных зарплат. И лишь в 2018 году они немного подросли.

 

При этом  во втором квартале 2018 года количество казахстанских семей с доходами меньше прожиточного минимума составило 145,4 тыс. человек.  Количество казахстанцев, проживающих за чертой бедности, превысило 860,3 тыс. человек, тогда как в пеовлм квартале 2018 года оно составляло 745 тыс. человек.

 

Общая доля населения с доходами ниже прожиточного минимума составила 4,7%. Лидеры по этому показателю Туркестанская — 219,9 тыс. человек и  Алматинская области — 101,7 тыс. человек. Число нищих семей, чей доход не дотягивает даже до продовольственной корзины, составило 5,2 тыс. За чертой нищеты проживает 32,3 тыс. человек.

Почему науку Казахстана сотрясают скандалы

Втр, 22/01/2019 - 00:45

2018 год ознаменовался гигантским скандалом в казахстанской науке — достаточно большая часть научного сообщества протестовала против результатов распределения финансирования Комитетом науки министерства образования и науки. Дело в том, что впервые за многие годы весь процесс стал открытым, и все могли увидеть, как произошло распределение.

 

Поясняю, как обстоят дела. Сначала пишутся заявки на выделение грантов, потом заявки смотрит экспертиза из казахстанских и зарубежных ученых, которые выставляют баллы. Потом дальше национальные научные советы рассматривают заявки и выбирают из них лучшие. На окончательном этапе Комитет науки делает свой выбор и одобряет финансирование проектов на 3 года.

 

Что же вызвало скандал? Это несколько обстоятельств, которые возмутили ученых. Первое — несовпадение выбора национальных научных советов и баллов экспертизы — заявки с высокими баллами не проходили, а с низкими получали финансирование. Второе — члены национальных научных советов одновременно являлись и руководителями учреждений, которые подают заявки, хотя по законодательству это запрещено. Третье — часть членов научных советов не соответствовали требованиям — в частности, по индексу Хирша.

 

Скандал разразился огромный, дело дошло до уголовных разбирательств — Комитет науки написал заявления на критиков. Вроде на этом всё затихло, однако на самом деле с сентября 2018 года специальная мониторинговая группа группы внешнего анализа и оценки реализации Антикоррупционной стратегии и Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции занялись этим вопросом.

 

Результаты были доложены 18 января 2019 года на специальном совещании. Расследование не только подтвердило критику, но и выявило еще большее количество нарушений со стороны Комитета науки. Результаты проверки уже переданы в Национальное бюро по противодействию коррупции, и явно уголовные дела не за горами. Дело в том, что решения национальных научных советов несут рекомендательный характер, а в конечном итоге ответственно за всё руководство Комитета по науке, которое ждет весьма нелегкая пора.

 

Вторая тема, которая заслуживает внимания, была начата автором этих строк — 7 декабря 2018 года на конференции, посвященной дню борьбы с коррупцией, я предложил устроить тотальную проверку диссертаций с 1991 года, с лишением плагиаторов ученых степеней и пожизненным запретом преподавать в высших учебных заведениях. Затем эти предложения я расширил и предложил еще распускать диссертационные советы, где было несколько случаев защиты диссертаций с плагиатом, а членам этих советов пожизненно запретить участвовать в защите диссертаций и присуждении ученых степеней. Также предложил выложить все диссертации в открытый доступ. Эти предложения тоже вызвали довольно большой резонанс среди научного сообщества.

 

Некоторые говорят, что эти скандалы — результат повышения требований к прозрачности, другие говорят, что это конфликт молодых ученых со старшим поколением, но с моей точки зрения, это просто выражение научным сообществом накопленного недовольства тем, какое место занимает наука в Казахстане и как к науке относится государство. Дело в том, что государство, да и элита Казахстана в целом, строят свои отношения с наукой, основываясь на нескольких ложных предпосылках:

 

  1. Непонимание связи фундаментальной и прикладной науки.

 

Государство постоянно требует от науки коммерциализации результатов просто потому, что казахстанская элита вообще не понимает, как получаются те же технологические новинки. Приезжая в ту же Японию или в США и видя, к примеру, суперкомпьютеры, они думают, что можно вот так просто взять и построить суперкомпьютер с нуля. Не понимая, что в основе его работы — теоретические достижения математики, физики, материаловедения, кибернетики и других наук, которые вроде бы прямой связи с самим непосредственно суперкомпьютером не имеют. Они просто не понимают, что для того, чтобы появились прикладная наука и технологии, сначала нужно иметь развитую фундаментальную науку. Поэтому они уже 27 лет не вкладывают деньги в фундаментальные разработки, но всё время ждут каких-то чудес, которые позволят получить огромный коммерческий успех.

 

  1. Непонимание самого понятия «интеллектуальный суверенитет».

 

Повальное заражение казахстанской элиты карго-культом приводит к тому, что везде чиновникам требуются советы международных консультантов и использование международного опыта. Они в принципе не понимают того, что самые развитые страны в мире свое развитие строили на собственных интеллектуальных разработках. А вот для отсталых стран третьего мира характерно стремление жить чужим умом, причем платя иностранцам огромные деньги.

 

Некритическое восприятие советов иностранных консультантов, для которых что Казахстан, что Зимбабве — не представляет никакой разницы, разрушает экономику и общество Казахстана. При этом те же развитые страны спокойно переманивают наиболее талантливую научную молодежь из Казахстана, понижая средний IQ в стране.

 

Если посмотреть, то развитие науки и образования в Казахстане это цепь идиотских попыток внедрения иностранных технологий управления в казахстанскую реальность. К примеру, вкладываются огромные деньги и усилия в развитие вузовской науки по принципу американских университетов, при этом никто не хочет повышать зарплату преподавателям и снижать педагогическую нагрузку, тем более уж уменьшать количество сдаваемой в министерство отчетности (которую, кстати, всё равно никто не читает). В итоге всё приводит к тому, что закупленное оборудование стоит без дела, преподаватели покупают статьи в мусорных журналах, никаких достижений в вузовской науке нет.

 

  1. Непонимание в принципе вообще того, как устроено творчество в науке

 

Наше правительство думает, что наука устроена точно так же, как и инвестиции. Вкладываешь определенные деньги и получаешь определенную отдачу. К примеру, вложили мы в науку денег пусть в 100 раз меньше США, но всё равно мы должны получить хотя бы одну сотую от достижений США. В реальности, конечно, мы вообще ничего не получаем. Потому что наука работает по совсем другим принципам. Это крайне рискованный процесс, где всё зависит от случайной реализации человеческого потенциала. И на самом деле тут всё зависит не столько от объема денег, а сколько от их распределения и престижа науки в целом в стране. Наука должна привлекать наиболее интеллектуально талантливых людей, гарантируя им как минимум средний уровень достатка. Тогда люди с математическими способностями идут в математику, а не в трейдеры.

 

Но в Казахстане ученый — это лох, который должен получать нищенскую зарплату, еще причем не весь год. Государство оплачивает постоянно зарплату только административному персоналу, директорам, бухгалтерам, юристам, уборщицам, а ученые получают зарплату только после получения грантов, т. е. в лучшем случае начиная с апреля-мая месяца. Какое же тут привлечение талантов?

 

Я думаю, что всё равно к Казахстану придет понимание того, что необходимо уделять больше внимание науке, и это имеет исторические прецеденты. Когда европейцы начали свои колониальные завоевания, то весь мир понял, что население стран без науки обречено на участь продаваемых на плантацию рабов или отстреливаемой ради забавы дичи. Сейчас мировой порядок рушится, и опять на коне будут те страны, у которых существует собственная наука и которые из-за этого смогут противостоять внешнему давлению. Пусть это будет тяжелый урок для Казахстана, но его придется выучить.

 

P.S. Отдельно надо сказать про менталитет — вся наука построена на том, что молодое поколение восстает и ставит под сомнение достижения старших. Если в обществе навязывается архаика, то просто невозможно найти людей, которые что-то смогут сделать в науке, просто потому что у них не хватает интеллектуальной смелости поставить под сомнение то, что сделано до них.

Разгадка туркменского строительного бума. Аркадаг заметался

Втр, 22/01/2019 - 00:33

В конце 2018 года Президент Туркменистана подписал указ об освобождении Керима Дурдымурадова от должности заместителя Председателя Кабинета министров. Он стал 104 (!) вице-премьером правительства Туркменистана, уволенным за 26 лет независимости. Из них около 50 человек были уволены с формулировкой "за недостатки в работе", около 30 – обвинены в совершении уголовных преступлений и отданы под суд.

 

В частности, на уволенного вице-премьера была возложена ответственность за нерешенные с белорусскими подрядчиками финансовые вопросы по строительству Гарлыкского горнообогатительного комбината. При том, что Керим Дурдымурадов занял пост министра промышленности уже после того, как Гарлыкский ГОК был запущен, а белорусы уехали. Вице-премьером по промышленности он стал еще позднее и никак не может отвечать за провал проекта, о котором, кстати говоря, Бердымухаммедов лично договаривался с Лукашенко.  

 

Вместе с К. Дурдымурадовым был уволен министр промышленности Хошгельды Мергенов, к слову, 12-й с 1992 года, а вице-премьеры по нефти и газу – Мурадгельды Мередов, и  сельскому хозяйству – Эсенмурад Оразгельдыев, получили по строгому выговору "за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей и допущенные в работе недостатки". За несколько дней до этого был уволен и обвинен в получении взятки министр текстильной промышленности Непес Гайлыев, а в ноябре 2018 года - признан профнепригодным и уволен министер сельского и водного хозяйства Овезмурад Энермурадов. 

 

Вот так, по итогам года внезапно выяснилось, что руководители всех ключевых секторов народного хозяйства Туркменистана: нефтегазового, строительного, агропромышленного комплекса и текстильной промышленности – ненадлежащим образом исполняли обязанности, брали взятки и занимались приписками. При этом национальная экономика в целом, как утверждает туркменская госпропаганда, растет рекордными темпами 6,5%, как и в предыдущие годы.

 

Экономика Туркменистана стабильно растет из года в год, невзирая на мировые кризисные явления. Как результат – принято относить экономику Туркменистана к наиболее динамично развивающихся экономик мира. Но это ложь.

 

Вопреки заявлениям туркменских властей, поступающие сообщения о дефиците продуктов питания, невыплатах зарплат, сокращениях работников бюджетной сферы, принудительной приватизации убыточных госпредприятий, нехватке наличных денег в банках и так далее приводят к выводу о наступившем в Туркменистане глубоком экономическом кризисе, однако подтвердить или опровергнуть эти вывод практически невозможно.

 

Ни один серьезный эксперт сегодня не возьмется анализировать состояние туркменской экономики и отдельных ее отраслей, поскольку не на чем такой анализ базировать. Туркменистан не раскрывает реальную макроэкономическую статистику, ограничиваясь политическими заявлениями.

 

Совершенно случайно, благодаря выступлению депутата Мажилиса Казахстана, все узнали, что железная дорога "Казахстан-Туркменистан-Иран", построенная в 2014 году по инициативе президента Туркменистана Бердымухаммедова, востребована не более, чем на 10 % от своей проектной мощности, и в Казахстане уже встает вопрос о целесообразности дальнейшего содержания дорогостоящего объекта за государственный счет. Бюджету Туркменистана строительство 700 километров туркменского участка этой дороги и сопутствующей инфраструктуры обошлось в 1 миллиард долларов США, после чего "золотое звено" транспортного коридора Север-Юг Великого Шелкового пути, как его называют в Туркменистане, внезапно оказалось никому не нужно.

 

Точно так же случайно, благодаря разгоревшемуся спору с белорусами стало известно, что за прошедший с момента запуска год Гарлыкский ГОК стоимостью 2 миллиарда долларов произвел 24 тысячи тонн калийных удобрений вместо запланированных 720 тысяч, и дальнейшие перспективы эффективного повышения производительности этого предприятия вызывают у специалистов очень большие сомнения. Флагман калийного производства в Центральноазиатском регионе с самого момента закладки своего фундамента превратился в обузу для экономики Туркменистана, и опять же никаких надежд на исправление ситуации в ближайшем будущем не предвидится.

 

Каждый гость Ашхабада имеет возможность собственными глазами убедиться в том, что огромный столичный аэропорт, обошедшийся туркменской казне в 2,3 миллиарда долларов, стоит практически пустым. Он рассчитан на обслуживание 14 миллионов пассажиров в год, но более 2 миллионов там чисто физически оказаться не может, им попросту неоткуда взяться. В Ашхабад летают всего 7 авиакомпаний, включая "Туркменские авиалинии", рейсов мало, а те, что есть, выполняются полупустыми – туркменам не до путешествий, а иностранцам крайне трудно получить визу. В этом же ряду  и новый международный аэропорт Туркменабада (бывш. Чарджоу), за который было заплачено 500 миллионов долларов. Международный он только "по паспорту", поскольку связан рейсами исключительно местных авиалиний с Ашхабадом, Дашогузом и Туркменбаши. Даже если предположить, что все рейсы будут переполнены, через аэропорт с заявленной пропускной способностью 500 пассажиров в час пройдет никак не более 80, а в действительности проходит еще в полтора-два раза меньше.

 

Олимпийский городок, построенный в Ашхабаде к Азиатским играм в закрытых помещениях и по боевым искусствам 2017 года – это еще 5 миллиардов долларов США, закопанных в песок. Причем, строительство его – только полбеды. Сегодня этот условно спортивный объект продолжает пожирать бюджетные средства на обслуживание и поддержание "товарного вида", поскольку ни о каком его коммерческом использовании речь не шла изначально.

 

Переместившись на запад Туркменистана, мы обнаружим там пустующий Международный морской порт Туркменбаши стоимостью 1,5 миллиарда долларов, и Национальную туристическую зону "Аваза" с ее искуственной рекой и россыпью дорогостоящих, но убыточных гостиниц, домов отдыха, яхт-клубов, конференц-холлов и развлекательных центров – расходы на строительство и содержание которых уже превысили 8 миллиардов долларов!

 

Наконец, вспомним про Ашхабадский гольф-клуб, открытый в октябре 2017 года. И пусть стоил он "сущие копейки" – около 25 миллионов долларов, он тоже пустует, а на содержание его в функциональном состоянии требуется не менее 1 миллиона долларов в год. Перечислять дальше, на какие еще изначально переоцененные и никому не нужные объекты были потрачены колоссальные государственные деньги, можно было бы еще очень долго. При этом заявления властей Туркменистана о том, что значительная часть строительных проектов реализовывалась за счет частных инвестиций, в том числе иностранных, не выдерживают критики. Все инвестиции делались под правительственные гарантии полного возврата вложенных финансовых средств, что, с учетом бесполезности и убыточности возведенных объектов, так или иначе ложится бременем на госбюджет.

 

Возникает вопрос, почему президент, чья персональная санкция требуется для подписания любого мало-мальски стоящего контракта, допускает такую бесхозяйственность. Потому и допускает, что имеет с этого прямую личную выгоду.

 

Гурбангулы Бердымухаммедов встал во главе государства в конце декабря 2006 года. По официальным данным правительства Туркменистана, собранным из открытых источников, за период  с 2007 по 2018 год было заключено контрактов на строительство около 4 тысяч объектов производственного и непроизводственного назначения на общую сумму свыше 115 миллиардов долларов США.

 

Если учесть, что за каждый контракт иностранные подрядчики "откатывают" Бердымухаммедову от 20 до 30 процентов стоимости (местные – чуть меньше), нетрудно выяснить, что на одном только строительстве за годы своего президентства он "заработал" порядка 20-25 миллиардов долларов.

Из-за того, что в Туркменистане нет независимой судебной системы, и любые вложения и инвестиции, а также в принципе частная собственность, никак не защищены, желающие заключить договор с правительством иностранные партнеры, вынуждены идти на предлагаемые хозяевами коррупционные схемы в обмен на "честное слово" Бердымухаммедова, лично контролирущего все подобные контакты. Это во-первых, дает возможность туркменской стороне произвольно решать любые спорные вопросы в свою пользу,  а во-вторых, лишает инвесторов и подрядчиков шансов на рассмотрение спора в международном арбитраже, оставляя их с "честным словом" вместо денег.

 

Сапармурад Ниязов умер 21 декабря 2006 года. 24 декабря его похоронили, и уже на следующий день на заседании кабинета министров исполняющий обязанности президента Гурбангулы Бердымухаммедов говорил о строительных проектах, необходимости строгого контроля над проведением работ и соблюдении закрепленных в договорах сроков сдачи объектов в эксплуатацию. Еще будучи главой минздрава, он на собственном опыте убедился, что нет менее хлопотного способа воровать из бюджета, чем стройка, заключая от имени правительства договоры на возведение объектов здравоохранения. Поэтому, дорвавшись до неограниченной власти, он немедленно превратил страну в одну большую стройплощадку. Большую настолько, что все местные цементные заводы работали круглосуточно, но все равно не справлялись с задачей, которую ставил перед ними охваченный строительной лихорадкой глава государства.

 

Вдобавок к непомерной алчности обозначилась крепкая и столь же ошибочная убежденность Бердымухаммедова в том, что строительство инфраструктуры является единственным условием, необходимым для качественного развития. Уровень медицины он меряет количеством построенных больниц, а качество образования – архитектурными достоинствами возведенных университетских корпусов.

 

Высказывая недовольство слабым выступлением туркменских тяжелоатлетов на прошедшем недавно чемпионате мира, президент недоумевал, "Как же так! Ведь мы создали все условия – построили не имеющий аналогов в регионе Олимпийский городок!"

 

Он действительно убежден, что чистоту ахалтекинской породы лошадей должны обеспечивать суперсовременные ипподромы, а возведенный под Ашхабадом стекольный комбинат немедленно выведет Туркменистан в число ведущих мировых экспортеров стеклотары.

Наш Чапаев. К 115-летию со дня рождения народного артиста СССР Бориса Бабочкина

Втр, 22/01/2019 - 00:27

Артист с «нежной» фамилией Бабочкин был невысок, крепок, с пронзающим, сабельным взором. Когда он появлялся – нет, являлся! – на подмостках Малого театра, грохотали аплодисменты. Бабочкин был человеком известным, орденоносным, дважды лауреатом Сталинской премии. Переиграл множество ролей в классических постановках, ставил спектакли, которые неизменно шли с аншлагом.

 

Он был актером без амплуа – трагиком и комиком. Мог сыграть что угодно и кого угодно. Персонажи Бабочкина поражали достоверностью, образы – выразительностью. «Его исполнительское мастерство отличалось поразительной точностью, – вспоминала в книге «Амплуа – первый любовник» (не Бабочкин, а Георгий Менглет) актриса Маргарита Волина.  Найденный им закон внутренней жизни своего героя становился для него самого непреложным… Я не сторонник строго научного объяснения того, что есть тайна искусства. Тайна – она потому и называется тайной, что не подлежит ни объяснению, ни разгадке. Но я хочу назвать черту его артистической натуры, которую ценю никак не меньше непознаваемого, а с течением лет все более. Профессионализм».

 

Бабочкин играл, по образному выражению Б. Пастернака – до «полной гибели всерьез». Подобно Борису Андреевичу нынче вряд ли кто так исполнит свою роль – страстно, окрасив чувствами, как кровью.

 

Та же Волина говорила, что «его правдивость была дерзкой, а упрямость суровой и непреклонной».

 

Однако публика, взирая с партера и галерки на поседевшего, постаревшего Бабочкина, видела не столько его театральных персонажей – Хлестакова из «Ревизора», Репетилова из «Горе от ума», Власа из «Дачников», Кулигина из «Грозы», сколько Чапаева. Хотя сыграл Борис Андреевич в одноименном знаменитом фильме давным-давно, на заре своей карьеры, когда ему было едва за тридцать.

 

Образ героя Гражданской войны озарил Бабочкина вечной, неувядшей до самой смерти славой. Но и сложностей, неприятностей участие в картине братьев Васильевых принесло лицедею немало.

 

Едва ли не от каждой, даже внешне благополучной судьбы в ту мрачную пору тянулась тропинка к беде. За неосторожные, брошенные в запальчивости или гневе слова могли обесчестить, лишить наград, выслать, заключить под стражу. Несчастье маячило и перед Бабочкиным…

 

«Папе популярность действительно мешала, – вспоминала дочь артиста Наталья Борисовна. – Одно время он даже ненавидел фильм. Постоянно слышал: «Чапаев, Чапаев…» Но если бы не картина, то его просто не было бы в живых. После 1937 года за отцом постоянно ходили два человека, сменяя друг друга.

 

Однажды отец обратился к одному из соглядатаев: «Не надоело ходить за мной?» «Да ничего, Борис Андреевич, – отвечает тот, – завтра все кончится, не волнуйтесь». Отец пришел домой и говорит маме: «Ну что, Катя, надо бы белье приготовить… » Все это очень плохо кончилось бы для отца, если бы «Чапаева» можно было убрать с экрана...»

 

Режиссеры фильма братья Васильевы – на самом деле никакие не братья, а однофамильцы. Они Сергей и Георгий Васильев – подружились и стали вместе снимать кино. Сначала позвали Бабочкина на роль ординарца Петьки. Но все изменила шутка – артист загримировался под комдива, стал лихо крутить ус и рассуждать «по-чапаевски». Васильевы сразу поняли, кто должен играть главную роль.

 

Между прочим, Бабочкин и сам участвовал в Гражданской войне. Лихим кавалеристом не был, однако недурно ездил верхом. И потом использовал свое умение в легендарном фильме.

 

Болтали, впрочем, что артист «скакал» на… стуле. Да нет же! Кто сомневается, пусть пересмотрит кадры кавалерийской атаки чапаевцев и убедится, что все снято без обмана.

 

Создатели картины подстраховались – на случай, если трагический финал гибели комдива не понравится начальству, сняли несколько «альтернативных» концовок. На одной из них Чапаев говорит Анке и Петьке: «Счастливые, вы, молодые. Вся жизнь впереди».

 

…Первым зрителем картины, был, разумеется, Сталин. Причем ленту для него крутили несколько раз. На один из просмотров в ноябре 1934 года генсек позвал Кирова, Молотова с женой, Жданова, Калинина. Присутствовал и начальник Главного управления кинопромышленности Комитета по делам искусств Шумяцкий.

 

Сталин поинтересовался у него, как пресса отнеслась к фильму. Тот ответил, что «Правда» дала положительную, хотя и «не энергичную оценку». В «Известиях» рецензент, некто Херсонский, требовал усилить роль комиссара Фурманова, поднять ее выше образа Чапаева. Шумяцкий заметил, что считает это «критическим загибом».

 

Сталин согласился: «Ох, уж эти критики. Такие вещи пишутся неспроста. Они дезориентируют. Люди нашли очень правильные краски для создания образа комиссара. А их тянут в другую сторону».

 

После просмотра картины все хвалили Бабочкина, Леонида Кмита (исполнителя роли Петьки) и Варвару Мясникову (Анку).

 

Сталин сказал: «Чем больше смотришь “Чапаева”, тем он кажется лучше, тем больше находишь в нем новых черт». По некоторым данным, он смотрел фильм 38 раз. Количество зрителей в первый год проката было ошеломляющим – 30 миллионов.

 

В своей книге «В театре и кино» Бабочкин назвал главное, по его мнению, достоинство фильма: «”Чапаев” для зрителей тридцатых годов – или во всяком случае для громадного большинства этих зрителей – был не фильмом, заранее придуманным, подготовленным, срепетированным, а потом снятым на пленку. Это был подлинный, несомненный и реальный кусок жизни, захватывающий и трагический…»

 

Артист описывает, как на центральной площади маленького городка Кингисеппа Ленинградской области собрался народ. Десятки людей грелись у костров, кипятили чайники. Тут же стояли распряженные лошади, от которых шел густой пар. Это были крестьяне окрестных сел и деревень, съехавшиеся посмотреть «Чапаева». Картина шла в местном доме культуры круглые (!) сутки, и они ждали своей очереди.

 

«Через много лет я встречаю одного зрителя, бывшего военного, – писал Бабочкин. – Единственного, который сознается, что не любит картину, не может о ней вспоминать хладнокровно. Почему? Около кинотеатра в толпе ему тогда сломали ногу, такая была давка...»

 

Кино было частью моего детства – большой, важной. Скопил, урвал от школьного обеда денежку или мама раздобрилась на двугривенный, сейчас же – в кино. Тем более, постоянно выходили какой-то замечательные фильмы. Я смотрел на экран и поражался – как же чудесно снято! Как здорово выглядят и как точно выражаются герои!

 

Я выстаивал в очереди к кассе кинотеатра с беспокойно колотящимся сердцем – боялся, что кончатся билеты. Наконец, добирался до заветного окошка, бросал на блюдечко горсть монеток и получал вожделенный голубой листок. Бежал к дверям, нырял в темноту зала, где уже разносились музыкальные аккорды и бежали по экрану титры…

 

В праздничные дни вход в кинотеатры был свободным, то есть бесплатным. Обычно показывали патриотические картины: «Адмирал Нахимов», «Олеко Дундич», «Депутат Балтики», «Ленин в 1918 году», «Мы из Кронштадта», «Секретарь райкома», «Константин Заслонов» и другие ленты.

 

Моим же любимым фильмом был «Чапаев». Кадры из той картины запомнились навсегда.

 

Под барабанный бой четким строевым шагом идут на позиции красных шеренги белых офицеров. Один из чапаевцев, сворачивая козью ножку, усмехается: «Красиво идут». Другой соглашается – то ли презрительно, то ли уважительно молвит: «Интеллигенция…»

 

Без устали строчит пулемет Анки, грохочут ружейные выстрелы, рвутся гранаты. Атака белых отбита. Но из-за косогора с гиканьем и свистом несутся кавалеристы. «Казаки!» – тревожно вглядывается в горизонт бородатый солдат. Сдергивает в отчаянии шапку и закрывает глаза Анка…

 

Вдруг лицо ее озаряется восторгом – она узнает в несущемся навстречу всаднике в лихо сбитой набок папахе и развевающейся бурке Чапаева. Вслед за бесстрашным комдивом с обнаженной шашкой разливается кавалерийская лава, грохочет молодецкое «ура!». Позиции белых смяты, они в панике бегут…

 

Как же я переживал, когда белые под покровом ночи коварно напали на чапаевский штаб! Комдив с Петькой бились до последнего, но им пришлось отступить к берегу Урала.

 

В истерике бьется белогвардейский пулемет, свистят пули, будоража речную гладь. Начдив ранен, но плывет, плывет: «Врешь, не возьмешь…» Еще немного, и он доберется до берега. Так хотелось, чтобы Чапаев уцелел, спасся…

 

Этот фильм я смотрел десятки раз и выучил наизусть. Но никогда не видел, как погибает главный герой. Незадолго до смертельного мига я выбегал из зала и вслед мне доносился печальный вздох…

 

Но, оказывается, комдив выжил! В 1941 году, вскоре после начала войны вышел пятиминутный фильм «Чапаев с нами». И там строчил вражеский пулемет по плывущему герою. Он скрылся под водой, но потом все же вынырнул! С берега его подбадривали бойцы – уже не Гражданской, а Великой Отечественной: «Давай, Василий Иваныч, давай!»

 

Чапаев выходит на берег. Расправляет плечи, надевает папаху, набрасывает бурку: «Ну, что у вас тут? Опять немцы полезли?» Красноармеец подтверждает: «Опять полезли, проклятые…» Лицо Чапаева вспыхивает гневом: «Врешь, не возьмешь. Били и будем бить!»

 

Гремит марш, маршируют солдаты с винтовками наперевес. Разносится окрест громовой голос Чапаева: «Построили вы великолепную жизнь на нашей земле. И эту жизнь у нас отнять хотят?! И кто? Поганая стая, фашистская. Бей ее в кровь, бей без жалости! Так, чтобы следа от нее не осталось!»

 

Печатают шаг шеренги советских воинов, мчатся танки, гудят в небе краснозвездные самолеты. Скоро очистят они родную землю от жестоких пришельцев. И не будет пощады кровавой вражьей стае! 

 

…«Небитым» его назвать было трудно был бит, не раз и жестоко, а вот рубцы и шрамы он скрывал тщательнейшим образом», – вспоминала Волина. Она не уточняла, что у Бабочкина нередко случались конфликты – шумные, ожесточенные – с коллегами: Царевым, Жаровым. Отголоски тех «войн» доходили до самого верха, до министра культуры Фурцевой.

 

Борис Андреевич чем-то походил на «своего» Чапаева, сражался безудержно, отважно, размахивая шашкой убеждений, взглядов на искусство, сценическую профессию. И – надорвал свое сердце…

 

В 1975 году Бабочкин начал репетировать в Малом театре «Чайку». Однако ему нездоровилось. Как-то жена Игоря Ильинского, Татьяна Битрих-Еремеева, встретила Бориса Андреевича в театральной поликлинике. У него был нездоровый вид, всегда живые глаза поблекли. «Пошаливает сердце», – пояснил он. Женщина посетовала и, как обычно, в таких случаях, посоветовала поберечь себя, остановиться.

 

Бабочкин пристально посмотрел на нее, усмехнулся: «А оно и само остановится». Борис Андреевич имел в виду сердце. Но он не думал, что оно замрет так скоро…         

Киргизская диаспора в России заступилась за русский язык на родине

Пнд, 21/01/2019 - 02:13

«Прежде чем поднимать популистские вопросы, призываем заняться конкретными делами, направленными на развитие экономики и улучшение жизни людей на местах», — таким заявлением киргизская диаспора в России отреагировала на инициативу оппозиции Киргизии о проведении референдума, посвященного вопросу о лишении русского языка статуса официального, пишет «24.kg» со ссылкой на Общероссийский киргизский конгресс.

 

В заявлении диаспоры отмечается, что работающие в России киргизстанцы задаются вопросом: «Неужто у политической элиты Кыргызстана не осталось других проблем, кроме как лишить русский язык официального статуса?».

 

"Неужели сегодня развитию экономики мешает русский язык? Наоборот, около миллиона мигрантов с помощью русского языка зарабатывают себе на хлеб, кормят свои семьи, вносят огромный вклад в экономику страны. Россия стратегический партнер Киргизии, и членство республики в ЕАЭС дает свои преимущественные плоды для мигрантов», — подчеркивают члены конгресса.

 

Они также напомнили, что оппозиционные политики, призывающие лишить русский язык его статуса, тоже имеют отношение к текущему положению дел в экономике Киргизии, чье состояние вынудило более миллиона киргизстанцев уезжать на заработки за рубеж, преимущественно в Россию.

 

«Своим заявлением относительно статуса русского языка вы показываете, что живете совсем в ином мире и измерении. Пора кончать с превращением Киргизии в политическую экспериментальную лабораторию, занимайтесь лучше делами, не наносящими вред народу Киргизии!» — подчеркивают авторы заявления.

 

Позже заочная полемика киргизских националистов и мигрантов продолжилась. Член Национального оппозиционного движения Улукбек Маматаев, комментируя заявление киргизской диаспоры в России, сообщил следующее (орфография и пунктуация оригинала сохранена):

 

«…советую не лезть внутренние дела Кыргызстана итак из-за вмешательства России во внутренние дела нашей страны мы очень сильно отстаем, вы там лучше занимайтесь своими делами в России, если хотите помочь Кыргызстану тогда приезжайте и работайте здесь…»

 

Напоминаем, что в середине январе 2019 года киргизстанская политическая оппозиция провела «Курултай общественных, политических и патриотических сил», участники которого предложили устроить 24 ноября 2019 года референдум и убрать из Конституции республики норму о том, что русский язык в Киргизии имеет статус официального.

 

Отметим, что, согласно официальным данным, около 750 тысяч граждан Киргизии вынуждены работать за рубежом. А по неофициальным, численность киргизстанских трудовых мигрантов превышает миллион человек (шестая часть населения республики). Из них 80% работают в России.

 

За 11 месяцев 2018 года мигранты перечислили из России в Киргизию посредством различных систем денежных переводов свыше $2 млрд 436 млн (около 162 млрд 643 млн рублей по текущему курсу). Сопоставимую сумму они привезли в виде наличных денег.

Ложь и трагедия. «Голодомор» как инструмент геополитики

Пнд, 21/01/2019 - 02:04

В начале ноября 2018 года The Wall Street Journal опубликовала статью Сары Кэмерон «Забытый советский голод. Мы помним, что Сталин сделал с Украиной, но не с Казахстаном». Автор пытается привлечь внимание к якобы забытой трагедии казахского народа, а также задаётся вопросом, отчего Конгресс США ещё в 80-е годы прошлого века озаботившийся расследованием голода в 1932-1933 годах на Украине, ничего подобного не предпринял в отношении голода того же периода в Казахстане.

 

А действительно, отчего о казахстанском голоде в США заговорили только сейчас? Ведь голод 1932-1933 гг. в Советском Союзе охватил огромные территории, которые помимо Украины и Казахстана включали Поволжье, Кубань, Северный Кавказ. Погибли миллионы людей.

 

По данным Института демографии и социальных исследований НАН Украины, опубликованным в 2013 году, относительные потери Казахстана составили 22,42% населения, а Украины - 12,92%. При этом потери от голодной смерти в затронутых голодом областях России (на Поволжье, Кубани, Северном Кавказе) были сопоставимы с казахстанскими, доходя в некоторых районах до 30%. С ними коррелируют опубликованные в 2009 г. данные российских архивов, которые фиксируют сокращение сельского населения в Казахстане на 30,9%, в Поволжье - на 23%, на Украине - на 20,5%, на Северном Кавказе - на 20,4%. Но ввиду того, что главными жертвами голода оказалось во всех пострадавших районах сельское население, в Казахстане эта трагедия еще и серьёзно повлияла на этнический состав населения.

 

Я умышленно стараюсь не опираться на абсолютные цифры потерь. Учитывая разную численность населения разных регионов СССР, такие цифры дают искажённую картину трагедии. Кроме того, разброс в оценке количества погибших слишком велик, а сами оценки – умозрительны. Вот, к примеру, цифры жертв голода во всём СССР по оценкам различных западных исследователей: Ф.Лоример (1946 год) - 4,8 млн. чел., Б.Андерсон и Б.Сильвер (1985 год) - 2-3 млн чел., Р.Конквест (1986 год) - 8 млн чел. По оценкам Государственной Думы РФ (2008 год) - 7 млн чел.

 

С.Кэмерон оценивает потери Казахстана в 1,5 миллиона умерших (из которых 1,3 миллиона казахи) и еще около 200 тыс. казахов, бежавших за границу. В свою очередь, Институт истории Украины считает, что только на территории Украины от голода погибло 3,9 миллиона человек. Даже сложив эти две цифры, без учета числа умерших в России, мы получим сумму, превышающую оценки Ф.Лоримера и Б.Андерсона/Б.Сильвера для всего СССР. Таким образом видим, что цифру погибших каждый исследователь определяет умозрительно, исходя из собственной убеждённости или политической целесообразности.

 

Любопытно, что Р.Конквест приходит к выводу, что голод на Украине и в Казахстане был вызван разными причинами. Так, голод в Казахстане и в России был, по его мнению, вызван плохим управлением (и с ним согласны ряд других американских и европейских исследователей проблемы), а вот голод на Украине он считает искусственно организованным. Подавать по сути трагическое событие одного порядка под разным углом зрения – не научно-объективный, а откровенно политизированный взгляд на проблему.

 

 И вот теперь в Вашингтоне спохватились и решили исправить прежние оценки и объявить казахстанский голод геноцидом. При этом звучит стандартное американское объяснение: «Мы не знали, русские всё скрывали». Такое заявление не выдерживает критики. Уже к середине 40-х годов прошлого века проблема голода тридцатых годов была не просто известна на Западе, но успела стать предметом научных исследований. Упомянутые выше оценки Ф.Лоримера взяты из его книги «Население Советского Союза: история и перспективы», вышедшей в 1946 г. в Женеве.

 

Казахстанским голодомором на Западе заинтересовались только сейчас и явно не случайно. Надо ли говорить, что голодом на территории России Запад не интересуется вообще. Демонстративное вычленение отдельных региональных «голодоморов» из общего массива голода 1932-1933 гг. в СССР и присвоение им статуса «геноцидов» делается в целях сугубо политических. И цель этого ясна – настроить население бывших советских республик против России. Винить во всех злых умыслах Москву. На Западе это сейчас, как говорится, «в тренде».

 

И причины здесь вполне корыстные. Абсолютно теми же мотивами руководствовались США, когда подталкивали Европу к санкциям в отношении России. Идея о единой Европе от Атлантики до Урала, обретшая в начале 90-х годов XXвека второе дыхание в виде концепции единого экономического пространства от Атлантики до Тихого океана, всегда была страшным сном Вашингтона. Единая Евразия ставила крест на американской гегемонии. И потому для США было жизненно важно разорвать торгово-экономическое сотрудничество России, которое основывалось на российской ресурсной базе и европейских технологиях и финансах. Причём, если российскую нефть Европа могла без проблем заместить хоть аравийской, хоть африканской, хоть латиноамериканской, то российский газ был для неё безальтернативен. Никто, кроме России, не мог гарантировать поставку нужных объёмов газа, да ещё и по более низким ценам, чем потенциальные конкуренты.

 

Бесперебойное поступление российского газа было необходимо для сохранения конкурентоспособности европейской промышленности. При этом 80% российского газового транзита в Евросоюз шло через Украину. Решение напрашивалось само собой – выбить Украину из схемы транзитного российско-европейского торгово-экономического сотрудничества. Тем самым оставить Россию без рынка сбыта энергоносителей, а Европу – без жизненно необходимых её промышленности объёмов дешёвого газа. Таким образом не только устранялась опасность создания в Евразии альтернативного США торгово-экономического объединения, а оба его потенциальных участника – Россия и ЕС – попадали в зависимость от США, которые бы единолично решали, на каких условиях будет работать украинский транзит. За последние 30 лет США немало сделали для реализации этой концепции, начиная от создания различных «санитарных кордонов», вроде объединений ГУАМ или «Междуморье», и заканчивая тремя государственными переворотами в Киеве.

Концепция «голодомора-геноцида» стала одной из основополагающих идеологем, транслированных американцами своим союзникам на Украине, чтобы обосновать алогичный с точки зрения политических и экономических интересов украинского государства курс на конфронтацию с Россией.

 

За последние 10-15 лет в мире произошли глобальные изменения. Стало очевидно постепенно ослабление Евросоюза и неспособность европейских элит преодолеть свою зависимость от США в формировании внешней и оборонной политики. Зато многократно усилился Китай, ставший (по паритету покупательной способности) первой экономикой мира. В итоге европейский вектор российской политики все более уравновешивается китайским и теперь уступает ему в приоритетности. Внимание России к развитию Дальнего Востока, созданию транспортной инфраструктуры, надёжно связывающей с европейской Россией Север, Камчатку, Приморье, Приамурье, Забайкалье, Якутию, ежегодное участие КНР в Восточном экономическом форуме во Владивостоке, регулярные встречи Владимира Путина с Си Цзиньпином, строительство нефте- и газопроводов в Китай – всё это о многом говорит. Европа не ушла из сферы российских интересов, но она перестала быть критически важной в качестве экономического партнёра. Более важной связкой, определяющей судьбу Евразии на сегодня, является российско-китайская и российско-казахстанская.

 

И США тут же уловили изменение геополитических приоритетов России, своего, по существу, единственного реального противника в мире, который может дать им адекватный военный отпор. Не случайно в последние годы они наращивают давление не только на Россию, но и на Китай, стремясь любой ценой разорвать опасный для них союз. В Вашингтоне понимают, что нынешняя Европа может существовать как глобальный экономический игрок только в тесном сотрудничестве с Россией и Китаем в рамках проекта единой Евразии. Понимают и то, что в ближайшие годы совокупная экономическая мощь создаваемого Москвой и Пекином единого евразийского рынка, будет притягивать к себе ЕС. Военных средств решения этой проблемы у США нет. Ставка на экономическое давление себя не оправдала. Да, российская и китайская экономики понесли потери, но выстояли, а по ряду аспектов даже и укрепились. Остаётся традиционное решение – блокирование торговых путей, связывающих Россию, Китай и Западную Европу с целью подрыва их экономического взаимодействия. И здесь транзитный потенциал Казахстана трудно переоценить.

 

Конечно, Вашингтон не сможет заблокировать Транссиб или Северный морской путь. Однако пропускная способность этих двух маршрутов пока относительно невелика, а развитие инфраструктуры займет годы. Обходной путь через южные моря американский флот пока способен контролировать. Зато есть прямые, надёжные, безопасные торговые пути из Китая в Россию и дальше в Европу через Казахстан. Причём Астана не первый год прилагает усилия к развитию транзитной инфраструктуры.

 

Блокирование этих торговых путей, появление в сердце Азии враждебного российско-китайским планам государства или некой политической «чёрной дыры» наподобие нынешней Украины, серьёзно снизит потенциал российско-китайского сотрудничества, а значит и влияние Москвы и Пекина в Евразии. И тут концепция голода 30-х годов, как геноцида казахов, более чем подходит для создания в казахстанском обществе нужных Вашингтону настроений.

 

Дальше тему «голодомора казахов» можно легко развить по опробованным на Украине лекалам. Если казахстанский голод особый и к тому же квалифицируется как геноцид казахов, то логично возникнет вопрос: кто и зачем его организовывал? При такой постановке вопроса ответ будет однозначным – Москва. Оттуда ведь шли указания о коллективизации, об осаждении кочевников на землю. Да и комиссаров оттуда присылали. В принципе и завершение темы известно. Быстро найдутся сотни «учёных» и «патриотов», которые либо за мзду, либо за политические перспективы сотворят легенду о свободолюбивом казахском народе, который единственный не подчинился большевикам, и они так его испугались, что решили извести под корень и заменить русскими. Почему не извели, если так бодро начали, никто спрашивать не будет, как никто не будет разбираться и в том, что большевистское правительство по меньшей мере некорректно отождествлять с Россией, а уж тем более с русским народом, который подвергся не меньшим репрессиям, чем все остальные народы СССР.

 

Сам факт отрыва казахстанского голода от общесоюзного, попытка его сепарации, приватизации для нужд нового казахстанского государства, ведёт к противопоставлению голода в Казахстане и голода в России, к утверждению о различном характере этих двух голодов. Те же самые западные исследователи, которые ещё вчера утверждали, что казахстанский голод был следствием грубых ошибок, быстро поменяют свое мнение в угоду политической конъюнктуре и заявят, что казахи также стали жертвами целенаправленного геноцида.

 

Если уж на Украине, где до сих пор не разберёшь кто русский, а кто украинец (национальность является скорее предметом политического, чем культурного выбора), удалось заморочить голову и убедить народ в том, что в «голодомор» гибли исключительно украинцы, а выгодоприобретателями были русские, то в Казахстане, где от голода действительно пострадали в большей степени казахи, которых лишали скота и осаживали на землю, и особых усилий не потребуется.

 

Между тем, если мы посмотрим на то, как развивались события во всех поражённых голодом регионах, то обнаружим, что проблемы, приведшие к катастрофе, были абсолютно идентичны. Это, во-первых, слепое следование идеологическим догмам, а во-вторых, банальный непрофессионализм и головотяпство.

 

Идеологическая установка была на раскулачивание зажиточных крестьян-богатеев. Соответственно необходимы были некие нормативы, которые позволяли бы не шибко грамотному деревенскому активу определить, кто кулак, а кто середняк или бедняк. В земледельческих областях с этим было проще. В кулаки записывали всех, кто нанимал батраков или владел средствами механизации (мельницы, молотилки и проч.).

 

Сложнее было со скотом, поскольку в одних регионах богачом считался крестьянин, имевший трёх лошадей, а в других – и семь было немного (с коровами аналогично). Поэтому в определении, кто подлежит раскулачиванию, а кто нет, в основном полагались на мнение местного актива.

 

С кочевыми казахами, жившими к тому же ещё родоплеменным строем, все обстояло намного сложнее. Как приезжему большевику, незнакомому с местной спецификой, было определить, кто бай и эксплуататор, а кто – просто глава большой семьи или старейшина рода? Чьи это табуны в тысячи коней и стада в сотни голов крупного рогатого скота – рода, целого племени или одного владельца? А как контролировать исполнение спущенных сверху директив, если эти кочевники сегодня здесь, а завтра за сотни километров? К ведению какого райкома или губкома они относятся, если живут в нескольких районах по очереди?

 

Выход нашли примитивный – осадить кочевников на землю. Заставить их заняться земледелием. Определить, сколько голов скота должно приходиться на одного человека, чтобы он не считался кулаком (или баем). То есть насильственно ломался и переделывался быт, навязывался чуждый образ жизни. Значительная часть скота подлежала обобществлению.

 

Естественно, казахи сами стали вырезать «излишки», да так, что к началу голода количество крупного рогатого скота и коней у них сократилось на 80%. Те же процессы шли и в славянских областях, где также вырезался подлежащий обобществлению скот. Но при всей важности скота для крестьянства хлебородных областей, главным продуктом там всё же был хлеб. Поэтому голод на Украине, в Поволжье, на Кубани, на Северном Кавказе и в Западной Сибири начался тогда, когда в процессе хлебозаготовок по завышенным нормативам у крестьян выгребли не только излишки, но и хлеб, нужный для собственного потребления, и семенное зерно.

 

Почему уже в 1934 г. «голодомор» в аграрных районах прекратился? Большевики хоть и с опозданием, но смекнули, что перегнули палку, что дело неладно. Правительство немедленно прекратило грабительские хлебозаготовки и начало отправлять в поражённые голодом районы эшелоны с зерном. А когда удалось засеять поля и получить урожай, нормальная жизнь мало-помалу восстановилась.

 

Кочевникам же, лишённым скота и посаженным на землю, восстановить нормальную жизнь было в разы труднее. Процесс восстановления поголовья растягивался на десятилетия. Им приходилось начинать новую хозяйственную деятельность, о которой они ничего не знали. Поэтому голод в Казахстане был более суровым, чем в земледельческих районах СССР. В конечном итоге он привел к перестройке всей казахстанской экономики, поскольку прежний кочевой образ жизни восстановить было уже невозможно.

 

Однако даже объективно признав кочевое население Казахстана наиболее пострадавшим от голода, нигде ни в каких документах самый дотошный и добросовестный исследователь не найдет свидетельств того, что большевиками ставилась задача искоренить местное население и что голод устраивался советской властью искусственно, чтобы обезлюдеть казахстанские степи для их заселения русскими. Наоборот, именно в эти годы Казахстан повысил свой административный статус и стал из полноправной союзной республикой совсеми вытекающими преимуществами и последствиями.

 

Страшное бедствие голода начала 30-х стало уделом огромной части населения СССР. Нашей общей бедой, когда смерть не выбирала, кто украинец, кто русский, кто казах. Поэтому и память о нём у нас должна быть общая, а не разделенная по национальным углам, согласно тем или иным директивам американского Сената, который резолюции свои принимает тогда и такие, какие выгодны прежде всего самим США и американскому бизнесу, но никак не казахам, украинцам или русским. И мы не должны позволить нас заморочить и поссорить. 

«...а люди в нём актёры». Открытие Года Театра в Алма-Ате

Пнд, 21/01/2019 - 01:53

Открытие Года Театра в Российской Федерации состоялось 20 января 2019 года в Государственном музее искусств имени А. Кастеева в Алма-Ате. На него были приглашены представители дипломатического корпуса,  деятели театрального искусства Южной столицы, представители общественности, журналисты, театральные критики.  

 

Открывая церемонию, Генеральный консул Российской Федерации в Алма-Ате Евгений Бобров отметил, что объявление 2019 года Годом Театра в России сулит всем нам огромное количество интересных событий, знаковых постановок и знакомств с новыми авторами и сценическими произведениями. 

 

Вниманию собравшихся был предложен спектакль «Сонеты Шекспира» юных актёров из творческой мастерской «Созвездие ANDRES» под руководством Заслуженного деятеля Республики Казахстан Марины Ганцевой. Затаив дыхание, зрители слушали такие знакомые, но зазвучавшие по-новому строки английского классика, переведённые на русский язык известнейшим поэтом и переводчиком Самуилом Маршаком. По окончании действия публика устроила актёрам длительную овацию и долго не отпускала со сцены.  

 

Консул Генерального консульства Российской Федерации в Алма-Ате, заместитель руководителя представительства Россотрудничества в Республике Казахстан Ирина Переверзева, представляя спектакль публике, отметила, что шекспировская тема не случайно легла в основу открытия Года Театра, ведь именно Шекспиру принадлежит фраза, ставшая крылатой: «Весь мир театр, а люди в нём актёры».  

 

По окончании спектакля все собравшиеся: и юные актёры, и зрители, были приглашены на чай со специально доставленными из России тульскими пряниками. Вечер был организован представительством Россотрудничества в Республике Казахстан в содружестве с Генеральным консульством Российской Федерации в Алма-Ате и Государственным музеем искусств имени А. Кастеева. 

«У камелька». Традиционная встреча соотечественников в Алма-Ате

Пнд, 21/01/2019 - 01:31

Традиционная встреча соотечественников «У камелька» состоялась 19 января 2019 года в Генеральном консульстве Российской Федерации в Алма-Ате. На неё были приглашены руководители и активисты общественных организаций соотечественников, члены Ассамблеи народа Казахстана, представители общественности. 

 

Обращаясь со словами приветствия к собравшимся, консул-советник Генерального консульства Российской Федерации в Алма-Ате Валентин Колясев поздравил всех с наступившим 2019 годом. В своём выступлении он пожелал собравшимся здоровья и счастья, а также выразил уверенность, что и в новом году жизнь российской диаспоры в Казахстане будет интересной и насыщенной.  

 

Консул Генерального консульства Российской Федерации в Алма-Ате , заместитель руководителя представительства Россотрудничества в Республике Казахстан Ирина Переверзева подвела итоги совместной работы со Страновым советом, после чего гости увидели видеофильм о наиболее ярких событиях прошедшего 2018 года.  

 

С концертной программой выступил ансамбль кларнетистов средней школы № 83 Алма-Аты и трио барабанщиков. Прозвучали произведения российских и зарубежных авторов, посвящённые Новому году, радости и счастью. С особой теплотой гости встретили песню Игоря Матвиенко «Выйду ночью в поле с конём» в исполнении лауреата международных конкурсов Елизаветы Севостьяновой. Бурные аплодисменты и крики «Браво!» сопровождали выступление трио барабанщиков.  

 

Ежегодно на встрече «У камелька» Генеральное консульство объявляет имена тех, для кого прошедший год оказался наиболее удачным и плодотворным. Им вручается шуточная награда «Почётный пряник Генерального консульства». В этом году почётные пряники получили все присутствовавшие на встрече как знак успеха совместной работы на благо дружбы между народами России и Казахстана.  

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer