Русские в Казахстане - анонсы

RSS-материал
Русские в Казахстане - информационный портал
Обновлено: 49 минут 29 секунд назад

Своих не бросят. Соотечественникам дадут новые стимулы для переезда в Россию

Втр, 09/10/2018 - 02:37

Около 800 тысяч человек вернулись в Россию по госпрограмме добровольного переселения соотечественников. На помощь для переезда и устройства на новом месте правительство будет в течение трех лет выделять по 3 млрд рублей. Как работает программа и в чем ее необходимо доработать, обсудил кабмин РФ на заседании.

 

 

Особенности казахстанской политической культуры: грешник лучше праведника.

Пнд, 08/10/2018 - 03:03

Политическая культура Казахстана начала зарождаться еще в советское время, но окончательно сформировалась уже после 1991 года. Ее как один из факторов надо обязательно принимать во внимание при любом анализе казахстанских политических процессов.

 

Ашхабад-1948: реквием. Число жертв колоссального землетрясения составило до 176 тысяч человек

Пнд, 08/10/2018 - 02:58

6 октября Туркменистан отмечает День памяти. Траурные мероприятия пройдут в  столице страны в мемориальном комплексе «Народная память». Здесь состоится церемония возложения цветов к монументу «Духовное поклонение», посвященному жертвам Ашхабадского землетрясения, а также к монументам «Сыновья народа» и «Вечная слава», посвященным павшим в Великой Отечественной войне и других войнах, в которых участвовали туркмены. В мечетях и православных храмах страны будут молиться о погибших земляках.

 

Роковая ночь

 

Ночь с 5 на 6 октября 1948 года стала роковой для Ашхабада. По свидетельству документов и очевидцев, в 1 час 09 минут после полуночи столица Туркменской ССР оказалась в эпицентре сильнейшего землетрясения, который находился у селения Кара-Гаудан, что примерно в 25 километрах юго-западнее туркменской столицы. Очаг  его был на небольшой глубине,  на поверхности земли образовались огромные трещины.

 

Ашхабад был буквально стёрт с лица земли. 98% домов рассыпались в прах, заживо похоронив под обломками горожан.

 

Ночную тьму сквозь тучи поднявшейся пыли осветило зарево многочисленных пожаров, улицы были оглашены криками и стонами раненых, плачем и рыданием обезумевших от горя людей.

 

Полностью были разрушены все городские коммуникации, выведены из строя мосты и дороги, сильно повреждены водопроводная и ирригационная сети. Железнодорожный вокзал и аэропорт также превратились в груду обломков. 

 

Во время землетрясения многие жители Ашхабада уже спали. Те немногочисленные полуночники, кто ещё находился на улицах города,  рассказывали позднее о нараставшем подземном гуле, после которого последовал мощный толчок.  

 

«Когда я пришёл в себя, то понял, что ещё стою у открытого окна и держусь за раму, а за окном было что-то невероятное, невозможное. Вместо тёмной прозрачной звёздной ночи передо мной стояла непроницаемая молочно-белая стена, а за ней ужасные стоны, вопли, крики о помощи. За несколько секунд весь старый глиняный, саманный город был разрушен, и на месте домов в воздух взметнулась страшная белая пелена пыли, скрывая всё».

 

Так вспоминал первые минуты катастрофы академик Д.В.Наливкин. Он оказался в ту роковую ночь в здании ЦК компартии Туркмении, где, как было принято в то время, шло ночное совещание, посвящённое проблемам Кара-Богаза. На этом совещании присутствовали многие специалисты и партийные работники, которые даже не подозревали тогда, что это спасёт им жизнь.

 

Заместитель министра здравоохранения СССР, главный санитарный инспектор Минздрава СССР подполковник медицинской службы Т.Е. Болдырев тоже вспоминал потом эту роковую ночь:

 

«Ничто не предвещало совершившейся катастрофы. Стояла тёплая, тихая и ясная южная ночь. Сильнейшие горизонтальные колебания почвы, сопровождавшиеся сильным подземным гулом и завершившиеся вертикальным толчком огромной силы, были настолько неожиданны, что не только мирно спавшие люди, но и те, кто бодрствовал дома или находился на работе в ночную смену, были застигнуты врасплох.

 

Многие тысячи мирно спавших людей оказались засыпанными обломками своих жилищ. Сотни рабочих ночных смен погибли под обломками своих предприятий. Погасло электрическое освещение. Все сохранившиеся в городе уличные часы остановились на 1 ч. 09 мин.

 

Замолкло радио.

 

В наступившей кромешной тьме несколько секунд слышался грохот разрушающихся зданий, треск ломающихся балок… Глухой шум, подобный тяжёлому вздоху, пронёсся по городу, и тотчас же наступила мёртвая тишина. Воздух наполнился густой удушливой пылью. Ни одного звука, ни криков о помощи — как будто бы под развалинами погибло абсолютно всё живое. Только спустя некоторое время появились первые признаки жизни — крики о помощи, стоны раненых, детский плач, причитания о засыпанных, погибших родственниках.

 

В кромешной тьме, в удушливой пыли все, кто выбрался из-под развалин или по счастливой случайности оказался вне зданий, спешили голыми руками откопать своих детей, отцов, матерей, соседей… Бурное утро 6 октября застало десятки тысяч людей лишёнными одежды, почти голыми.

 

Почти в каждой семье в этот день были погибшие. Помощь раненым в первые часы оказывалась самим населением».

 

Однако Т.Е. Болдырев не прав в одном: существуют так называемые предвестники землетрясения, в том числе природного происхождения.  Например, аксакалы тогда заметили, что змеи и ящерицы ушли из нор перед катастрофой и сообщили об этом куда следует. Но правительство республики просто не приняло их предупреждений к сведению.

 

Сила подземных ударов достигала, как определили уже потом, 9-10 баллов по шкале Рихтера,.  Она была выше в восточной части, а в западной части города ниже.

 

Землетрясение состояло из двух толчков. Промежутки между ними – по 5-8 секунд. Первый толчок был силой около 8 баллов. Второй, который оценивается в 10 баллов, снёс буквально всё, что уцелело после первого. Следующий сильный толчок в 7-8 баллов произошёл ближе к утру.

 

Когда рассвело, взору людей открылось жуткое зрелище: вместо города стояли одни деревья и каменные трубы домашних печей. Целых зданий насчитывались единицы, а большинство устоявших было в таком аварийном состоянии, что впоследствии их пришлось разобрать.

 

Один из выживших позднее так описывал свои ощущения:

 

«Среди ночи — грозный гул, потом — грохот и треск, земля задрожала и заколыхалась. Полупроснувшись, подумал: опять война снится и бомбежка! Но эта катастрофа была похуже бомбёжки. Поняв, выскочил и выбежал во двор, за спиной рухнул дом. Клубы взметнувшейся пыли. Качающиеся деревья и падающие дома были освещены каким-то странным желтоватым светом. Затем наступил мрак, и со всех сторон раздались крики, плач; засветилось багряное пламя вспыхнувших пожаров, а земля продолжала временами подрагивать. То тут, то там сыпались кирпичи, падали уцелевшие стены… Откопали подушку. Под ней — лицо матери. Она была жива. Но ранена, без сознания и уже задыхалась. Подбежал сосед. Мы приподняли балку и вытащили мать». 

 

Ещё более 4 дней разбушевавшаяся стихия не давала покоя несчастным жертвам – продолжались подземные толчки с затухающей амплитудой.

«Квартал за кварталом – одна и та же картина. Смотреть было жутко и тяжко. Число человеческих жертв осталось точно не подсчитанным, но цифра явно была ужасающей». 

 

Так описывает академик Д.В.Наливкин, то, что увидел спустя несколько дней после первого толчка, когда он летел на борту военно-транспортного самолёта над городом.

 

«Вождь народов» и Ашхабад

 

Когда Сталину, как свидетельствуют некоторые источники, доложили об ашхабадской катастрофе, он усомнился в правдивости нарисованной ему картины. Тогда и был отправлен в Ашхабад известный кинооператор Роман Кармен, снявший уникальный получасовой фильм – документальную хронику тех незабываемых дней, на долгие годы спрятанную затем в «спецхран».

 

Присутствием в Ашхабаде Кармена Сталин не ограничился. По легенде, он сел в самолёт и сам отправился к месту трагедии. Долго кружил над разрушенной столицей Советской Туркмении, а потом улетел в Москву. Может быть, после этого «вождь народов» и принял решение об оказании действенной безотлагательной помощи Ашхабаду, которая стала поступать из Москвы, Баку, Ташкента, Алма-Аты и других городов СССР.

 

Спустя 30 часов после трагедии в газете «Правда» появляется первое официальное сообщение ТАСС о землетрясении: «... произошло землетрясение силой до 9 баллов... в г. Ашхабаде имеются большие разрушения... разрушено большое количество жилых домов. Имеется много человеческих жертв.

Из телеграммы, направленной вечером в ЦК ВКП(б): «... определено 6 мест захоронения. На рытье могил работало только военных 1200 человек. За день собрано 5300 трупов и свезено к местам захоронения... 3000 трупов не опознаны...».

 

Затем в газете «Правда» несколько дней подряд публикуются сообщения о помощи населению, пострадавшему от землетрясения в Ашхабаде, а также большая статья «Изучение землетрясений в Советском Союзе». О самой катастрофе в ней несколько строк: «Большое стихийное бедствие постигло Туркмению – цветущую республику братской семьи народов Советского Союза. Землетрясение унесло много человеческих жизней и разрушило большую часть зданий столицы республики...». Заканчивается статья уверенностью в том, что «развитие сейсмологии... позволит в будущем предупреждать о приближении землетрясений».

 

Генерал Петров

 

Вскоре после землетрясения в одной из воинских частей на западной окраине Ашхабада радист сумел включить аварийное освещение. Он наладил радиосвязь, которая почти тут же прервалась, и успел передать в эфир сообщение о землетрясении. Эту радиограмму принял Ташкент.

 

Весть о бедствии смог послать в эфир на аэродроме через бортовую радиостанцию и израненный бортмеханик москвич Ю. Дроздов, который добрался во тьме до пассажирского самолёта Ил-12. Этот сигнал приняли связисты Свердловского аэропорта.

 

Спустя два часа после землетрясения в Ташкенте командующий Туркестанским военным округом генерал армии И.Е. Петров узнаёт о трагедии в Ашхабаде. Ночью же он посылает в Москву главнокомандующему сухопутными войсками Маршалу Советского Союза И.С. Коневу телеграмму: «В ночь с 5 на 6 октября в Ашхабаде произошло сильное землетрясение. Никаких связей с Ашхабадом нет. По отрывочным данным имеются сильные разрушения и жертвы. В 9 час 30 минут местного времени вылетаю самолётом на место происшествия. Подробности донесу».

 

Утром ЦК Компартии Туркмении создаёт республиканскую комиссию. Прибывший в Ашхабад генерал И.Е. Петров, который был включен в эту комиссию, тут же вызывает воинские части из соседних гарнизонов. Для борьбы с последствиями землетрясения в город были переведены 4 дивизии. По городу начинают разъезжать первые грузовики с хлебом из военных пекарен.

 

В Ашхабаде введён комендантский час и особое положение, город оцепляется войсками. Из прибывших войсковых подразделений организуются патрули.

 

Специальные воинские команды ездят по городу, солдаты в противоипритных костюмах и противогазах откапывают и собирают сложенные вдоль улиц и на площадях трупы. Их свозят ко рвам (братским могилам). Солдаты убирали распухшие трупы в состоянии полного оцепенения (это была защитная реакция организма на такой стресс). Работали день и ночь, как на войне.

 

Во многом благодаря энергии генерала Петрова удалось избежать разгула мародёров. Из поврежденного здания тюрьмы выбираются заключенные. Как раз в это время там находились члены двух задержанных бандгрупп.

 

В ближайшем разрушенном отделении милиции они находят пистолеты, автоматы, пулемёт и, переодевшись в милицейскую форму, отправляются грабить магазины. Начинают с винного отдела гастронома.

 

Затем они атаковали Госбанк. Если бы не воинские части, введённые в Ашхабад по приказу Петрова, то ко всем бедам добавилось бы ещё и разграбление республиканского Госбанка. Стрельба с пулемётными очередями длится два часа. Налёт уголовников удаётся отбить.

 

На одной из улиц военный патруль, возглавляемый полковником Советской армии, останавливает группу подозрительных лиц. На требование полковника предъявить документы человек в милицейской форме стреляет в него в упор. Так гибнет сын генерала Петрова. После этого отдаётся приказ расстреливать мародёров на месте.

 

Врачи

 

В Ашхабаде разрушены и все лечебные учреждения. Много врачей погибло. Спасшиеся профессора Медицинского института Б.Л. Смирнов (известный нейрохирург и переводчик «Махабхараты», Г.А. Бебуришвили, М.И. Мостовой, И.Ф. Березин, В.А. Скавинский и другие на площади Карла Маркса оперативно организуют самодеятельный госпиталь. С помощью младшего медицинского персонала и студентов в развалинах клиники откопали хирургические инструменты и шёлк, в развалинах аптеки собрали бинты, йод, вату и спирт, из-под развалин учреждений вытащили канцелярские столы и, составив их по два, начали хирургические операции. 

 

Ашхабадские врачи работают без перерывов весь день 6 октября до темноты, спасая и спасая многих раненых.

 

К вечеру рядом разворачивают полевые госпитали их коллеги из Баку и Ташкента.

 

Ашхабадские врачи отходят от операционных столов и мгновенно засыпают рядом, прямо в развалинах. А операции продолжаются при свете автомобильных фар.

 

7 октября из Москвы прибывает свыше 100 квалифицированных медработников.

 

К пунктам медицинской помощи, развернутым в разных местах Ашхабада, отовсюду несут и везут пострадавших.

 

Военные осуществляют отбор раненых и очередность оказываемой им помощи. Тяжелораненых отправляют на аэродром. Армейские лётчики организуют временный аэродром на лётном поле ДОСААФ. С каждым днём удаётся эвакуировать по воздуху всё больше тяжелораненых.

 

Возрождение

 

Несмотря на весь ужас произошедшего, выжившие ашхабадцы приспосабливались жить под открытым небом рядом с развалинами своих домов. Затем, с наступлением холодов, стали возводить из подсобных материалов времянки – сами и с помощью военных.

 

Европейская часть страны ещё лежала в руинах. Однако восстановление Ашхабада товарищ Сталин взял под свой контроль. Из союзного бюджета Туркменской ССР выделено 25 млн. рублей, из них 10 млн. для выдачи единовременных пособий особо нуждающимся. Выделены десятки тысяч тонн медикаментов, продуктов, различных товаров, стройматериалов.

 

Одним словом, сюда, в предгорья Копет-Дага, полетели самолёты, потянулись эшелоны с самым-самым необходимым в эти трудные дни.

 

В первые дни из Москвы вылетели 4 самолета с 700 кг крови, 1600 кг продовольствия и необходимыми специалистами. Затем двадцать самолётов доставляют из Москвы оборудование, аппаратуру и имущество для организации службы связи.

 

В Ашхабад прибыло до 4 тыс. вагонов с продуктами и товарами первой необходимости.

 

Основные грузы поступают из соседних республик. Тысячи раненых и детей-сирот эвакуированы в Азербайджан и Узбекистан.

 

Вслед за первым выходит второе Постановление Совета Министров СССР об оказании помощи пострадавшим.

 

…Строительство нового Ашхабада началось по спешно составленному плану уже в 1949 году.

 

А материалы о последствиях Ашхабадской трагедии послужили основой для развития сейсмических исследований в СССР.   Хотя будущие трагедии, например, в Ташкенте и Спитаке показали, что проблемы в этой сфере решаются крайне медленно и неэффективно.

 

«Мы хотим вас отправить на курорт, на юг...»

 

Ашхабадское землетрясение – это, по данным Юнеско, как стало известно лишь много времени спустя, одна из самых разрушительных катастроф XX века, унёсшая жизни по разным оценкам 110 -176 тысяч горожан – две трети населения. Даже в Москве фиксировались смещения пластов земли.

 

Генерал Петров, спустя годы вспоминая о трагедии, подчёркивал, что  в условиях войны такого разрушения могли бы достигнуть бомбардировки, если бы 500 тяжёлых бомбардировщиков круглосуточно сбрасывали бомбы в течение полугода.

 

В конце 1980-х по заданию руководства республики точные данные жертв ашхабадского землетрясения 1948 года по данным архивов Туркмении, Узбекистана, Азербайджана, России, центральных архивов СССР выявлял мой отец Алексей Владимирович Головкин, известный в СССР историк-архивист (1918, Москва – 1992, Ашхабад), начальник Главного Архивного управления при Совете Министров Туркмении (до 1988).

 

В туркменской столице, где в 1948 году проживало 150 тысяч человек, как удалось установить ему, погибло две трети населения – более 110 тысяч.

 

В 1988 году к 40-летию Ашхабадского землетрясения за спасение архивного фонда страны отец удостоился высокого звания «Почётный гражданин Ашхабада».

 

Но вернёмся в 1948-й. В конце ноября, когда отец был сотрудником одного из московских архивов, он получает специальное назначение – в Ашхабад, разрушенный катастрофическим землетрясением.

 

О своей командировке в Ашхабад для оказания помощи в спасении архивного фонда Туркмении и восстановлении архивной службы отец рассказывал так:

 

«– Вызвал меня генерал Стыров – новый начальник ГАУ и сказал:

 

– Товарищ Головкин, мы хотим вас отправить на курорт, на юг.

 

Я удивился, спрашиваю:

 

– Куда, товарищ генерал?

 

А он:

 

– Есть такой город Ашхабад, на юге.

 

Я говорю:

 

– Там же произошло землетрясение. В Москве слух прошёл, что Ашхабад весь затонул. Озеро образовалось.

 

Он смеётся:

 

– Вот и будешь на берегу озера жить и работать.

 

Приказ есть приказ. В то время архивная служба СССР не была самостоятельным ведомством, подчиняющимся непосредственно правительству, а структурно входила в МВД. Поэтому у нас была строгая дисциплина.

 

Я был назначен заместителем начальника архивного отдела МВД Туркменской ССР и в декабре 1948 года приехал в Ашхабад.

 

Конечно, пришлось заниматься не только архивной работой, но и ежедневно участвовать в разборке завалов, а потом и в восстановлении города.

 

В это время ещё продолжало трясти. Весь сорок девятый год здесь сильно трясло, и при этом гул был. Психологически настраиваешься, думаешь: вот сейчас начнёт трясти... Всё тело сжималось.

 

Долгое время мы хранили закрытым фильм, снятый Романом Карменом. Фильм страшный, особенно для тех, кто не видел, что такое землетрясение: это и руины, и жертвы…».

 

Архивный отдел МВД Туркменской ССР и Центральный государственный архив республики занимали здание бывшего военкомата по улице Фрунзе,12.

 

После землетрясения, как рассказывал отец, «стены архива рассыпались, но документы лежали на устойчивых деревянных стеллажах. Это их и спасло. Основной состав архивистов – женщины. Им бы не справиться, если б не помощь пограничников. Все архивные дела были перевезены в подвал на улицу Лабинскую.

 

Несмотря на всю сложность ситуации, основная работа – выдача справок трудящимся – продолжалась...

 

С помощью тех же пограничников на месте разрушенного здания были построены два больших барака (одна времянка под архивное хранилище, другая – вроде административного корпуса)».

 

В Москве у отца остались мать, больной брат, вернувшаяся с фронта сестра, квартира, которая сохранялась за ним на время двухлетней командировки. Но эта «командировка» затянулась на всю жизнь.

 

Недаром, видимо, шутили московские друзья: «Попьёшь ашхабадской воды, женишься на среднеазиатской девушке – останешься там!».

 

Родители познакомились в Ашхабадском педагогическом институте (ныне – Туркменский государственный университет имени Махтумкули). Они преподавали на историческом и филологическом факультетах.

 

Моей маме Евгении Николаевне Ершовой (1924, Ташкент – 2017, Ашхабад, в будущем она стала доктором педагогических наук, профессором университета), дочери коренного москвича из старой интеллигенции, которого судьба забросила в Среднюю Азию за четверть века до этого, приятно было встретить земляка.

 

Правда, свела их сначала ошибка в расписании занятий: оба пришли читать лекцию в одно и то же время.

 

Родители прожили вместе чуть более 40 лет. Они покоятся в Ашхабаде, который спустя почти год после страшной катастрофы стал местом рождения нашей семьи. Свадьба отца и мамы состоялась 10 сентября 1949 года, когда город ещё лежал в развалинах.

 

Второй день рождения…

 

Так уж совпало: в 2008 году, когда исполнилось 60 лет со дня Ашхабадской трагедии, я приехал с группой писателей из Москвы в родной Ашхабад на III Международную книжную выставку-ярмарку.

 

Вновь прозвучала в дни нашего пребывания в Ашхабаде страшная цифра жертв трагедии 1948 года. Основанная на данных, предоставленных отцом и скорректированная в последующие годы, эта цифра, помню, вновь потрясла тогда меня до глубины души – 176 тысяч погибших в столице и окрестностях.

 

Возможно, архивистам Туркмении, продолжающим поиск документов, начатый моим отцом, к новой памятной дате удалось установить более точное число жертв.

 

Люди, выжившие во время Ашхабадского землетрясения и живущие ныне как в самом Туркменистане, так и в России, и других странах, отмечают 6 октября как свой второй день рождения.

 

А мы, их внуки и дети, вспоминаем в этот день и тех наших родных и близких, наших земляков, кто погиб, и тех, кто ушёл в мир иной спустя годы, посвятив всего себя возрождению и новому расцвету дорогого для всех нас Ашхабада.

 

Молюсь о них и я, уже более 20 лет живущий в Москве, но продолжающий ощущать себя туркестанцем в пятом и туркменистанцем в третьем поколении.

Низкий поклон, любовь и благодарность, вечная память!

Новый виток активизации национал-патриотов Казахстана

Сб, 06/10/2018 - 01:16

Публикация политической программы недавно созданного движения «Жана Казахстан» («Новый Казахстан») хоть и «потерялась» в казахстанском информационном потоке и не привлекла особого внимания общественности и экспертов, тем не менее нуждается в осмыслении.

 

В первую очередь это обусловлено тем, что за последние несколько лет это первая заявка на создание новой, «альтернативной» общественно-политической организации на зачищенном от оппозиционных организаций партийно-политическом пространстве Казахстана.  Слово «альтернативной» намеренно взято в кавычки, поскольку в современных условиях ни одна «альтернатива» не может быть реализована без одобрения Акорды (президентской администрации. – Ред.).

 

Во-вторых, сам факт активизации национал-патриотического сегмента вызывает определенный интерес, поскольку она редко происходит сама по себе. В большинстве случаев активность нацпатов является частью политической игры. В новейшей политической истории Казахстана националисты выполняли несколько функций – отвлечь внимание от актуальных проблем, выгодно оттенить инициативы власти и пр.

 

Наконец, в-третьих, большинство политологов сходятся во мнении, что в стране, несмотря на все попытки построения общегражданской нации, сложилась устойчивая прослойка этноориентированного электората. Закрывать на это глаза  неразумно. Следовательно, нужно действовать по старой, хорошо проверенной модели: не можешь контролировать – организуй и возглавь.

 

Исходя из этого, появление «Жана Казахстан» и его текущие действия представляют интерес как для специалистов, так и для политиков стран-соседей.

 

Банальное начало

 

Сразу по возвращении из Брюсселя, где и было принято решение о создании политического объединения, нацеленного на период «после Назарбаева», объединение выступило с меморандумом «О признании геноцида казахов».

 

В документе, выполненном в стилистике «нас полтора века притесняли», звучит призыв «без эмоций и домыслов осмыслить трагические события ХХ века», в частности массовый голод начала 30-х годов (Ашаршылык), в результате которых казахи потеряли более миллиона человек. Дать этим событиям четкие и ясные формулировки и – внимание – правовую оценку.

 

Этот документ вызывает смешанные чувства. С одной стороны, эти события являются «темными пятнами» в национальной истории, и пролить свет на них, конечно, требуется. С другой - призывающие к объективности и беспристрастности авторы меморандума весьма стремительно нашли и обозначили главного виновника этих событий: «Современная постсоветская пропаганда соседних государств стала преемником и наследником этого разрушительного для государственной независимости процесса. В последние годы активно культивируется шовинистическая политика «русского мира», которая прежде была тщательно закамуфлирована под советско-коммунистическую идеологию». Позже один из функционеров нового движения Расул Жумалы, отвечая на вопрос, зачем бороться с коммунизмом, которого нет уже больше 20 лет, ответил: «Есть Россия – правопреемница СССР».

 

Еще один характерный штрих кроется в самом названии документа: «О признании геноцида казахов. Правовые основы и политическая оценка». Между тем, согласно нормам международного права, отнести случившееся к геноциду нельзя даже с большой долей допущений. Впрочем, разбираться в хитросплетениях международного законодательства – задача юристов.

 

Тем не менее следует отметить последовательность и принципиальность национал-патриотов в продвижении тезиса о геноциде казахов. Впервые подобного рода предложения прозвучали лет 10 назад, и с тех пор национально ориентированный сегмент казахстанского общества периодически поднимал эту проблему. Однако особую активность в этом вопросе национал-патриоты стали проявлять после того, как официальный Киев внес в палату представителей Конгресса США проект резолюции о признании геноцидом голода 1932-1933 годов на Украине.

 

Кстати, летом текущего года один из видных функционеров и идеологов «Жана Казахстан» Айдос Сарым в интервью популярному казахстанскому еженедельнику довольно уверенно заявил о намерении добиться принятия подобного решения и в РК: «Я думаю, что в ближайшие 2-3 года мы добьемся такого же документа для Казахстана как внутри страны, так и за рубежом». При этом, отвечая на замечание журналиста, что подобная точка зрения далека от официальной, А. Сарым заявил, что не исключает, что в ближайшее время она станет таковой.

 

Конечно, мы не склонны придавать большое значение этим словам, поскольку любой оппозиции, в том числе и национал-патриотического толка, свойственно делать громкие заявления, имеющие мало общего с реальностью, гиперболизировать собственную значимость и выдавать желаемое за действительное. Но однозначно можно зафиксировать, что нациоцентричный политический тренд в Казахстане выходит на новый виток.

 

Кстати, справедливости ради надо сказать, что не менее критическую и непримиримую позицию «Жана Казахстан» занимает и по отношению к южному соседу – Китаю. Это довольно ярко проявилось во время судебного процесса в отношении Сайрагуль Сауытбай – этнической казашки, проживавшей в Китае, которой в КНР предъявили обвинения в незаконном переходе границы. Члены движения не только приветствовали решение казахстанского суда не депортировать обвиняемую в Китай, но и обеспечили адвоката для подсудимой, а Амиржан Косанов и Серикжан Мамбеталин – заметные деятели движения - приняли участие в процессе от имени «Жана Казахстан».

 

«Тюркская солидарность» и «европейское печенье»

 

Продолжилось все весьма логично. После недолгого затишья «Жана Казахстан» объявил о намерении принять политическую программу и призвал общественность к её обсуждению.

 

Что касается содержания документа, то это пока не полноценная программа, а лишь политические тезисы. Предполагается, что в ходе поездок функционеров движения по регионам они будут обсуждаться с населением и лишь после этого с учетом всех мнений будет принята полноценная политическая программа.

 

Всего тезисов 33, и они очень эклектичны. С 1-го по 9-й пункт они выдержаны в демократической риторике: народовластие, права человека, демократические ценности, честные и свободные выборы и прочие штампы, которые можно  увидеть в программе большинства политических партий.

 

Затем, с 9-го по 21-й пункт акценты смещаются в сторону этноцентризма. В принципе в этом блоке тоже нет ничего принципиально нового. Все предложения в том или ином виде уже озвучивались ранее. Они касаются статуса казахского языка, вопросов «деколонизации, десоветизации и декоммунизации», оценки исторических событий, репатриации казахов из других стран.

 

Внешнеполитический блок представлен предложениями о выходе из ЕАЭС и переориентации на вступление в Совет Европы, пересмотре контрактов о недропользовании, закрытии иностранных военных баз и полигонов, обретении внеблоковового статуса Казахстана в военном и политическом  планах. Кроме того, «Жана Казахстан» предлагает «возврат к идеологии многовекторной дипломатии на основе базовых принципов международного права о невмешательства во внутренние дела, уважении территориальной целостности, равноправия и учета взаимных интересов», а также активизацию сотрудничества со странами Центральной Азии и возрождение тюркской солидарности. Предлагается закрепить норму о невозможности продажи земли, а также ее аренды иностранцам.

 

Вообще внешнеполитический блок предложений полон логических противоречий. С одной стороны, предлагается выйти из межгосударственных объединений, с другой - налаживать коллективное сотрудничество и безопасность с соседями по Центрально-Азиатскому региону. С одной стороны, декларируется стремление закрыть иностранные военные базы, с другой - говорится о необходимости сотрудничества с иностранными партнерами по экологической реабилитации этих объектов.

 

Далее идет социально-экономический блок, тоже не блещущий оригинальностью: борьба с коррупцией, выравнивание доходов, минимизация социального разрыва, отход от сырьевой экономики и прочие предложения, озвучиваемые властью на протяжении последних 10-15 лет.

 

Однако, несмотря на то что тезисы явно «сырые», при определенных усилиях они могут превратиться в политическую программу, привлекательную для небольшой, но сложившейся электоральной страты.

 

Превратится ли «Жана Казахстан» в партию?

 

Активизация деятельности «Жана Казахстан» вызывает логичный вопрос: а сможет ли недавно организованное движение перерасти в политическую партию?

 

Мнения казахстанских экспертов на этот счет различаются. Одни в довольно саркастичных выражениях полностью исключают эту возможность, другие, говоря о непредсказуемости политических решений, допускают такой вариант развития событий. Сами же представители «Жана Казахстан» открыто говорят о своих намерениях принять участие в грядущих электоральных кампаниях.

 

Так, упомянутый выше С. Мамбеталин во время одной из встреч в регионах заявил: «Я думаю, здесь 100% людей не хотят видеть президента, который сейчас есть. Здесь все ждут нового президента. Но вопрос, «кем он будет», – самый главный. И, к сожалению, мы, как оппозиция, не можем на него ответить. У людей в голове давно сформировалось мнение, что нынешний президент должен уйти, а вот кто на его место придет, мы на этот вопрос ответа не даем. И эта неизвестность пугает народ еще больше, чем существующая система.  Но в наших рядах есть люди, которые подходят под те требования, которые нужны кандидату. И даже опыт на государственной службе – это есть. У нас 4-5 кандидатур от движения. Поэтому мы можем сразу заявить, что будем выставлять кандидатуры».

 

Его соратник общественный деятель Амиржан Косанов подтвердил намерение «Жана Казахстан» принять участие в выборах: «…но если случится обратное и нас зарегистрируют, то почему бы не принять участие в выборах: как парламентских, так и президентских?»

 

В заключение отметим, что, по нашему мнению, вариант с превращением движения в партию исключать нельзя. Сейчас «Жана Казахстан» занят организационной работой: пытается взаимодействовать с населением, прикидывает возможность создания структурных подразделений, нарабатывает внешние связи, пытается разработать концепции программных документов.

 

Конечно, решение об их регистрации как движения или как партии будет приниматься в Акорде. И в принципе, учитывая последние тренды, национал-патриоты могут легитимизироваться в партийно-политическом пространстве страны.

 

Однако это может и не произойти. Но в любом случае внешнеполитическим партнерам Казахстана стоит обратить внимание на этот тренд.

Обрел ли Казахстан энергонезависимость?

Сб, 06/10/2018 - 01:09

Правительство Казахстана приостановило импорт нефтепродуктов из России, а Минэнерго заявляет об амбициозных планах из импортера топлива превратиться в его экспортера на рынки стран-соседей. Поводом для громких заявлений стала модернизация действующих НПЗ, однако, по словам экспертов, это вовсе не означает, что Казахстан решил проблему топливного дефицита и пока еще рано говорить, что казахстанцы больше никогда не столкнутся с отсутствием на АЗС бензина.

И все-таки, почему социализм? Что писал о капитализме Альберт Эйнштейн

Сб, 06/10/2018 - 01:01

Основоположник физики ХХ века Альберт Эйнштейн, совершивший переворот в науке, открылся для меня еще и как дальновидный экономист и социолог, когда я прочитал его статью "Почему социализм?" Это небольшое, всего на семь страниц, размышление ученого, опубликованное в 1949 году в американском журнале "Ежемесячное обозрение" (Monthly Review), и в наши дни воспринимается как актуальный исторический прогноз, требующий серьезного прочтения и осмысления.

Россия-Казахстан: О вреде войн памяти

Пт, 05/10/2018 - 02:38

...с завидной живучестью возрождаются различные идеи исторической ответственности за геноцид населения на территориях нынешних Казахстана и Кыргызстана. Причём ответственность должны понести разного рода народные враги, якобы сознательно стремившиеся к уничтожению самих народов. Иногда указывают на врагов, смутно проглядывающих из толщи времён, но часто прямо указывают на события не столь отдалённые. Обвиняют, например, советские власти 30-х годов в сознательном устроении голода, а значит - в геноциде казахского народа.

Города на миллион. Есть ли прок от стремительной урбанизации Казахстана?

Пт, 05/10/2018 - 02:33

Казахстан, похоже, становится конвейером по производству мегаполисов. Не успели отгреметь фанфары по поводу превращении Шымкента в отдельный регион, как аналогичную участь стали пророчить Караганде и Актобе. И тут невольно напрашиваются вопросы.  Кто и зачем подмазал рельсы столь ускоренной урбанизации? Если не брать в расчет создание новых рабочих мест для чиновников, то какой смысл в увеличении количества городов-«миллионников», одновременно получающих статус отдельных регионов? Попытаемся разобраться. 

 

Специалисты оценивают уровень урбанизации в Казахстане как средний. Он гораздо выше (более 57 процентов), чем в других государствах Центральной Азии, но все еще серьезно недотягивает до показателей таких стран, как Австралия, Канада, США с их 75-80 процентами. Если говорить о мировых рейтингах, а именно о списке стран по уровню урбанизации, то мы находимся в самой его середине, уступая некоторым нашим соседям по СНГ. Но надо ли стремиться «догнать и перегнать Америку» в деле строительства густонаселенных городов? Мнения специалистов на сей счет расходятся. 

 

С одной стороны, опыт государств с высоким процентом городского населения доказывает, что чем выше степень урбанизации региона, тем более диверсифицирована его экономика. В масштабах страны  это означает повышение ее конкурентоспособности, экономической независимости. Плюсы для населения не менее очевидны – стабильные рабочие места и более высокие стандарты жизни. Словом, в выигрыше остаются все.  И с учетом того, что Казахстан пятнадцать лет назад встал на путь индустриализации, процесс урбанизации выглядит вполне закономерным и логичным. Создаваемые вновь и возрождаемые производства нуждаются в дополнительной рабочей  силе, в том числе и той, которая не задействована на селе.  Плюс  сельчане, обретя статус горожан, получат возможность повысить качество и уровень комфортности своей жизни.

 

С другой стороны, тот же опыт высокоурбанизированных стран свидетельствует и о негативных последствиях.  Нерегулируемая миграция населения из сельской местности  зачастую приводит к формированию чрезмерной нагрузки на социальную и жилищно-коммунальную инфраструктуру городов, возникновению на их периферии зон социально-экономической маргинализации. И эти минусы в значительной степени перечеркивают плюсы. 

 

Казахстанский гуру в вопросах урбанизации Ануар Буранбаев (достаточно редко выступающий в СМИ) в одном из интервью попытался определить золотую середину:  «Крупные города как большие рынки лучше всего способствуют развитию и процветанию микро- и малого бизнеса, так как дают им самое важное – доступ к рынку. Не случайно есть такая эмпирическая закономерность: город, достигая численности в полтора-два миллиона человек, в зависимости от плотности размещения становится самодостаточным объектом».  После чего добавил: «Не все высокоурбанизированные страны развитые, но все развитые страны высокоурбанизированы. В этой дилемме находится главный вызов для Казахстана – суметь использовать возможности, которые дает текущий тренд на концентрацию населения в крупных городах, избежав рисков «ложной урбанизации». Это на сегодня основной вызов для экономической, региональной, промышленной, инновационной и любой другой политики».

 

Справимся ли мы этой задачей? Станет ли для Казахстана превращение в высокоурбанизированную страну с несколькими городами-«миллионниками» синонимом развития?  Слово экспертам.

 

Марат Шибутов, член общественного совета города Алматы: «У нас не такая  сильная экономика, чтобы потянуть еще два «миллионника»

 

- Превращение Актобе и Караганды в «города-милионники» выглядит весьма сомнительным. В первом сейчас 417 тысяч населения, во втором – 500 тысяч. И если в Актобе наблюдается прирост населения, то в Караганде мы видим обратную картину – уменьшение его численности по сравнению с советским периодом, когда там насчитывалось 600 тысяч жителей.

 

Нет и экономических предпосылок для превращения этих городов в «миллионники». Например, что касается Актобе, то там не так много нефти, чтобы спровоцировать дальнейший сильный рост города. Да и нефтяная отрасль не столь  трудоемкая, чтобы прогнозировать рост миграции трудовых ресурсов с периферии в областной центр.

 

Караганде присуща другая особенность – «негативная» черта расположения. Она находится слишком близко к столице, что тормозит ее развитие даже с точки зрения человеческого капитала. Все, кто способен чего-нибудь добиться, переезжают в Астану – там им легче реализовываться, чем в Караганде. Фокус же с присоединением соседних территорий тут не пройдет.

 

Кроме того, развитие обоих городов ограничивается таким фактором, как лимитированный объем водных ресурсов. В одном случае все зависит от канала Иртыш-Караганда, в другом – от не самой полноводной реки Уил и Актюбинского водохранилища, уровень воды в котором нестабилен. По сути, даже Астана рано или поздно может столкнуться с проблемой вододефицита. Что уж говорить про эти регионы? 

 

Своеобразным тормозом для роста Актобе и Караганды до масштабов мегаполисов является и наличие в стране уже трех «городов-миллионников». Шансы на то, что появится еще один или два, снижаются, так как действующие «миллионники» будут оттягивать весь прирост населения на себя. Особенно сейчас. Шымкент, например, резко, в полтора раза, увеличил свой бюджет. Соответственно комфортность проживания там увеличится, а значит, неминуема миграция, и Шымкент будет «забирать» весь юг, превращаясь в новую миграционную воронку, которая будет все засасывать в себя. Да и не такая у нас сильная экономика, чтобы потянуть еще два «миллионника».

 

Если же смотреть на ситуацию в целом, то «города-миллионники» способствуют экономическому развитию страны. Они – не сырьевые. Может, с обретением нового статуса и Шымкент начнет что-то генерировать, перестанет быть дотационным. Возможно, будет наведен порядок с налогообложением, хотя бы частично будет побеждена теневая экономика, и эти сферы станут более цивилизованными. Если деньги выйдут из тени, бюджет заметно пополнится.

 

Экономико-географы говорят, что «город-миллионник», функционирующий какое-то время, становится бессмертным. Какие бы катаклизмы ни происходили, убить его будет нельзя. Он сам по себе становится рынком, а значит, жизнь в нем будет теплится в любом случае. Возьмем для примера Детройт. Несмотря на то, что там были уничтожены все градообразующие предприятия, он все равно выжил и уже начинает выходить из кризиса.

 

Конечно же, свойственны «миллионникам» и сложности. В чем, допустим, проблема Астаны? В том, что основная масса взрослого населения не родилась там. Они – приезжие, и этот факт не способствует созданию городской среды. Астана до сих пор представляет собой не устоявшееся сообщество, этакий «вахтовый поселок».  Не исключено, что не избежит такой же участи и Шымкент.

 

Впрочем, уверен, что со временем Астана и Шымкент и культурно, и технологически, и научно подрастут до уровня Алматы, ставшего Восточной Европой в глубокой Азии. Если Алматы, конечно, не успеет убежать далеко вперед. 

 

На самом деле сейчас между собой соревнуются не страны, а конкретные города, ведь для каждого человека, гражданина в первую очередь важны условия, среда его места проживания, его города, населенного пункта, а не ситуация в стране в целом.

 

Сапарбай Жубаев, кандидат экономических наук,  старший преподаватель Казахского университета технологии и бизнеса: «Города-миллионники» способствуют ускорению человеческого развития»

 

- Урбанизация стала одной из самых обсуждаемых тем в современном мире. Хотим мы того или нет, но доля городского населения на планете растет быстрыми темпами. Например,  самым большим городом мира по количеству жителей является 38-миллионный Токио. Население каждого из китайских городов Гуанчжоу и Шанхай составляет  почти 30 миллионов человек – это в 1,7 раза превышает численность всех казахстанцев. И в нашей стране все больше людей будет переезжать в города, а сельское население будет уменьшаться. Поэтому, собственно, и принимаются соответствующие меры по развитию городов на всей территории республики.

 

Сегодня  «локомотивами» экономического, научного и культурного развития страны являются Астана и Алматы. Думаю,  Шымкент,  попав в ряд «городов-миллионников», тоже станет одним из ведущих городов республики.

 

Практика выделения таких городов в отдельные административные единицы со всеми вытекающими из этого последствиями (в первую  очередь, с возможностью самостоятельного развития без «оглядки» на сельское составляющее региона) широко распространена во всем мире. Поэтому аналогичное решение, принятое у нас в отношении Шымкента, является оправданным.  Особенно если учесть, что Туркестан, став центром самой многочисленной по населению области, тоже  будет способствовать развитию  региона и республики в целом.

 

Что касается Караганды, где в данное время проживают всего 500 тысяч человек, то «дотянуть» до миллиона с присоединением пригородных населенных пунктов  у этого города пока не получится. И тем более не получится это у Актобе с населением всего 400 тысяч человек.  Хотя именно равномерное распределение «городов-миллионников» по территории республики оказало бы положительное влияние на развитие регионов и стало бы серьезным преимуществом . Например, в столице соседнего Узбекистана - Ташкенте – проживают почти  три миллиона человек, а в Намангане, втором по численности населения городе страны,  – всего 600 тысяч. Этот пример довольно ярко показывает, что концентрация промышленного и  научного  потенциала в одном городе отрицательно влияет на темпы экономического развития других регионов и страны в целом.

 

Словом, присвоение статуса самостоятельной  административной единицы республиканского подчинения Шымкенту и другим «городам-миллионникам», как и связанные с таким решением дополнительные затраты бюджетных средств на организацию местного управления, на мой взгляд,  являются  более чем оправданными.

Киргизия хочет продавать воду соседям. Бишкек предлагает странам Центральной Азии совместно использовать энергоресурсы

Пт, 05/10/2018 - 02:24

В Бишкеке считают, что страны верховий рек Амударьи и Сырдарьи – Киргизия и Таджикистан – недополучают необходимых денежных или иных ресурсов в качестве компенсации за обеспечение данных стоков. Например, Киргизия из всего объема стоков использует только 20%. Остальное поступает на территории соседних государств. Есть претензии к странам низовий – Узбекистану и Казахстану – в том, насколько они нерационально используют воду.

Надо ли противостоять санкциям США всем ЕАЭС?

Чт, 04/10/2018 - 03:37

На днях российская газета «Известия» со ссылкой на собственные источники сообщила, что в ЕАЭС прорабатывают возможность совместно вводить экономические меры против третьих стран в случае ущемления экономических интересов одной из стран — участниц Союза. По информации министра по торговле ЕЭК Вероники Никишиной, этот вопрос уже обсуждался на Межправительственном совете ЕАЭС, главный инициатор обсуждения — Россия.

Судьба первого русского учителя в Центральной Азии

Чт, 04/10/2018 - 03:31
«Мне хуже, чем Робинзону»

 

Парадокс, но профессия учителя, во все времена считавшаяся одной из самых почётных в обществе, обычно нуждалась в «повышении престижа». Вот и сегодня власти Киргизии начали популяризировать её, установив памятник Дюйшену – герою повести Чингиза Айтматова «Первый учитель», с революционным запалом вступившему в борьбу с невежеством в киргизском аиле на заре установления советской власти. Ход не лучший (престиж измеряется другими категориями), но красноречивый: выбрал профессию учителя – мужественно неси свой крест. 

 

Жизнь тех, кому в Центральной Азии памятник вряд ли поставят, – учителей-первопроходцев времён Российской империи, совершивших здесь настоящий переворот в образовании, – была наполнена борьбой с обстоятельствами. 

 

До прихода русских в Средней Азии существовали в основном два типа школ – мектебе и медресе. Окончив их, учёный мусульманин, отмечал востоковед М.А. Терентьев,  «трактовал о семи-этажных небесах и подкреплял свои доводы… кораном. Что человек может, с помощью Аллаха, пролезть сквозь паутину, не прорвав ее, и что луну можно рассечь саблей – это не подлежало сомнению». Учительского сословия как социальной прослойки в Средней Азии не было. Считалось, что учителем может быть всякий. Знаменитый казахский поэт, мыслитель и педагог XIX века Абай Кунанбаев, обучавшийся одновременно в медресе и русской школе в Семипалатинске, говорил: «Учения большинства таких степных учителей ложны и пагубны. Многие из них невежды, не знают подлинных законов шариата... Они находят себе опору среди глупцов, слова их – ложь, свидетельство их учености – четки, чалма и больше ничего!»

 

С вхождением в состав Российской империи обширных территорий Средней Азии одной из государственных задач стало создание здесь новой образовательной системы. По словам Туркестанского генерал-губернатора Константина Петровича фон Кауфмана, она должна была служить «распространению между туркестанцами общечеловеческого образования и сохранению их национальных интересов». Для этого была создана сеть русско-туземных школ, представлявших собой уникальное соединение европейской и исламской образовательных систем. Мешала нехватка кадров. Не имея подготовленных учителей,  владевших местными языками, знакомых с обычаями этого края, министерство просвещения поначалу прибегало к услугам учителей из внутренних губерний империи. Немногие стремились в удалённый, жаркий Туркестан; ехали сюда главным образом патриоты и энтузиасты, заворожённые сюжетами восточных сказок.  

 

В 1899 году в «Астраханском вестнике» был опубликован очерк публициста и этнографа Александра Ефимовича Алекторова, описавшего условия жизни народных учителей в отдалённых уголках российской Средней Азии. В бытность инспектором Внутренней Букеевской орды он наведался с ревизией в Нарынскую школу, единственным учителем в которой служил молодой человек по фамилии Семченко – лет 17-18, ещё не окончивший V класса гимназии.  Из рассказа Семченко выяснилось, что приехал он сюда два месяца назад, обучает семерых учеников, которые не знают русского языка, а он киргизского. «Конечно, лучше было бы в русском селении, а здесь, как мой предместник, с ума сойдешь, – сетовал юный учитель. – Сидел-сидел да и спятил бедняга. Как началась весна, он стал собирать прошлогодний сухой камыш да таловые прутья и вить себе на крыше гнездо. И теперь оно там – большое, страшное. Свил, залез и сидит и ничем не вызовешь оттуда…» Как вспоминал автор очерка, ему долго мерещились последние слова Семченко: «Умираю от голода и от скуки; мне хуже, чем Робинзону». 

 

Местная администрация, признавая тяжёлое положение трудившихся в Туркестанском крае учителей, периодически подавала сведения об их  положении. Начальник Токмакского уезда в 1885 году рапортовал губернатору Семиреченской области, что учитель Токмакской школы получает жалованье 120 рублей в год, на которое жить в Токмаке невозможно. Однако каждый учитель был призван проникнуться осознанием важности  «возложенного на них правительством учебно-воспитательного дела и употребить все усилия к его поддержанию во вверенных им школах на высоте соответствующей важности государственной задачи, осуществляемой этими школами». 

 

Ещё за 10 лет до открытия в Туркестанском крае первой русско-туземной школы, в 1874 году генерал-губернатор К.П. фон Кауфман впервые заговорил о создании собственной центральноазиатской кузницы педагогических кадров. Торжественное открытие Туркестанской учительской семинарии «в 4-хклассном составе, при 75 воспитанниках и 2-х образцовых при ней училищах…» состоялось 30 августа 1879 года в Ташкенте в день памяти Святого князя Александра Невского. 

 

На должность директора семинарии был назначен учёный-ориенталист, историк, этнограф и исламовед Николай Петрович Остроумов. Рекомендуя его кандидатуру Кауфману, хорошо знавший его Николай Иванович Ильминский писал, что Остроумову, который состоял  доцентом в академии, переезд в Ташкент «доставит много хлопот», а единственной выгодой ему будет «чисто моральное удовлетворение патриотического одушевления». 

 

Чувством патриотизма был движим весь педагогический состав семинарии – от учителя рисования до преподавателя киргизского языка, кандидата Санкт-Петербургского университета, коллежского секретаря Я.Я. Лютша. Эти русские учителя не имели в своём  распоряжении ни методических пособий, ни учебников по киргизскому наречию, которое было признано администрацией края важным предметом, но которым здесь веками пренебрегали, что отразилось в поговорке: «Язык арабский – святыня, персидский – гадость, тюркский – нечисть».  

 

В торжественной речи в честь годовщины открытия Туркестанской учительской семинарии Остроумов говорил:: «…Мы <…>  держались <…> в своей педагогической деятельности того главного убеждения, что суть народного прогресса заключается не в железных дорогах и электрических телеграфах, не в скорострельном оружии и броненосцах, <…> а в развитии и нравственном совершенствовании самого народа, что достигается правильным воспитанием его молодых поколений». 

 

Ориентиры были указаны верные.  Об этом говорят и судьбы выпускников русско-туземных школ, как, например,  Ташмухамеда Кары-Ниязова из Ферганы. Окончив русско-туземную школу в 1916 году, Ташмухамед основал первую в Узбекистане начальную школу, затем – первый узбекский техникум в Коканде. В 1929 году он окончил физико-математический факультет Среднеазиатского государственного университета (сейчас Национальный университет Узбекистана имени Мирзо Улугбека), спустя два года став его ректором, а в 1943 году – первым президентом Академии наук Узбекистана.

 

Не только талантливых педагогов, но и известных деятелей науки и культуры подарила Центральной Азии Ташкентская учительская семинария. В их числе крупный учёный член-корреспондент АН СССР, выдающийся исследователь культуры народов Средней Азии, этнограф и языковед Михаил Степанович Андреев (1873-1948 гг.); государственный и общественный деятель, поэт-публицист, принимавший участие в открытии первого казахского высшего учебного заведения Султанбек Кожанов (1894-1938 гг.); туркменский писатель-публицист Мухамметкули Атабай оглы (1885-1916 гг.); выдающийся археолог и историк-востоковед, автор крупнейшего археологического открытия ХХ века – руин обсерватории Улугбека Василий Лаврентьевич Вяткин (1869-1932 гг.); казахский просветитель, востоковед и тюрколог Серали Лапин (1868-1919 гг.). 

 

«Вся гордость учителя в учениках», – сказал Дмитрий Иванович Менделеев.  Учитель – гордость народа. Почему же уважение к учителю и к памяти о нём становится там и тут утраченной традицией? 

Как соотечественники могут поступить в российский вуз

Чт, 04/10/2018 - 03:23

У соотечественников, проживающих за рубежом, в соответствии с российским законодательством, есть определенные привилегии и льготы. Одна из таких льгот — право получить высшее образование на территории РФ.

 

Соотечественники – люди и их потомки, проживающие за пределами территории Российской Федерации и относящиеся, как правило, к народам, исторически проживающим на территории Российской Федерации, а также сделавшие свободный выбор в пользу духовной, культурной и правовой связи с Российской Федерацией, лица, чьи родственники по прямой восходящей линии ранее проживали на территории Российской Федерации, в том числе лица, состоявшие в гражданстве СССР, проживающие в государствах, входивших в состав СССР, получившие гражданство этих государств или ставшие лицами без гражданства.

 

Соотечественники имеют право на получение среднего профессионального образования, высшего образования и дополнительного профессионального образования в российских вузах наравне с гражданами Российской Федерации.

 

Соотечественники могут поступать в вузы, сдав по своему усмотрению:

 

1. единый государственный экзамен (ЕГЭ) 

либо

2. внутренние вступительные испытания, проводимые вузом самостоятельно (без предъявления результатов ЕГЭ). 

 

Как сдать ЕГЭ соотечественнику

 

Ежегодно Рособрнадзором утверждается перечень пунктов проведения ЕГЭ, расположенных за пределами Российской Федерации (школы МИД России, школы Минобороны России, школы ФСБ России, школы Министерства просвещения и прочее). Местами регистрации заявлений для участия в ЕГЭ за рубежом  являются данные пункты проведения экзаменов. 

 

Подать заявление об участии в ЕГЭ можно до 1 февраля включительно в места регистрации.

 

Соотечественники также имеют право сдавать ЕГЭ и на территории Российской Федерации. Выбор субъекта Российской Федерации для сдачи ЕГЭ определяется самостоятельно. Места регистрации заявлений для участия в ЕГЭ в этом случае устанавливается региональными государственными органами управления образованием. Информация о местах регистрации заявлений ежегодно размещается на официальных сайтах органов.

 

При подаче заявления на прохождение экзамена соотечественнику нужно предъявить:

 

• документ, удостоверяющий  личность участника (при подаче заявления участником ЕГЭ) или документ, удостоверяющий личность родителя или законного представителя (при подаче ими заявления);

• оригиналы документов об образовании или справку из образовательной организации, подтверждающую освоение образовательных программ среднего общего образования или завершение освоения образовательных программ среднего общего образования в текущем учебном году;

• заверенный перевод с иностранного языка документа об образовании.

 

Как сдать вступительные экзамены в вуз соотечественнику

 

Перечень вступительных испытаний, проводимых вузом самостоятельно по каждому направлению подготовки или специальности, совпадает с перечнем предметов, по которым необходимо предоставить результаты ЕГЭ для поступления в вуз. Перечень, а также программы вступительных испытаний размещаются на официальном сайте каждого вуза.

 

При поступлении на обучение соотечественник, помимо документов, указанных вузом, должен предоставить (оригиналы или копии) документов, подтверждающих:

 

  • гражданство СССР, гражданскую принадлежность или отсутствие таковой на момент предъявления — для лиц, состоявших в гражданстве СССР; 
  • проживание в прошлом на территории Российского государства, Российской республики, РСФСР, СССР или Российской Федерации, соответствующую гражданскую принадлежность при выезде с этой территории и гражданскую принадлежность или отсутствие таковой на момент предъявления — для выходцев (эмигрантов);
  • родство по прямой восходящей линии с указанными лицами — для потомков соотечественников;
  • проживание за рубежом — для всех указанных лиц.

 

Поступить в вуз по результатам внутренних вступительных испытаний соотечественник может в течение года с момента получения документа об образовании. По истечении этого срока поступление возможно только по результатам ЕГЭ.

 

Источники: 

 

1. Приказ Минобрнауки России от 26.12.2013 N 1400 "Об утверждении Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам среднего общего образования"

 

2. Федеральный закон от 24.05.1999 г. №99-ФЗ "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом"

3. Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации"

 

4. Приказ Минобрнауки России от 14 октября 2015 г. № 1147 "Об утверждении Порядка приема на обучение по образовательным программам высшего образования – программам бакалавриата, программам специалитета, программам магистратуры".

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer