Русские в Казахстане - анонсы

RSS-материал
Русские в Казахстане - информационный портал
Обновлено: 26 минут 44 секунды назад

Хайп или здравый смысл? Осеннее обострение языкового вопроса

Пнд, 22/10/2018 - 01:10

Пример Огыз Догана оказался заразительным. В соцсетях появляется все больше видеороликов на тему дискриминации граждан по языковому признаку. Несмотря на то, что авторы этих сюжетов и те, кто активно их тиражирует, преследуют разные цели (защиту своих прав или банальный пиар), эффект у них одинаковый – обострение казахско-русского вопроса и раскол в обществе.

«История страны – история народа». Общественный просмотр в русском драмтеатре Алма-Аты

Пнд, 22/10/2018 - 00:55

Общественный просмотр литературно-музыкальной композиции «История страны – история народа» состоялся 19 октября 2018 года в Алма-Ате, в Государственном академическом русском драматическом театре для детей и юношества имени Н. Сац.  

 

В этом году литературно-историческая композиция посвящена 100-летию ВЛКСМ, поэтому в общественном просмотре приняли участие ветераны Комсомола, а также студенты и старшие школьники. Представителям разных поколений предстояло посмотреть и обсудить не только новый спектакль, но и поделиться своим видением истории некогда единой страны. 

 

Девизом композиции стали знаменитые горьковские строки «Безумству храбрых поём мы песню!», раскрывающие наиболее важные вехи из истории молодёжной организации. Автором литературной композиции стала Людмила Мананникова, замысел которой на сцене воплотили молодые актёры театра: Александр Русинович, Махсат Сахиулы, Александр Шитов, Ирина Шитова, Кристина Золочевская, Марина Кадибердиева, Данил Попов, Мирболат Берниязов. Режиссёр-постановщик Владимир Крылов, художник-постановщик Владимир Пономарёв. 

   

По окончании спектакля публика устроила актёрам овацию.  Режиссёр и исполнители ответили на вопросы зрителей и выслушали их пожелания. Молодое поколение интересовалось историческими событиями, нашедшими отражение на сцене, судьбами героев, историей Комсомола. Старшее поколение благодарило за то, что, посмотрев спектакль, смогло на какое-то время вернуться в свои молодые годы. Самые юные участники просмотра – участники театральной студии «Ручей-ручеёк» поделились своими впечатлениями от просмотра и тем, что они узнали о жизни своих сверстников в Светском Союзе, когда готовились к участию в спектакле.   

 

Консул генерального консульства Российской Федерации в Алма-Ате Ирина Переверзева сказала, что литературно-историческая композиция 2018 года – уже седьмая работа театра из серии «История страны – история народа», созданная при содействии Генерального консульства России. Все они рассказывали и рассказывают о важных и подчас переломных событиях в общей истории народов России и Казахстана. 

Чиновница из Зыряновска обвинила «жителей из других стран» в подрыве «общественной стабильности» по вопросу переименования города

Сб, 20/10/2018 - 01:08

Секретарь Зыряновского маслихата Лариса Гречушникова сообщила, что многие зыряновцы поддержали смену названия районного центра. Однако жители других стран в соцсетях выступают с критикой и подрывают общественную стабильность, сообщает местное издание YK-news.kz

 

На встрече министра информации и связи РК Даурена Абаева с руководителями местных СМИ Лариса Гречушникова рассказала о наболевшем:

 

— Сегодня население особенно молодежь сидят Вконтакте, в Одноклассниках, обсуждают различные темы. Но зачастую социальные сети распространяют фейковые новости. В связи с этим у меня вопрос: в министерстве есть мониторинговый отдел. Вместе с тем в Уголовном кодексе имеется статья за распространение заведомо ложной информации, создающей опасность нарушения общественного порядка и причинения вреда законным интересам граждан. Почаще бы об этом информацию размещать в Сети, чтобы население знало об этом. Совсем недавно прошли общественные слушании о переименовании Зыряновского района в район Алтайский и Зыряновска в город Алтай. Очень большое количество населения поддержали переименование. Но вместе с тем жители из других стран подрывают нашу общественную стабильность, будоражат население, критикуют, оскорбляют, дестабилизируют население. Каким образом ваше министерство могло бы защитить интересы граждан и депутатов?

 

По словам господина Абаева, министерство регулярно мониторит интернет, включая социальные сети, на предмет размещения противоправной информации. В случае появления таковой, администраторов пабликов настоятельно просят удалить неподабающие посты.

 

«Но важно и самим пользователям фильтровать информацию. Нужна цифровая гигиена, внутренний ценз: доверяю я информации или нет», — добавил министр.

 

Намомним, что несмотря на единогласное решение членов местного сообщества о том, что у Зыряновска должно появиться новое имя, многие жители категорически не согласны становиться алтайцами. Для того чтобы у них появилась еще одна возможность выразить общее мнение, граждане решили объединиться и обратиться к главе города. Инициативная группа составила текст петиции и пригласила всех желающих оставить под ним свои подписи. По задумке организаторов в поддержку петиции нужно собрать не менее трех тысяч подписей. С таким волеизъявлением жителей районного центра инициаторы планируют обратиться к акиму Зыряновска Константину Передельскому.

 

Инициативная группа не только готовит петицию в адрес главы райцентра, но и исковое заявление в суд на его же имя. Информацию об этом разместили в социальных сетях в недавно созданной группе с патриотичным названием «Отстоим Зыряновск», объединившей уже несколько сотен человек. Требования просты: отменить решение местного сообщества, члены которого 28 сентября проголосовали за переименование города, провести сходы с участием населения, где будут выбраны новые кандидаты, которые станут участниками еще одного голосования и смогут выразить то, что хочет сказать большинство горожан.

 

Сторонники же переименования тоже намерены обратиться в государственные органы и суды, чтобы, по их словам, пресечь клевету о незаконности проведения процедур по переименованию и спекуляции на эту тему.

Врач из Аркалыка отказала в приёме матери больного ребенка из-за русской речи

Сб, 20/10/2018 - 00:54

Участковый детский врач в казахстанском городе Аркалыке Мольдыр Утебаева отказалась принять мать с больным четырёхлетним ребёнком из-за того, что мать заговорила с ней на русском языке. Посетительница государственного медучреждения записала инцидент на камеру телефона.

 

Видеозапись выложена в Интернет и быстро набрала международную популярность. Из записанного диалога следует, что врач требует от матери ребёнка общения только на казахском языке, отказываясь общаться на русском языке.

 

В описании видео отмечается, что Мольдыр Утебаева, участковый детский врач в городе Аркалык, отказалась принять четырехлетнего ребенка с острым отитом из-за его национальности и сказала это «прямо в лицо». На записи видно, как врач говорит женщине, которая сидит у нее на приеме, что та должна разговаривать на казахском. На вопрос, должны ли русские уезжать в Россию, педиатр отвечает утвердительно, затем требует «убрать камеру» и выходит из кабинета. Мать ребенка обращалась к Утебаевой на «вы», а медик — на «ты», и заявила: «Кто ты такая, чтобы на "вы" обращаться?»

 

Многие пользователи соцсетей отметили непозволительно хамское поведение медработника, пожелавшего видеть мать с больным ребёнком уехавшими из Казахстана в Россию. Возмущаясь видеофиксацией своего поступка, Утебаева сбежала из медкабинета.

 

Заведующая городской поликлиники сказала, что по факту инцидента проводится служебное расследование. «Пока трудно сказать, кто спровоцировал конфликт, врач Утебаева говорит одно, пациентка — другое. Сможем предоставить информацию после окончания расследования, когда будут сделаны окончательные выводы», — цитирует заведующую Nur.kz.

 

Информационный портал «Русские в Казахстане» напоминает, что русский язык согласно Конституции Казахстана носит статус официального и употребляется в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с государственным казахским языком.

Москва и Бишкек выяснят отношения в Гааге. «РусГидро» через суд требует вернуть 37 миллионов долларов

Сб, 20/10/2018 - 00:45

Российская компания «РусГидро» намерена взыскать с Киргизии долг – 37 млн долл. Соответствующий иск подан в международный арбитражный суд в Гааге. Речь о возвращении средств, вложенных в строительство Верхненарынского каскада ГЭС. В 2015 году Бишкек денонсировал договор по строительству и, согласно условиям договора, должен вернуть российскому инвестору деньги. Бишкек считает расходы завышенными и настаивает на проведении международного аудита, а поданный в суд иск расценивает как недружественный шаг Москвы.

Русские в Узбекистане. «Идите жаловаться Владимиру Путину»

Пт, 19/10/2018 - 01:48

Визит в Узбекистан 18–19 октября президента РФ Владимира Путина дает шанс властям в Ташкенте определиться по отношению к оставшимся русским и русскоязычным в стране и дать оценку национализму, обретающему статус государственной политики.

 

Ректор Университета журналистики и массовых коммуникаций Узбекистана – 44-летний Шерзод Кудратходжаев в августе послал русскоязычную женщину в Ташкенте, грозившую ему жалобой в ответ на его оскорбления и мат, идти жаловаться Путину.

 

Президент России Владимир Путин как раз на этой неделе, 18–19 октября, прибывает в Узбекистан с рабочим визитом. Он намерен дать старт строительству в Бухарской области российской госкорпорацией «Росатом» первой в Узбекистане атомной электростанции (АЭС).

 

Может, Кудратходжаев воспользуется возможностью и снова пошлет своего оппонента – жительницу Ташкента Татьяну Закирову – жаловаться президенту РФ? Или духа не хватит? Страшно до пота на лбу и других влажных выделений?

 

А я как раз сегодня и сейчас советую Татьяне Закировой обратиться к Владимиру Путину с просьбой разобраться в сложившейся ситуации, когда ректор журналистского вуза в Узбекистане может оскорблять человека по национальному признаку, затем провоцировать травлю в Сети «братьями по разуму» – и все это без единого последствия для карьеры и при молчании руководства страны.

 

Почему это важно?

 

Я считаю, что Узбекистан должен четко и ясно сформулировать свою национальную политику.

 

Кем и чем является страна для ее граждан – общим домом для всех родившихся и живущих там людей вне зависимости от национальности или националистическим государством, ставящим целью изгнать другие народы или же превратить их в людей второго сорта с принудительной узбекизацией?

 

Шерзод Кудратходжаев, пойманный в середине августа на оскорблении русскоязычной женщины в Ташкенте за незнание узбекского языка, попрекавший ее «узбекским хлебом» и отправлявший ее жаловаться Путину, как оказалось, не одинок в своем отношении к тем, кто не говорит по-узбекски.

 

В узбекской Сети очень многие выражали недовольство по поводу того, что русские до сих пор не выучили узбекский, и посылали их жить в Россию.

 

Поведение ректора вуза на самом деле резонирует с отношением многих других представителей титульной узбекской национальности к русскому меньшинству.

 

«Как в Узбекистане? – переспрашивает меня девушка Вероника из Ташкента, работающая в Алматы в маникюрном салоне. – Там такой национализм: стоит моей маме (русской) сделать кому-то замечание или высказать мнение, к примеру, что кто-то лезет без очереди, ей сразу говорят: «Русская, уезжай в Россию».

 

Подобное отношение к русским и русскоязычным говорит о том, что многие узбеки начали воспринимать представителей другой национальности как менее равных, обладающих меньшими или вообще никакими правами, находящихся за пределами норм общественных отношений.

 

И то, что в таком же русле, по аналогичному клише повел себя ректор узбекского вуза, едва оказавшись в неприятной для него ситуации с русской женщиной, говорит о многом. Или как раз такие, как Кудратходжаев, и задают тон?

 

Необоснованное и ничем на первый взгляд не вызванное оскорбление по национальному признаку, низведение представителя другого народа до бесправного «ничто» – это проявление укореняющегося в обществе национализма, который со временем будет олицетворять сущность страны.

 

Именно поэтому президенты Шавкат Мирзиёев и Владимир Путин должны обсудить вопрос русских и русскоязычных в Узбекистане во время приближающейся встречи в Ташкенте и Бухаре.

 

Действительно ли Татьяна Закирова должна по вопросам защиты ее прав обращаться к президенту России, или все же – к руководству Узбекистана, будучи гражданкой РУз? Какая же страна и чьи законы могут обеспечить ее права и защитить от оскорблений и унижений по национальному признаку?

 

Как журналист с уже более 20-летним стажем работы могу сказать, что мне стыдно за поведение Шерзода Кудратходжаева. Мы с ним знакомы еще с подросткового возраста. Вместе ходили в кружок юных корреспондентов во Дворце пионеров в Ташкенте, а затем учились на факультете журналистики ТашГУ.

 

Журналист, настоящий журналист, за годы работы проникается огромным интересом и симпатией к людям, потому что они – главный объект нашего ежедневного исследования. Мне интересны люди, и я найду любой способ поговорить с ними, узнать, чем они живут, расследовать то, что мне важно, используя все возможные средства коммуникации, хоть язык жестов. Главное – чтобы со мной говорили…

 

Самое же важное в нашей профессии – это то, что мы служим людям. Мы «обслуживаем» человека, принося ему новости, гарантируя при этом профессионализм и следование этике, мы обеспечиваем трибуну и создаем мост между обществом и властью.

 

Встречаясь со многими классными журналистами в Европе, США, Азии, я всегда замечала схожее выражение на их лицах: интерес, любознательность, устремленность и по всему поэтому – открытость.

 

Мне вспоминается декан факультета журналистики Колумбийского университета в Нью-Йорке, где я училась, – вот это олицетворение интеллигентности и ума, лучшего эталона журналистики: ему, поверьте, не надо было перечислять, как это делает Кудратходжаев, сколько книг он прочитал, – все на лице написано…

 

Случившееся в Ташкенте демонстрирует и другое: узость мышления и скудоумие представителей узбекской элиты в отношении вопросов государственного строительства и внешней политики.

 

Люди будут учить узбекский язык, когда увидят, что для них это жизненно необходимо, как сегодня большинство наших граждан не мыслят будущего своих детей без знания английского. Русский же сегодня жизненно важно знать миллионам узбекских трудовых мигрантов, чтобы выжить в России, куда они все еще едут за куском хлеба.

 

А будущее и прогресс в стране зависят от благополучия каждого гражданина, который лишь в условиях определенности и веры в завтрашний день будет творить для своей страны, приумножая ее авторитет и богатства, как это делают сегодня молодые таланты в развитых странах мира, будь то в спорте, новых технологиях, культуре и искусстве.

 

Кудратходжаеву это бы надо знать.

 

Одним словом, убого всё и жалко… Давайте пожалуемся Путину…

Казахстан: надежда на международные центры приграничного сотрудничества?

Пт, 19/10/2018 - 01:44

Казахстан входит в пятерку ключевых торговых партнеров Узбекистана. Между сторонами имеется солидная торговая договорно-правовая база, составляющая свыше 60 межгосударственных, межправительственных и межведомственных документов. Более того, глава Узбекистана Шавкат Мирзиеёв проводит курс на усиление экономического взаимодействия, и между двумя странами отмечается устойчивый рост объемов взаимной торговли, расширение ее номенклатуры.

 

Основными товарами, которые поставляются из Казахстана в Узбекистан, являются пшеница, мука, подсолнечник, полуфабрикаты из нелегированной стали и железа, цинковая руда, необработанный алюминий, природный газ, нефть. В обратном направлении идут фрукты, овощи, природный газ, полиэтилен, цинк, минеральные удобрения.

 

По итогам 2017 года товарооборот между странами повысился на 31,2%. При этом увеличение экспорта из Казахстана в Узбекистан, достигнув 1,3 млрд. долларов, составило 35%, а обратный ввоз товаров вырос на 25,1% – до 735,2 млн. долларов. К концу текущего года с учетом значительного потенциала в наращивании взаимного товарооборота стороны планируют довести объем двусторонней торговли до 3 млрд. долларов.

 

Подписываются соглашения о росте взаимных инвестиций, создании совместных предприятий, развитии транспортных коридоров. Так, в рамках соглашения о долгосрочном сотрудничестве между АК «Узавтосаноат» и ТОО «СарыаркаАвтоПром» реализуется совместный проект по экспорту продукции на внешние рынки, включая рынок ЕАЭС. Только за 2017 год были заключены коммерческие договоры на сумму свыше 1 млрд. долларов. Вопрос в том, как эти соглашения реализуются. В 2016 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев договорились увеличить товарооборот двух стран к 2020 году до 5 млрд. долларов. Однако, как видим, до заявленной цели еще далеко.

 

На данном этапе, учитывая большое количество накопившихся еще при Исламе Каримове внутренних экономических и политических проблем, в Узбекистане пока нет условий для широкого вхождения иностранного капитала. Существующие ограничения на валютные операции, административные барьеры, высокие таможенные пошлины, коррупция не делают республику для этого особо привлекательной. Заметно активизировать торговлю могут свободные экономические зоны.

 

Узбекистан и Казахстан ведут переговоры об открытии СЭЗ с международным пропускным пунктом. Это будет второй международный центр приграничного сотрудничества (МЦПС) в Казахстане. Аналог такой торговой зоны – Международный центр приграничного сотрудничества «Хоргос» – действует на границе с Китаем. Это  складской, транспортный, логистический хаб, в котором распределяются и оптимизируются транспортные и товарные потоки. Ежедневно его с целью крупно- и мелкооптовой закупки товаров посещает свыше шести тысяч человек из Казахстана, Киргизии, России, Узбекистана. Для развития торговли предусмотрены таможенные льготы, отсутствие земельного и имущественного налога, упрощенный порядок оформления грузов. Земля отдается в пользование бесплатно до 2035 года.

 

Безусловно, здесь расчет в основном на китайские инвестиции. МЦПС «Хоргос» находится в 670 км от г. Урумчи (административный центр Синьцзян-Уйгурского автономного района) и в 378 км от г. Алматы. На его территории построены такие объекты, как совместно-проверочный зал, транспортно-логистический терминал, офисы банков и страховых компаний, почта, гостиницы, склады и грузовые дворы, рынок для приграничной торговли. Ожидается, что к 2020 году ежегодный грузооборот достигнет 20 млн. тонн, а к 2030 году вырастет до 35 млн. тонн.

 

Въезжать без оформления виз на территорию МЦПС и оставаться там в течение 30 дней могут как граждане Казахстана и Китая, так и третьих стран. Рамочное соглашение о его создании правительствами двух стран было подписано 24 сентября 2004 года. При этом каждая из них осуществляет суверенитет в своей части центра: в казахстанской части действуют казахстанские законы, в китайской части – китайские. Обе части соединены между собой специальным пешеходно-транспортным переходом.

 

На китайской стороне строительство инфраструктуры уже завершено. В частности, функционируют гостиницы, отделения банков, торговые центры – «Кинг Конг» (шубы, пальто, шапки, дубленки, шарфы, куртки), «Чжун Хэ» (электротовары, детская и мужская одежда, косметика, пледы, сумки), «Цзянь Юань» (игрушки, спортивные товары, посуда, одеяла, ювелирные изделия), «Золотой Порт» (куртки, обувь, товары для детей, посуда, сувениры, автомобильные аксессуары, бытовая техника, китайская фармацевтика) –  более 2000 бутиков.

 

На казахстанской стороне ничего, кроме центральной площади «Самрук» с несколькими торговыми блоками для бутиков (в которых представлены товары, произведенные в Казахстане и странах СНГ: табачные, хлебобулочные, кондитерские изделия и т.д.), пока не появилось. Видимо, сказывается недостаток инвесторов. Чиновники же, предаваясь фантазиям подобно Остапу Бендеру по созданию Нью-Васюков, продолжают красочно рисовать перспективы возведения на территории МЦПС города Нуркента с торговыми, деловыми и выставочными центрами, скверами, парками, спа-центрами, университетом.

 

В настоящее время, по данным китайской статистики, ежедневный товарооборот в «Хоргосе» составляет около 5 млн. юаней, но условия на казахстанской стороне, с которыми люди сталкиваются при посещении МЦПС, трудно назвать привлекательными. Бизнес криминализирован, чиновники коррумпированы, торговцы-челноки жалуются на высокие издержки и ограничения по импорту. Жалобы последних на взятки таможенные органы Казахстана парируют заявлениями о том, что «были идентифицированы отдельные случаи [взяток], которые не являются системными по своей природе».

 

Хватает и других барьеров. Так, чтобы провезти товары из Китая в Казахстан через «Хоргос», требуется в среднем около 11 часов – почти вдвое дольше, чем в обратном направлении. Для того чтобы под видом «товара для личного потребления» не шли коммерческие партии, установлены ограничения: посетитель МЦПС может беспошлинно вывезти товаров на сумму не более 1500 евро и весом не более 50 кг. Также запрещено посещать центр более раза в месяц. С китайской стороны таких ограничений нет.

 

Безусловно, реализация Казахстаном и Узбекистаном проекта, подобного МЦПС «Хоргос», не только потребует создания соответствующей инфраструктуры на территории обеих государств, но и оживит приграничную торговлю, положительно скажется на находящихся в приграничных регионах промышленных предприятиях. Кроме двусторонней торговли, Казахстан и Узбекистан получат прекрасную возможность предоставлять свои услуги и в качестве транзитной зоны. Приграничная зона между ними будет менее затратной и более гибкой. В частности, если в «Хоргосе» приходится осуществлять перевалку контейнеров с китайской колеи (1435 мм) на широкую (1520 мм), действующую на постсоветском пространстве, то на границе с Узбекистаном этого делать не придется.

 

Актуальность проекта МЦПС также состоит в том, что существующие в регионе противоречия и конфликты, структурные преграды сдерживают развитие экономического сотрудничества. Свободные торгово-экономические зоны позволят снизить себестоимость товарооборота и торговые издержки для стран-участниц, стимулировать региональные инвестиции, сформировать разделение труда и, объединив ресурсы и структуру региональной промышленности, обеспечить подъем экономики на приграничных территориях и стране в целом.

 

Чрезвычайный и полномочный посол Китая в Казахстане Чжан Ханьхуэй уже заявил, что более тесная интеграция транспортных инфраструктур Казахстана и Узбекистана станет важным вкладом в формировании в регионе коридора «Экономического пояса Шелкового пути». Таким образом, перспективы у проекта неплохие. Вместе с тем успешная деятельность центра зависит не только от грузо- и пассажиропотока, но и грамотной стыковки валютной, законодательной, управленческой и торговой систем обеих стран, а в Узбекистане подобного опыта взаимодействия пока нет.

Снова осень, за окнами — хлопок. В Туркмении начались «бои без правил» за урожай

Пт, 19/10/2018 - 01:37

В Туркменистане передовые хозяйства отчитались о сборе более половины запланированного количества хлопка. Уборочная кампания в разгаре — и у каждого здесь своя «битва за урожай». Фермеры пытаются хоть что-то заработать в критически неурожайный год; чиновники — поставить на поля запланированное количество работников; бюджетники — избежать попадания в ряды этих работников; журналисты проправительственных и независимых СМИ — отразить свои прямо противоположные взгляды на происходящее. И все это продлится, по словам безымянного чиновника, до отмашки «самого главного начальника», то есть президента Гурбангулы Бердымухамедова.

 

Хлопок завоевывает мир

 

Хлопководство на территории современного Туркменистана практикуется давно. В источниках X века говорится о развитии этой отрасли в Мервском оазисе. Древнейший в Центральной Азии город Мерв в ту пору принадлежал персам, которые вместе с тремя другими народами независимо друг от друга открыли для себя хлопок. Помимо персидских земель, эту культуру выращивали в Индии, Китае и Южной Америке.

 

В Европу хлопок начал проникать в Средние века. До этого европейцы носили одежду из шерсти животных, поэтому им было странно слышать, что новомодное волокно добывается из растений. По этому поводу строились самые нелепые догадки. Так, писатель Джон Мандевиль в 1350 году сообщил своим читателям такой факт об Индии: «Там растет удивительное дерево, из ветвей которого рождаются маленькие овечки. Эти ветви такие гибкие, что они склоняются вниз, давая возможность овечкам питаться, когда они голодны».

 

«Индийские овечки» не сразу, но все-таки пришлись по вкусу европейцам. Крестьянам Индии, которая в XVIII веке стала британской колонией, пришлось работать на износ ради обеспечения сырьем текстильных фабрик монополии. Но к XIX веку ее мощности истощились, и главным экспортером хлопка стали США. Во-первых, местные сорта хлопка были признаны более ценными. Во-вторых — для их культивации оказалось выгодно использовать труд рабов.

 

Гарриет Бичер-Стоу в книге «Хижина дяди Тома» так описывает эту отрасль американской экономики: «Право, собирать хлопок — вовсе нетрудная работа», — скажет какой-нибудь праздный наблюдатель. Вы так думаете? Но ведь вовсе не тяжело, если на голову упадет одна капля воды, а между тем самая жестокая пытка, изобретенная инквизицией, состояла в том, что одна капля воды медленно, ежеминутно, с однообразной последовательностью падала на одно и то же место головы. Нетяжелый сам по себе труд становится ужасным, когда человек принуждается к нему час за часом, с безотрадным однообразием, не имея утешения даже в сознании, что делает это добровольно».

 

Центральная Азия вместо Южной Америки

 

В Российской империи хлопок в XVIII веке вступил в нелегкую конкурентную битву с традиционным льном и в итоге завоевал существенную нишу. В XIX веке Россия уже закупала огромное количество хлопка в США. Но во время американской Гражданской войны 1861-1865 годов поставки полностью прекратились, в связи с чем у российских властей и ученых появился повод задуматься о собственном производстве этого сырья. Тем более завоевание Центральной Азии было в разгаре. Это были территории, не только условно подходящие для выращивания хлопчатника, но и уже на практике знакомые с этой культурой.

 

Одним из главных энтузиастов выращивания хлопчатника в России стал Николай Раевский (внук и тезка знаменитого генерала, друга Александра Пушкина) — известный «сложным характером» дворянин, которого считают прототипом Вронского из «Анны Карениной». Сначала он экспериментировал с посевом семян американского хлопчатника в своем поместье в Крыму. В 1864 году Раевский представил свой урожай на сельскохозяйственной выставке в Москве. Хлопок оценили на выставке очень высоко, и некоторое время после этого Раевский пытался развивать крымское хлопководство.

 

Тем временем генерал-губернатор Туркестанского края Константин фон Кауфман, занимавший этот пост в 1867-1882 годах, решил заняться развитием хлопководства на землях только что завоеванной Центральной Азии. По его приказу всем желающим бесплатно раздавали семена американского хлопчатника. Из Техаса выписали машины для очистки хлопка, туда же на «курсы повышения квалификации» направили российских инженеров. Об этом узнал Раевский, решивший покинуть Крым и присоединиться к освоению новых земель. В 1870 году он перевелся из гвардии в Туркестанский линейный батальон и сменил светскую жизнь на боевые условия.

 

Одновременно с военной службой Раевский занимался всесторонним изучением местных условий. Он на свои деньги основал в регионе шелкомотальни, виноградники, рисовые и, конечно же, хлопковые плантации. А в 1874 году он вышел в отставку и заявил, что посвятит дальнейшую жизнь развитию местного сельского хозяйства. Но его поступок не вызвал одобрения знакомых. Став жертвой интриг, Раевский был вынужден в тот же год вернуться в Россию. Он снова поступил на военную службу и в 1876 году погиб в бою в Сербии.

 

Развитие хлопководства в Центральной Азии тем временем продолжалось. За 1890-1915 годы объемы производства хлопка в регионе выросли в 15 раз. На территории, сегодня относящейся к Туркменистану, хлопок начали выращивать с 1870-1880-х годов. Завоевание земель, контролируемых туркменскими племенами, происходило неравномерно. Западные племена сдались России уже в 1869-1873 годах, а восточные — лишь в 1881 году.

 

Советская власть признала хлопководство одной из ведущих отраслей местного хозяйства. К началу 1940-х годов Туркменская ССР, существующая с 1924 года, вышла на второе место в стране по производству хлопка (после Узбекской ССР). В дальнейшем посевные площади хлопчатника продолжали расширяться. В 1940 году они составляли 411 тысяч гектаров, а в 1975 — уже 817 тысяч гектаров. Для сравнения, под зерновые культуры в 1940 году отводилось 183 тысячи гектаров, а в 1975 — 116 тысяч гектаров. В 1940 году в республике было собрано 211 тысяч тонн хлопка-сырца, в 1975 — 1079 тысяч тонн. Впрочем, сбор зерна за указанный период также увеличился со 124 до 224 тысяч тонн.

 

Зерновая независимость

 

А вот в годы независимости объемы сбора хлопка в Туркменистане начали стремительно падать. В первую половину 1990-х годов урожаи сокращались на 8-10% в год. Затем последовал еще более заметный провал. В 1995 году в стране собрали 1294 тысячи тонн хлопка, а в 1996 году — лишь 435 тысяч тонн. В какой-то мере это можно было считать запланированными потерями: президент Сапармурат Ниязов провозгласил курс на достижение продовольственной независимости страны — то есть на увеличение объемов производства зерна. В 1990 году под зерновые было отдано лишь 5% пахотных земель Туркменской ССР. В 2007 году зерновые сеяли на 48% земель Туркменистана, а хлопчатник — на 38% земель.

 

Однако перераспределением земель в пользу пшеницы нельзя объяснить катастрофическое падение урожайности с гектара. По заключению члена экспертной группы фонда «Азия Аналитика» Аждара Куртова, урожайность к концу эпохи правления Ниязова снизилась до уровня 1920-х годов. Это объясняется, в частности, массовым отъездом из страны русских специалистов в первые годы независимости. Затем, в 2003 году, власти втрое сократили количество семенноводческих хозяйств. В тот же год Институт хлопководства в городе Иолотань передали на баланс государственной ассоциации «Туркменхлопок». После этого прекратилось прямое государственное финансирование института, и он фактически перестал действовать.

 

Чиновники старались каким-то образом исправить ситуацию, но делать это оказалось легче на бумаге, чем в реальности. Как и в ситуации с зерновыми, получила распространение практика «приписок». В 2004 году источники сообщали о любопытном способе «повышения» показателей урожайности с гектара — чиновники указывали в документах гораздо меньшие площади посевов, нежели существующие в действительности. В результате возникал дефицит пахотных земель. Ранее, в 2002 году, в независимые СМИ проникла информация об обратном «фокусе» — в бумагах указывались большие площади посевов, нежели было засеяно в реальности. Все эти махинации, возможно, помогали кому-то из чиновников удержаться на посту или даже продвинуться по службе, но вряд ли приносили пользу сельскому хозяйству как таковому.

 

Солнце еще высоко…

 

Параллельно назревала проблема, о которой никто и помыслить не мог в советские годы. Международное сообщество озаботилось проблемой принудительного труда на хлопковых полях. Причем жертвами принудительного труда теперь признавались не только рабы в кандалах, но и внешне свободные люди, вместо основной работы или учебы отправляющиеся на поля «добровольно и с песнями». То есть так, как было повсеместно принято в СССР. Правозащитники решили, что если за отказ от «добровольной помощи на полях» людям грозит увольнение с работы, отчисление из образовательных учреждений, различные дисциплинарные санкции и даже просто неприятные разговоры с руководством — то их права вполне можно считать нарушенными. Мишенью для критики стали Туркменистан и другие страны Центральной Азии, сохранившие советские традиции ведения «битвы за урожай».

 

При Ниязове туркменские власти просто не обращали внимания на назойливых иностранных правозащитников. Второй президент Гурбангулы Бердымухамедов после прихода к власти в 2007 году законодательно запретил использование на полях детского труда. Этот запрет соблюдается довольно строго, массовые поездки школьников «на хлопок» канули в Лету. Сейчас детей могут вывести на поля лишь в самых исключительных случаях. Проправительственные СМИ даже сетуют, что новые правила мешают гражданам следовать заветам предков, которые «с ранних лет приучали своих детей к труду и ремеслам».

 

С тех пор, по утверждению независимых журналистов, основной рабочей силой при уборке хлопка стали бюджетники — учителя, врачи, военнослужащие, технический персонал бюджетных учреждений. Существуют и профессиональные сборщики хлопка — безработные, которые в сезон стремятся хоть что-то заработать. Бюджетник, не желающий трудиться самостоятельно, может нанять вместо себя такого сборщика, но далеко не все готовы вырвать из семейного бюджета нужную сумму.

 

Власти Туркменистана категорически настаивают на том, что труд на хлопковых полях является добровольным, и люди отправляются туда, просто чтобы заработать дополнительные деньги. При этом не совсем ясно, каким образом руководство соглашается систематически отпускать огромные массы людей «на подработку» в рабочее время. Если учитель, например, заявит, что сегодня вместо уроков желает заняться репетиторством для дополнительного заработка, — директор школы тоже отнесется к этому с пониманием? А если врач отпросится с работы ради того, чтобы за деньги прочистить кому-то унитаз? У руководства больницы тоже не возникнет претензий? Почему-то о такой практике туркменские СМИ не сообщают.

 

Так или иначе, международное сообщество все же более склонно верить независимым источникам. В 2015-2017 годах от закупок туркменского хлопка, как произведенного с применением принудительного труда, отказались отдельные крупные компании — H&M, Inditex, IKEA. А весной 2018 года запрет на импорт туркменского хлопка и изделий из него ввели США, за минувшие полтора столетия превратившиеся из «первооткрывателей» массового принудительного труда на хлопковых полях в решительных противников этой практики.

 

Аренда и планы

 

Внутреннее устройство сельского хозяйства Туркменистана напоминает причудливую помесь плановых механизмов и рыночных названий. Базовая единица системы — дайханское (фермерское) хозяйство. Оно может состоять из членов одной или нескольких семей, но не наемных работников. Хозяйства входят в дайханские объединения — более крупные единицы, которые взаимодействуют с властями, получают планы, отчитываются о проделанной работе. Фермеры не могут владеть землей, они арендуют ее у государства. Аренда является целевой: сажать на земле можно только пшеницу и хлопок, причем все действия — от посевной до сбора урожая — стартуют по сигналу сверху. В этом году, например, сообщалось, что некоторым хозяйствам по приказу чиновников пришлось собирать несозревшую пшеницу.

 

Урожай фермеры обязаны сдавать государству по установленным закупочным ценам. Цены эти не особенно высоки, к тому же фермер обязан выполнить план, оплатить аренду земли и другие государственные услуги (предоставление семян, удобрений, техники). На выходе годовой доход фермера не превышает суммы, эквивалентной нескольким сотням долларов. А в неурожайные годы вполне возможно и остаться вместо дохода с долгами. Дехкане пытаются зарабатывать дополнительные средства, занимаясь приусадебным хозяйством и продавая на рынках овощи и продукты мелкого животноводства. Но попытки сажать «несанкционированные» культуры в междурядье на арендованных полях жестко пресекаются, а огородничество на изолированных участках не приветствуется. Например, в этом году в связи с засухой огороды запретили поливать, а участки несогласных перепахали.

 

Некоторые фермеры получают дополнительный доход в виде пенсий тех членов семьи, которые достигли преклонного возраста. В других семьях кто-то устраивается на работу в немногочисленные сельские учреждения (например, в школу или медпункт). Это считается большой удачей. Тем же, кто не смог организовать приток средств со стороны, становится не просто невыгодно арендовать землю — они объективно не могут выживать на свои доходы. Таким людям приходится бросать фермерскую деятельность и искать себе другое занятие, в том числе посредством трудовой миграции за рубеж. Чиновников падение популярности фермерства, конечно, огорчает. В 2017 году сообщалось, что власти Балканского велаята (области) пытались принудить к аренде земель директоров школ. Им предлагали обрабатывать участки силами учителей. Правда, развития эта практика вроде бы не получила.

 

Естественно, такая модель хозяйствования не может быть эффективной. В последние годы в независимых СМИ регулярно появляются сообщения о неурожае пшеницы, и, как следствие — о дефиците муки и хлеба. Сведения о невыполнении планов просачиваются и в государственные СМИ. Одновременно правительственные и проправительственные СМИ превозносят изобилие на прилавках отечественных магазинов. И это тоже является опасным симптомом: разве можно представить, чтобы СМИ государства, для которого полные прилавки являются привычной деталью пейзажа, регулярно посвящали этому пафосные материалы? Там, где с продуктовым снабжением все в порядке, на эту тему не обращают внимания ни власть, ни оппозиция. Политические споры ведутся по другим вопросам.

 

От урожая хлопка напрямую не зависит, будут ли граждане голодать. Поэтому этой теме СМИ уделяют гораздо меньше внимания. Впрочем, тут все выглядит так же, как и с пшеницей: государственные СМИ пишут о выполнении и перевыполнении планов, независимые — выражают сомнения в истинности этих отчетов.

 

Хлопок-2018

 

В этом году уборочная кампания стартовала в середине августа. С поставкой рабочей силы на поля возникли сложности — бюджетники оказались заняты массовками в преддверии авторалли Амуль-Хазар, которое очень увлекло президента Бердымухамедова. Между тем собрать какое-то количество сырца надо было успеть до 16 сентября. На этот день была запланирована акция «Белый караван» — демонстрация по телевизору грузовиков, полных хлопка. Как результат, в отдельных районах на поля вопреки всем запретам массово вывели школьников. Ну а после окончания ралли все происходило как обычно — анонимные бюджетники регулярно жаловались независимым журналистам на «хлопковую повинность», проправительственные СМИ докладывали об успехах на уборочном фронте.

 

Необычной приметой текущего сезона является тот факт, что сборщики хлопка фермерам, в общем-то, не нужны. Из-за засухи и весенней соляной бури урожай в этом году оказался настолько плохим, что дехкане легко собрали бы весь хлопок своими силами. Но чиновники на местах опасаются, что ответственность за невыполнение планов будет возложена на них. Что, если вышестоящий руководитель поинтересуется — сколько человек было доставлено на поля? Что, если он скажет, что план не выполнен именно из-за недостатка сборщиков? Поэтому бюджетников вывозят на поля, даже если им совершенно нечем там заниматься. В крайнем случае их могут, например, распределить по домам сельчан и обязать помогать по хозяйству.

 

Сельчанам такая помощь не особенно нужна. Порой им приходится даже кормить сборщиков за свой счет. Кроме того, в карман сборщиков (или тех, кто их привозит и распределяет) уходит часть средств за каждый килограмм хлопка. Подсчитано, что за каждый килограмм хлопка, собранный самостоятельно, фермер получает около 50 тенге (туркменский тенге — одна сотая маната), что эквивалентно $0,14. Если же килограмм хлопка собрал сторонний работник, то фермер получает лишь 10 тенге ($0,029).

 

Анонимный чиновник из Лебапского велаята заявил, что он и его коллеги прекрасно понимают сложившуюся ситуацию. Однако доставка работников на поля продолжится до тех пор, пока «самый главный начальник», то есть Бердымухамедов, не даст отмашку о завершении уборочной кампании.

 

Самый главный начальник

 

В конце сентября Бердымухамедов привлек всеобщее внимание и возбудил народные надежды, пообещав (правда, не впервые) провести реформы в сельском хозяйстве. Он признал, что «на сегодняшний день результаты, достигаемые в сельском хозяйстве, остаются ниже ожидаемых», и выдвинул сразу несколько конструктивных предложений. В частности, президент пообещал разрешить арендаторам высаживать хлопок и пшеницу лишь на 70% земель, а остальную площадь занимать другими культурами. Также он пообещал повысить закупочные цены на хлопок и пшеницу. Наконец, Бердымухамедов повторил уже озвученное ранее предложение активнее вовлекать в аграрный сектор частный бизнес.

 

Озвучив эти идеи, президент улетел в Нью-Йорк на Генассамблею ООН. Там его встретили митингом, направленным против принудительного труда на хлопковых полях. Впрочем, во всех США нашлись лишь 20 человек, которым оказалось интересно участие в этой акции. Точно так же, по свидетельству наблюдателей, мало кого заинтересовало и выступление Бердымухамедова на Генассамблее. Зал был практически пустым. На Западе мало кто знает даже о существовании Туркменистана, не говоря уж о его проблемах.

 

Официальные лица ООН не откликнулись на требования протестующих поднять тему принудительного труда в разговорах с Бердымухамедовым. И неудивительно: дипломатия в отношении столь закрытых и авторитарных государств не предполагает резких движений.

 

Власти Туркменистана, казалось бы, тоже «не заметили» акции протеста. Но уже 11 октября сразу в двух проправительственных изданиях, Turkmenportal и Arzuw News, появились материалы о том, что выплаты сборщикам хлопка с 5 октября повышены примерно на 50% — до 60-80 тенге ($0,17-0,23) за килограмм. Попутно издания всячески убеждали читателей в том, что сборщики нанимаются на работу добровольно. 12 октября эти заявления раскритиковало независимое издание «Хроника Туркменистана». Журналисты констатировали, что заработки сборщиков очень малы, и если кто-то действительно решается на это добровольно — то лишь от безработицы и отчаяния.

 

Информационная война

 

В ответ на поле боя была выведена тяжелая артиллерия — издание Gundogar News (не путать с независимым Gundogar). В отличие от Turkmenportal и Arzuw News, которые пишут о величии туркменской власти предельно вежливо и красиво, Gundogar News обычно не стесняется в выражениях. Например, там легко может быть опубликован материал, в котором трагическим тоном рассказывается, что один из независимых журналистов в школе имел обыкновение надевать учительнице на голову мусорное ведро и «орать песню Шуры, закинувшись насваем». В том же духе работают местные иллюстраторы — наилучшим вариантом картинки для данной заметки им показалась фотография человека, обмазанного фекалиями и подписанная именем героя публикации.

 

И вот это издание уже к вечеру 12 октября опубликовало ответ на публикацию «Хроники Туркменистана» под заголовком «Хронические глупости». В материале был использован предсказуемый набор штампов — «шокирующие небылицы о якобы рабском труде», «многолетний труд в угоду западных спонсоров», «ответственное задание по очернительству всего туркменского»…

 

Однако «враги» не сдавались. 14 октября теперь уже радио «Азатлык» (местная редакция «Радио Свобода») опубликовало сообщение о том, что формально тарифы для сборщиков, конечно, повышены, только вот в реальности они не видели выплат уже по нескольку недель, а некоторые — с начала сезона.

 

Прокомментировали источники «Азатлыка» и анонсированное Turkmenportal повышение закупочных цен на хлопок c 1040-1650 манатов ($297-472) за тонну до 1365-2000 манатов ($390-571). По словам источников, одновременно c не столь уж радикальным повышением цен рассматривается вопрос изменения условий аренды. Со следующего года арендаторы, не выполнившие план хотя бы на 50%, не смогут вернуть долги государству. Договоры с «нерентабельными» арендаторами могут быть расторгнуты. Впрочем, многих фермеров это не расстроит. «Многие арендаторы с большим удовольствием избавятся от своих земель, потому что в последние несколько лет они не получают прибыль с земли», — пояснил источник радиостанции.

Следующий ход в этой партии сделало проправительственное издание InfoAbad. 16 октября оно сообщило, что «на хлопковых плантациях страны в разгаре уборочная страда», и что «круглосуточно, без перебоев работает уборочный конвейер». По информации издания, передовые хозяйства уже выполнили план на 59-80%. Вероятно, имелось в виду, что «собаки лают — Белый караван идет». И он, в общем-то, действительно идет. Только вот куда?

Казахстана Демократия по-сельски: почему волна переименований вылилась в недовольства

Чт, 18/10/2018 - 00:42

В Западно-Казахстанской области власти намерены дать новые названия десяткам улиц Уральска, а также переименовать один район. Местные жители против этих планов и недовольны, что их мнение никто не учитывает.

 

Власти Западно-Казахстанской области собираются переименовать Зеленовский район в Байтерек. Жители многих поселков говорят, что высказываются против. Но протоколы общественных слушаний свидетельствуют об обратном. Согласно официальным документам, все 22 сельских округа в составе Зеленовского района единогласно поддержали смену названия.

 

ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ ИЛИ ДОРОГИ?

 

Новость о том, что решение о переименовании было одобрено всеми сельскими округами, появилась на страницах районной газеты «Ауыл тынысы» 25 сентября. В этом же номере были опубликованы мнения известных в районе людей. Их позиция полностью совпадала с точкой зрения акимата: район нужно переименовать.

 

Село Перемётное — административный центр Зеленовского района. По словам многих сельчан, о том, что в селе проходит собрание по вопросу переименования, они узнали постфактум. Житель Перемётного Аслан Мултаев рассказывает, что встречу старались провести как можно тише. По его словам, о сельских сходах в Перемётном сначала сообщают бюджетникам и госслужащим, а диалога с рядовыми гражданами стараются вовсе избегать.

 

— Когда люди пришли на собрание, им сказали, что нужно удостоверение личности, а в газетах нигде не писали, что нужно с собой документы приносить, — рассказывает Аслан Мултаев. — Люди сначала растерялись, а те, кто был принципиально против [переименования], принесли из дома удостоверения и вернулись на сход. Там даже видео есть, где видно, как люди поднимают руки против: их было больше, чем тех, кто высказывался за переименование.

 

Основной же причиной несогласия с переименованием Зеленовского района в Байтерек Аслан Мултаев называет экономическую: Если завтра переименуют, нужно снова переоформлять документы — на землю, на дом. Это какая беготня будет?

 

— Люди живут на селе, денег мало, работы как таковой тоже нет. А если завтра переименуют, нужно снова переоформлять документы — на землю, на дом. Это какая беготня будет? Кроме того, есть более важные проблемы, чем переименование, например дороги. Например, в 15 километрах от Перемётного есть поселок Цыганово, и, когда начинается распутица, люди два часа добираются до дома, преодолевая какие-то 15 километров. Нужно просто к нам приехать и своими глазами посмотреть, куда лучше деньги тратить — на переименования или на дороги?

 

Схожие мысли высказывают и жители села Дарьинское в 20 километрах от Уральска: среди собравшихся на сельский сход жителей «за» проголосовали двое. Люди не хотят хлопот с документами и считают, что есть другие, более важные задачи, которые необходимо решать: детские сады, дороги, благоустройство поселка.

 

По той же схеме проходили общественные слушания и в селе Большой Чаган: большинство среди собравшихся составляли педагоги и госслужащие, других местных жителей было очень мало. По словам сельчанки Айгуль Сейдахметовой (имя изменено по просьбе собеседницы. — Ред.), во время заседания окончательного решения о переименовании принято не было.

 

— Аким сказал, что запишет все наши выступления и отчитается перед районным начальством. Через какое-то время в местной газете написали, что Кушумский сельский округ дал согласие на переименование района, - говорит она.

 

«ДЛЯ НАС ЭТО КАК ПЛЕВОК»

 

Похожая ситуация сложилась и вокруг переименования улиц поселка Деркул, входящего в состав Уральска. По мнению властей, там «идеологически устарели» десятки названий. Жители поселка недовольны тем, что решение принято без их участия.

 

Общественные слушания относительно переименования 59 улиц и присвоения имен еще трем проходили в августе. По словам некоторых жителей, об организации слушаний они узнали случайно: знакомые прислали сообщение. Вера Логашкина рассказывает, что первыми о собраниях оповестили учителей. По ее словам, SMS от директора школы по этому поводу пришло за час до встречи. Логашкина говорит, что позвонила в местный акимат. Там ей подтвердили, что общественные слушания действительно состоялись, а также заявили, встреча была анонсирована за месяц.

 

— Я выяснила, что информацию публиковали в местной газете «Жайық үні», которую у нас в поселке практически никто не читает, — говорит Вера Логашкина Азаттыку.

 

В Деркуле, по ее мнению, были созданы все условия, чтобы охват был минимальным, а на собрании присутствовали только специально подготовленные люди, преимущественно госслужащие, которые не проголосуют против решения властей, потому что боятся проблем на работе.

 

— После этого я начала действовать, — рассказывает Логашкина. — Через социальные сети собрала местных жителей, подготовила письмо против переименования (мы собрали 655 подписей), и отправили это письмо в администрацию президента, генеральную прокуратуру, местные акиматы и в республиканскую ономастическую комиссию. Суть в том, что мы против такой организации, — в 2014 году Назарбаев подписал поправки в закон об ономастике, согласно которому необходимо учитывать мнение местных жителей. Но, во-первых, общественные слушания провели таким образом, что мы и не знали о них, а во-вторых, ни о каком учете мнений речи нет.

 

Кроме того, по словам женщины, названия многих улиц дороги местным жителям, которые живут в Деркуле на протяжении поколений. Я понимаю, что для акимата те же улицы Зеленая или Лесная ничего не значат, но для нас это целая история, история нашей семьи.

 

— Поселок у нас небольшой, и мы потомки тех, кто называл эти улицы, кто их создавал и застраивал. Поэтому каждое название — память о наших дедах и бабушках. Я понимаю, что для акимата те же улицы Зеленая или Лесная ничего не значат, но для нас это целая история, история нашей семьи. Например, мой дед имел непосредственное отношение к становлению и развитию поселка, и для моей семьи это как плевок, — резюмирует Вера Логашкина.

 

ЧТО ТАКОЕ «МЕСТНОЕ СООБЩЕСТВО»?

 

Согласно закону о местном самоуправлении, во время сельских сходов правом голоса обладает так называемое «местное сообщество», состоящее из выбранных жителей поселка, которым односельчане делегируют полномочия решать насущные проблемы с учетом настроений и пожеланий населения. Право последнего слова в вопросе о переименовании района закреплено именно за местными сообществами.

 

Многие сельские жители говорят, что до истории с переименованием они не знали о самом существовании таких сообществ, а также о том, их собственные голоса имеют лишь рекомендательный характер. В акимате Зеленовского района на вопросы об особенностях местного самоуправления прямого ответа давать не стали, сослались на закон:

 

— На основании статьи 39-2 закона «О местном государственном управлении и самоуправлении в РК» члены местного сообщества проводят сходы по мере необходимости по наиболее важным вопросам местного значения, одним из которых является определение со сроком на четыре года состава участников собрания местного сообщества, на который они делегируются.

 

Заместитель акима Кушумского сельского округа в Зеленовском районе Ауган Акмурзин рассказал о том, как проходят выборы в местное сообщество на вверенном ему участке.

 

— Там [в местном сообществе] идет один процент от числа избирателей — среди тех, кто прописан в селах. Мы проводили собрание в каждом поселке, жители выбирают членов местного сообщества. У нас [по сельскому округу] в этом сообществе 35 человек из разных поселков, с разных улиц, которые представляют интересы тех людей, которые их выбрали. Прежде чем их выбирать, мы делали в каждом поселке собрание, встречались с жителями, и они выдвигали кандидатов, кому больше доверяют, кто имеет авторитет. Протоколы этих выборов есть. Эти люди — наши первые помощники, все вопросы они решают, — говорит Акмурзин.

 

Редактор местной газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров с самого начала отслеживает ситуацию с переименованием. По его мнению, эта инициатива сопровождается массовой манипуляцией общественным сознанием, а Казахстан, говорит журналист, «лучше всех умеет фальсифицировать итоги голосования».

 

— Мне понятно желание казахстанских властей сделать так, чтобы всё было на казахском языке, но мне непонятно, какими методами это делается: вроде бы у сельских жителей спрашивают совет, но опосредованно, через местные сообщества, которые непонятно как избираются и работают, — считает Лукпан Ахмедьяров. — Это делается под видом инициативы снизу, но предлагается одно название — Байтерек, — которое никак не привязано ни к местности, ни к ее истории. Я считаю, что это медвежья услуга всему Казахстану, потому что люди понимают, что вся эта инициатива шита белыми нитками, продавлена сверху, и нет у нее естественной среды, из которой она произрастает.

 

«ИСХОД АБСОЛЮТНО ЯСЕН»

 

Общественные слушания — один из нескольких этапов переименования. Далее этот вопрос рассматривает областная, а затем и республиканская ономастические комиссии. Однако жители Зеленовского района практически убеждены, что название в скором времени поменяют, а мнение людей традиционно не учтут. Житель Перемётного Аслан Мултаев рассказывает, что предлагал собрать подписи против переименования, написать в генеральную прокуратуру и президенту, но какой-либо активности от земляков не получил, потому что, по его словам, в их рядах нет сплоченности и люди не знают своих прав.

 

Вера Логашкина из Деркула тоже говорит, что не питает иллюзий. Она считает, что улицам сменят названия несмотря ни на что.

 

— Подавать в суд и обжаловать действия властей — напрасная трата денег и времени, потому что исход абсолютно ясен, — резюмирует Логашкина. — Я обращалась в местное телевидение, но они говорят, что это не их тема — они пишут о дорогах, ЧП и так далее. Я понимаю — никто не хочет конфронтации с властью, хотя, в принципе, я не являюсь оппозиционером. Меня волнует только решение вопроса: почему не выслушали мнение людей и почему без нас переименовывают улицы?

Тимур Палташев: В стране, где нет морали, науку не построишь

Чт, 18/10/2018 - 00:35

Как могут быть связаны мораль и развитие технологий? Почему дети уезжают из Казахстана и не возвращаются? Как остановить «утечку мозгов» и возможно ли это? – об этом поговорили со всемирно известным учёным Тимуром Палташевым в его октябрьский приезд в Алматы. Когда-то он дышал с нами одним воздухом, ходил по одним с нами улицам – алматинским.

 

Тимур Палташев родился в Самарканде, а учиться пошёл в Политех – Казахский технический университет имени Ленина. Потом поступил в аспирантуру в России. Сейчас он авторитетный специалист по компьютерной графике, микро- и нано-электронике, доктор технических наук, профессор Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики, профессор Северо-Западного политехнического университета (Калифорния), основатель компании «GTnano» – Gatchina Nanoelectronics LLC (штат Аризона), один из создателей известной международной конференции «ГрафиКон».

 

Тимур Палташев 10 лет проработал в Кремниевой долине США, участвовал в создании мощных технопарков на Тайване и в Шанхае. Он часто бывает и в Казахстане – на его глазах создавался казахстанский парк инновационных технологий «Алатау», профессор консультирует местных специалистов, читает лекции, навещает здесь друзей и родных.

 

– Тимур Турсунович, в одном из интервью вы довольно критично высказывались в отношении инновационного центра «Сколково», который задумывался как российская «Силиконовая долина», с оглядкой на американскую – где вы работали. А в отношении казахстанского парка инновационных технологий «Алатау» были не так критичны. Когда журналист вас спросил, в чём причина большей благосклонности к «Алатау», вы ответили, что масштабы другие, и что Алматы – ваш родной город. Почему вы считаете его родным?

 

– Мои детство и юность прошли в Алматы, я алматинец. Как мне его считать-то по-другому? Только родным. У меня два родных города – Алматы и Петербург, в которых я провёл больше всего времени в жизни.

 

А по «Сколково» – это, конечно, совсем не то, что Кремниевая долина. Нельзя копировать чужую жизнь, надо прожить свою. Инновационный центр нужен, но не надо кричать, что мы свою Кремниевую долину построим – это разные вещи. В России другая структура экономики и другой менталитет, поэтому надо использовать то, что есть, и бороться за конечный результат.

 

– Тем более, находящийся под Алматы «Алатау» – это совсем другая история в отличие от «Сколково» и Силиконовой долины?

 

– «Алатау» – это многострадальный проект. Тут всё время чего-то хотят от него. Сейчас его вообще забросили, потому что все средства были брошены на «ЭКСПО», на строительство. А сейчас – я был в Астане вчера – здания «ЭКСПО» заброшенные, никому не нужные стоят. Я не знаю, что вообще они с ними делать будут – с этой «Звездой Смерти» из «Звездных Войн». И то же самое с гостиницами и хостелами – они там их вокруг понастроили – они пустуют, площади огромные.

 

– Вас это расстраивает?

 

– Ну, конечно, расстраивает. Потому что на эти деньги можно было в ПИТ «Алатау» что-то построить, довести до ума, лабораторию бурения там не могут достроить для КБТУ, ещё что-то... Я просто вижу год от года там какие-то изменения – раз! – асфальт положили, фонари, а здание университета построить не могут. Ну и вообще жизнь запустить не могут, потому что надо ключевую инфраструктуру объекта наладить, торговый центр поставить большой, чтобы люди могли там жить и работать. Там просто идеальное место для инновационного центра.

 

– Возвращаясь в Алматы. Сейчас он стремительно меняется. Вы буквально несколько дней назад приехали и наверняка заметили, как город перестраивается: появились выделенные полосы для общественного транспорта; появились велодорожки, целые пешеходные улицы; автомобили методично вытесняются; власти заявляют, что строят город для людей, для пешеходов; заборы, наконец, снесены. Вы инженер, человек, поживший и поработавший во многих передовых странах – интересны ваши мнения и наблюдения: влияет ли как-то жизненное пространство – чистота улиц, их благоустроенность, удобство инфраструктуры – на сознание людей, на их желание развиваться, совершенствоваться, учиться?

 

– Мы недавно переехали в новый офис – целый такой городок в Санто-Кларе в Калифорнии – там наша штаб-квартира вместе с другими корпорациями. Это просто пример. Там по последним пискам моды градостроительства всё устроено: очень удобный многоэтажный паркинг, который электронно управляется, есть розетки для электромобилей. И это хорошо - людям нравится, они пользуются. Но рядом стоят парковки для велосипедов в аренду. Но я ни разу не видел, чтобы кто-то пользовался этими велосипедами. Они стоят, а мы ходим сами по себе. Вопрос в том, что среда должна быть удобной, функциональной, она должна отражать конкретные нужды людей. Если она им не соответствует, значит, она будет обузой с никому ненужными расходами.

 

А в Алматы я посмотрел на улицу Тимирязева – тех архитекторов, которые перепланировали там дорожное движение, надо поставить к стенке общественного осуждения, понимаете? Это хаос и пробка постоянная. Я вырос на этой улице, а сейчас как люди по ней ездят – непонятно. Есть идеи, которые нужно воплощать, но они не должны ухудшать транспортную логистику города. Надо аккуратно, не сделать хуже, понимаете? Рецепт любого доктора – не навредить пациенту, а здесь во многих случаях может быть эффект отрицательный. Алматы – не тот город, в котором круглый год можно ездить на электросамокатах и велосипедах, это же не Калифорния. Эти дурацкие крики, что мы все пересядем на велосипеды – надо же тулупы выдавать к этим велосипедам, чтобы человек не околел, пока доедет до дома (смеётся).

 

– Вы сделали карьеру, о которой сегодня мечтает, наверное, каждый студент IT-факультета. При этом базовое образование получили здесь – учились на инженера-электрика в Казахском политехническом институте имени Ленина. Можно ли сказать, что вас хорошо выучили, что вы получили здесь хорошее образование? Сыграла ли в вашей карьере свою роль крепкая советская инженерная школа?

 

– Сейчас этот университет, к сожалению, мёртв, его практически убили. И, возможно, он уже больше никогда не оживёт. Но тогда – в 60-70-е годы – это была очень сильная школа: учили хорошо математике, учили хорошо физике, электротехнике вообще отлично учили. Это была такая классическая советская инженерная школа. Понадобилось 20 лет, чтобы её разрушить до основания и потерять профессуру.

 

– Что её разрушило, по вашему мнению?

 

– Развал большого государства, куда система образования была интегрирована, – это разорвало все связи. Потом финансовая катастрофа 90-х и 2000-х годов. А окончательно добило эту школу нарушение академических принципов управления – ректора стали назначаемыми сверху, а там уже кто больше чемодан занесёт, тот и ректор. Точка. В Политехе именно так и произошло во второй половине 2000-х.

 

– А насколько вообще успешность специалиста зависит от качества образования? Современные родители буквально помешаны на том, чтобы «дать детям хорошее образование»: стараются пристроить их в «сильную гимназию» с большой нагрузкой и огромным количеством дополнительных предметов, кроме этого – нанимают им репетиторов, водят в языковые школы, в кружки по робототехнике и так далее, и так далее, считая, что это поможет нашим детям быть успешным. Вы же перевидали множество крутых профессионалов – понаблюдав за ними, оглядываясь на личный опыт, что можете сказать о связи «образование – успех»? Или дело всё-таки в характере, в целеустремленности, в способностях человека?

 

– В комбинации. Если нет у тебя специфического набора способностей, то образование некуда прилепить, честно говоря. Если человек не может, зачем его мучить и ломать? Нельзя калечить человека.

 

Я сам закончил РФМШ в 1973-м году. Это известная школа, из неё очень много успешных людей вышло. Не только Политех, в значительной степени физматшкола дала мне знания – там были великолепные учителя.

 

Поэтому хорошее школьное образование – базис, он обязателен. Причём всякие кружки – это хорошо, но они вторичны. Если говорить об инженерных специальностях, то у людей математика великолепная должна быть и физика. Всё. Ну, язык коммуникаций должен быть. Остальное всё вторично, хорошо иметь, но совсем необязательно.

 

Поэтому надо осторожно относиться к этому и не перегружать детей тем, что им может быть и не нужно. Я сейчас смотрю на своих внуков, их тоже нагружают. С другой стороны, солдат должен быть занят всё время, чтобы у него дурных мыслей не возникало в голове (смеётся). Но надо делать так, чтобы это его не давило и, самое главное, не травмировало, если у него что-то не получается.

 

– Есть ли у вас предположения как дальше мир будет развиваться, какие технологии вскоре появятся? Какую профессию вы считаете профессией будущего, к чему готовить детей, чему их учить?

 

– Нужно образование обычное: чтобы они знали естественные науки, математику, физику и умели пользоваться инструментарием – будь то гаечные ключи или компьютеры. И чтобы могли сказать чего-то – коммуникации тоже важны, этому надо учить. А какие профессии будут нужны, какие не нужны? Ну, понятно же, что стране не нужно пять миллионов экономистов, шесть миллионов юристов и ещё пять миллионов финансистов – как в Казахстане было недавно. Стране нужны все профессии. Трудно сказать насчёт профессий будущего, но сложные производства всё равно всегда останутся на людях.

 

– С высшим образованием в Казахстане такая ситуация. Многие родители после школы отправляют детей учиться в Россию – надо отдать должное расторопности российских вузов, они создают для этого все условия: агитируют будущих абитуриентов, когда они ещё в 10-11 классах, проводят экзамены раньше ЕНТ, зачисляют детей ещё до выпускного. И таким образом рекрутируют детей. Как вы к этому относитесь?

 

– Качество российского технического образования вообще в другом измерении относительно казахстанского, потому что здесь большие проблемы, здесь инженерная школа вообще в целом разрушена. В Караганде она ещё осталась, в Алматы в КБТУ есть. И… больше и не знаю, где есть… Больше нигде нет. По факту всё сломано, поэтому родители делают абсолютно правильный вывод – если они хотят, чтоб дети не тратили время зря на бесплодное образование в Казахстане, пусть едут в Россию, учатся – может, там найдут и работу. Российские вузы более или менее хорошие на самом деле. Просто раньше какие-то не те люди этим управляли… А сейчас вроде всё нормализуется – развернулись назад, к парадигме советского образования. Я только что был в Томске, в государственном университете и в политехе. Университет лучше, конечно, но и Политех тоже ничего, нормально работает. Ещё университет электроники есть у них большой. Они связаны с промышленностью. А здесь промышленность уничтожена была вся, и вузы инженерные исчезли сразу, потому что без промышленности вузы не нужны – нужны только те, кто скважины обслуживает, открывает и закрывает ворота. А инженеры не нужны, тем более – учёные.

 

– Вы же в Америке долгое время работали. И Америка в плане технологий, инженерии, не знаю, на сколько лет опережает постсоветские страны, но при этом вы с удовольствием констатируете, что Россия возвращается к советской модели образования. То есть, по вашему мнению, советская модель образования всё же лучше западной?

 

– Речь о Болонской системе – она была навязана англосаксонской системой подготовки. А в инженерных вузах Германии как учили раньше пять с половиной лет, так и учат сейчас. Им совершенно наплевать на бакалавров и магистров, потому что ты не подготовишь инженера за четыре года – это полуфабрикат, непригодный к использованию вообще. Поэтому советская система обучения – пять с половиной лет – она вполне нормальная.

 

Модели разные, потому что разные цели, все эти рейтинги и так далее. Мы говорим так: «У нас продукт образования куда идёт, на экспорт или в нашу собственную индустрию?» Если он идёт на экспорт, тогда надо признать – «да, мы экспортируем мозги» – и гнать их по Болонской системе. А Германия мозги не экспортирует никуда вообще, она готовит людей для своей промышленности. И они готовят так, как им надо, а не так, как Болонская система хочет. И нормальное государство будет думать о будущем, а не о том, как бы торговать мозгами детей. Говорят: «Вот, мы сделаем так, что у нас будет прямо как в Англии или Сингапуре». Да наплевать, как там! Главное – чтобы у нас дома всё работало. А здесь железные дороги разваливаются к чертям, хозяйство дорожное всё кривое, специалистов не найти. Сантехников нормальных нет в стране!

 

– Одни юристы…

 

– Одни юристы и балаболы. Автомехаников нормальных тоже практически нет…

 

– То есть не нужно население с высшим образованием поголовно, а нужны люди, которые умеют делать что-то руками?

 

– Они всегда нужны. В Америке как раз основная масса специалистов вообще без высшего образования – после колледжей и профессиональной подготовки, то есть это уровень техникумов и ПТУ. И на них всё держится. Инженеры есть, но их относительно мало, потому что они нужны на верхних позициях только, а там, где эксплуатируют оборудование, не нужны специалисты с высшим образованием, достаточно хорошего средне-технического. Этих специалистов прекрасно выпускали в советском Казахстане, а сейчас все техникумы и ПТУ разрушили и превратили в университеты разнообразные.

 

– В Америке же тоже Болонская система, если я не ошибаюсь?

 

– Она не Болонская. Это американская система, которая была навязана в виде Болонской Европе.

 

– Но им же удаётся готовить инженеров и вообще людей, которые могут что-то придумать, iPad, я не знаю…

 

– Они работают на чужой школе, не на своей. У них своих людей, которые работают в инженерии, мало совсем. Если вы возьмёте любой вуз в области IT, он на 80% заполнен китайскими и индийскими студентами.

 

– Они как раз покупают мозги?

 

– Да, и Россия это делает, потому что ей нужны мозги. Поэтому она выдаёт грантов – госстипендий для студентов из Казахстана – больше, чем здесь выдаёт министерство для всех инженерных специальностей. Я сталкивался как-то с цифрами, по-моему, 60 тысяч стипендий Россия даёт. Поэтому талантливым студентам из Казахстана нет никакого смысла учиться в технических вузах здесь. Во-первых, на родине грант тяжело получить, а во-вторых, потом с дипломом работу найти невозможно. А с российским дипломом работа хоть как-то находится.

 

Наш университет информационных технологий, механики и оптики Санкт-Петербурга традиционно брал студентов в магистратуру из Политеха. Сейчас не берёт, потому что их нет, Политех номинально есть, но нет школы, там не из кого выбрать. А вот со школ берём, привозим на первый курс – причём в существенном количестве. У нас есть хорошее общежитие для студентов, поэтому родители радостно отправляют детей учиться в Санкт-Петербург.

 

– Мне показалось, у вас двоякое отношение к этому. С одной стороны, как профессора петербургского университета вас радует, что у детей есть возможность получить хорошее образование, но как человека, для которого Казахстан не чужая страна, вас удручает, что отсюда уезжают молодые и талантливые, я правильно поняла?

 

– Это обескровливание. Эти дети получают высшее образование в России и их приглашают на работу, а в условиях ЕврАЗэС они имеют право работать без патента. Значит, они получают гражданство по ускоренной системе – российские законы таковы.

 

Америка абсорбирует всех специалистов со всего мира, Россия – со всех бывших республик. И этот процесс будет неминуемо продолжаться, пока Казахстан окончательно не превратится в страну третьего мира.

 

– Стоит ли попытаться остановить этот процесс и можно ли это сделать?

 

– Не знаю. Это сложная проблема, конечно. Основной вопрос: как восстановить систему технического образования здесь, в Казахстане, которая была демонтирована фактически за последние 20 лет? Той мощной академической и индустриальной среды, которая была в советском Казахстане, уже нет. Тогда ясно было, где ты учишься и куда ты пойдёшь работать, а сейчас ничего непонятно. Где бы ты ни учился, работу по специальности всё равно не найти…

 

– Вы видели много наших студентов – они едут с намерением выучиться и остаться? Вряд ли – выучиться и вернуться?

 

– Многие хотят вернуться, но непонятно, куда возвращаться. И любой родитель, который отправляет своего талантливого ребёнка учиться в Россию или в США, должен понимать, что ребёнок останется там навсегда с вероятностью 90%.

 

– Дело не в том, что наши дети не патриоты? Дело в том, что страна не готова их принять как спецов?

 

– Молодёжь же сейчас практичная. Они думают о том, где будут работать и жить. Ну, закончит молодой человек политех наш... С этим дипломом ни одно агентство не берёт, резюме выпускников даже не рассматривают, их откидывают их сразу.

 

– HR-cлужбы казахстанских или иностранных компаний не рассматривают их резюме?

 

– И иностранных, и казахстанских. Существует же репутация у университетов. Резюме выпускников КБТУ рассматривают, потому что считается, что там учат, университета энергетики всегда рассматривают, потому что они там бьются за уровень, а политеха – нет. Раньше – да, сейчас – нет. А все эти новые вузы, которые были созданы, это всё – макулатура. Они там понаоткрывали технические специальности, потому что правительство начало гранты раздавать, но все эти специальности – пустышки, так как нет базы.

 

– Как вы думаете, почему на постсоветском пространстве существует пиетет к иностранным специалистам, почему для серьёзных проектов приглашают экспатов? Как-то в интервью вы говорили, что визит инженера для замены небольшой платы на оборудовании добывающей промышленности обходится Казахстану в 250 тысяч долларов. Вы не преувеличивали их гонорар?

 

– Это не гонорар инженера, инженер-то лично деньги не получает. Есть сервисные компании, они выставляют счёт и инженера присылают.

 

– Но это реальная сумма, из практики?

 

– Да, реальная. Бывает и дороже. На практике от 100 тысяч до 250 тысяч долларов стоит вызов инженера. Дешевле вообще не бывает.

 

– Если представить, что несколько раз в год необходимо вызывать инженера, не проще ли стране подумать, как взрастить своих специалистов? Если их невозможно здесь выучить, может быть, их отправить за счёт государства учиться за границу, в ту же Россию или Германию? Он бы вернулся и, возможно, здесь кого-то бы научил…

 

– Дело не в специалистах. Это модель. Дело в том, что в стране должны быть собственные сервисные инженерные компании, но та модель капитализма, которая есть сейчас в Казахстане, этого не подразумевает. Я 10 лет назад ещё про это говорил и очень откровенно писал – что нужны сервисные компании и нужно их поддерживать. Модель вот этих тендеров, распилы превратили инженеров в таджикских гастарбайтеров, а потом они все просто вымерли, поэтому не знаю, есть ли надежда на создание нормальных инженерных компаний. Здесь не люди решают, а логистика. Если нет логистики, то какие люди бы ни были, они всё равно уедут, потому что специалисты в любой стране нужны.

 

– Согласны ли вы с мнением, что приглашённый специалист, экспатриант не работает на благо страны, в которую его пригласили – он зарабатывает?

 

– Экспаты – это люди, которые на работу приехали. Их не интересует, что будет дальше. Их интересует собственный контракт – сколько денег они получат. Это в любой стране так. И Казахстан не исключение. А местные специалисты тоже зарабатывать хотят, но в то же время это место для них не чужое, потому что они здесь жить планируют дальше. Это, естественно, их дискурс меняет немножко.

 

А если говорить про патриотизм. На работе все патриоты своего кармана, честно говоря. Если бы были государственные структуры как в Советском Союзе, предприятия, где есть профсоюзы, люди бы были патриотами предприятия – как воспитываются сотрудники в Китае, в Корее и в Японии в значительной степени. А здесь сейчас всё абсолютно приватизировано, принадлежит каким-то олигархам, а с людей они дерут три шкуры. Каким патриотом нужно быть, их личным патриотом, что ли (усмехается)?

 

– Что, по вашему мнению, должна сделать страна, какие условия создать, чтобы в ней развивалась наука, производство, технологии?

 

– В стране мораль должна быть. Если морали нет, остальное бесполезно. Казахстан – это абсолютно деморализованное общество. Никаких признаков, что мораль когда-то будет восстановлена, не видно пока.

 

– Это неординарная мысль.

 

– Она стандартная. Вы знаете, что деморализованная армия – это свора вооружённых бандитов. Деморализованное общество вообще не способно к развитию. Это с библейских времён известно. Просто всем вам мозги забила жёлтая пресса и либеральное телевидение, свора проплаченных идиотов. А по факту ничего не менялось – как было пять тысяч лет назад, так и осталось.

 

– А под моралью вы что понимаете? Существует же ещё псевдомораль, уятмены, которые пытаются контролировать чужую личную жизнь, осуждают девушек в коротких юбках, в то время как сами спокойно могут брать взятки, не считая это аморальным поступком…

 

– То, что вы назвали, вообще не имеет отношения к морали. Десять заповедей возьмите – это мораль. Или семь смертных грехов – мораль. А всё остальное – бред от лукавого. Коррумпированное общество не имеет никакого отношения к моральному – оно не может развиваться. Если вы покупаете должность, разве начальник сможет требовать, чтобы вы нормально работали? А если вы каждый месяц должны ему ещё давать взятку, чтобы оставаться на этой должности? А если он сам тоже несёт деньги наверх? Система в нынешнем Казахстане так построена. Какое развитие? Общество не может никуда прийти. Это тупиковая ветвь, которая закончится хаосом.

 

Либо в эту страну любой противник с голыми руками войдет. Китайцы, честно говоря, считают Казахстан страной варваров и продажных дикарей. И они это прямо говорят в частных беседах. И они правы, к сожалению. Американцы считают туземцами. Можно строить столицы, выставки – показывать всему миру «какие мы продвинутые». Но понятно же, что люди не строят свою обычную жизнь, а стараются доказать кому-то что-то.

 

Да наплевать, кто о нас что думает! Надо свою жизнь строить. Поэтому талантливая молодёжь и бежит. Что им тут делать – должность себе покупать?

Митрополия в Казахстане разделяет решение РПЦ о разрыве отношений с Константинополем

Чт, 18/10/2018 - 00:27

Митрополичий округ Русской православной церкви (РПЦ) в Казахстане разделяет убежденность в правильности решения РПЦ, касающегося разрыва отношений с Константинопольским патриархатом. Об этом во вторник сообщил корреспонденту ТАСС управляющий делами митрополичьего округа РПЦ в Казахстане епископ Каскеленский Геннадий.

 

"Мы в митрополичьем округе руководствуемся абсолютно всеми юридическими актами, которые принимают святейший патриарх и Священный синод, всеми распоряжениями, уставом русской церкви. Естественно, мы руководствуемся в нашей жизнедеятельности теми решениями, которые были приняты вчера в Минске на заседании Священного синода нашей церкви, и полностью разделяем убежденность в правильности этих решений. Собственно, наш Священный синод по-другому поступить не мог - как разорвать евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом", - рассказал он.

 

Как отметил епископ, главное событие произошло не вчера, а 11 октября. "Даже люди малосведущие и малознакомые с канонической практикой православной церкви были чрезвычайно удивлены, прочитав заявление Константинопольского патриарха, что он отменяет свое решение, которое было принято еще в 17 веке, в 1686 году. Это чрезвычайно странно, это уже свидетельство совершенного правового нигилизма. Мы понимаем, что Константинопольский патриархат это решение принял под давлением определенных политических сил, которые вмешиваются в церковную жизнь", - пояснил священнослужитель.

 

По его словам, от этого "не легче ни канонической церкви на Украине, ни православному народу". "Мы здесь, в Казахстане, всей душой и сердцем с нашими братьями по вере - с верующими канонической Украинской православной церкви, которым, возможно, предстоит пережить очень нелегкие времена. Мы здесь, в Казахстане, за каждым богослужением возносим особую молитву об умирении враждующих сторон на Украине и надеемся, что всемилостивый Господь не допустит страшных событий, не допустит кровопролития на братской Украине", - уточнил епископ Каскеленский Геннадий.

 

Члены Священного синода РПЦ в ходе состоявшегося в Минске 15 октября заседания признали невозможным дальнейшее пребывание в евхаристическом общении с Константинопольским патриархатом в связи с его "посягательством на каноническую территорию" РПЦ.

Россия становится монополистом в атомной сфере Узбекистана

Ср, 17/10/2018 - 01:53
Москва видит в Ташкенте лидера Центрально-Азиатского региона

 

Президент РФ Владимир Путин 18–19 октября посетит Узбекистан. Это ответный визит главы российского государства в Ташкент. В апреле прошлого года в Москву приезжал узбекский лидер Шавкат Мирзиёев. По итогам переговоров тогда было подписано два десятка соглашений на сумму более 15 млрд долл. Ожидается, что нынешний пакет документов превзойдет по масштабу и значимости прошлогодний и составит 20 млрд долл. Россия построит в Навоийской области в Узбекистане первую в Центральной Азии атомную станцию (АЭС).

 

Накануне визита в российской столице был установлен памятник первому президенту Узбекистана Исламу Каримову в сквере его имени на Полянке. Это событие подчеркнуло настрой сторон на сотрудничество. Ожидается, что главы двух государств, Владимир Путин и Шавкат Мирзиёев, примут участие в церемонии запуска строительства АЭС. Расходы по проекту взяла на себя Москва. Россия становится монополистом в зарождающейся атомной отрасли Узбекистана.

 

Как сказал «НГ» заслуженный деятель науки РФ, главный научный сотрудник Института проблем рынка РАН Наби Зиядуллаев, президент Шавкат Мирзиёев поставил задачу по возрождению ядерной отрасли Узбекистана. «В советское время в Ташкенте Институт ядерной физики был одним из ведущих. И Москва окажет помощь в его восстановлении. Не случайно в составе российской делегации в Ташкент приедут 72 ректора вузов РФ во главе с президентом Ассоциации вузов СНГ, ректором МГУ Виктором Садовничим. В республике будут созданы филиалы ряда российских высших учебных заведений. Преподавание будет вестись на русском языке. Наука и образовательный процесс должны быть связаны с Россией», – отметил ученый.

 

Сотрудничество в сфере атомной энергетики – далеко не единственная отрасль Узбекистана, развитию которой способствуют российские инвестиции. В республике с апреля работает Кандымский газоперерабатывающий комплекс в Бухарской области (ЛУКОЙЛ), а также стартовало строительство Джизакского НПЗ. Есть проекты по возведению двух крупных металлургических заводов в Ташкенте и Каракалпакстане.

 

Экспорт аграрной продукции Узбекистана увеличился благодаря договоренностям Москвы и Ташкента по созданию так называемого зеленого коридора, который позволил увеличить поставки овощей и фруктов в Россию в несколько раз. За шесть месяцев этого года экспорт вырос более чем на 70% по сравнению с аналогичным периодом 2017-го. Что касается узбекской консервированной продукции, то, как отметил Наби Зиядуллаев, объемы поставок уступают показателям импорта из Армении и Киргизии. Эти страны входят в состав Евразийского экономического союза (ЕАЭС), и проблем с поставками у них нет. По мнению экономиста, Узбекистану желательно создать те же условия, которые имеют страны ЕАЭС, в том числе в сфере трудовой миграции. Тем более что Москва видит в Ташкенте лидера Центрально-Азиатского региона, отметил эксперт.

 

«Узбекистан – центральная страна региона. По месту расположения, численности населения (33 млн человек) это самое крупное государство, занимающее стратегическое положение. Для России важно поддерживать с Узбекистаном хорошие отношения. Президент Мирзиёев, в свою очередь, много сделал для улучшения российско-узбекских связей. Хотя они стартовали прежде всего в сфере экономики, с достаточно низкого уровня», – сказал «НГ» директор Аналитического центра МГИМО, доктор политических наук Андрей Казанцев. В политике, как считает эксперт, за короткий срок сделан рывок в развитии отношений. «Россия, у которой много проблем на других направлениях, приняла добрую волю узбекского руководства. Но это не значит, что Узбекистан станет единственным партнером в Средней Азии», – отметил Казанцев. По его мнению, не стоит также ожидать, что Узбекистан вступит в ЕАЭС или возобновит участие в ОДКБ. «Акцент в сотрудничестве нужно делать на экономическом прагматизме. И Москва, и Ташкент заинтересованы в развитии отношений в сфере экономики, и они последовательно реализуют эту программу», – подытожил Казанцев.

 

Старший научный сотрудник Центра изучения Кавказа, Центральной Азии и Поволжья Института востоковедения РАН Александр Воробьев полагает, что значение Узбекистана для России в последние годы возросло. «Связи России с Белоруссией, Казахстаном, Арменией и Киргизией де-факто привели к тому, что потенциал дальнейшего углубления сотрудничества фактически исчерпан. Обнажились и отрицательные черты подобного сближения.

 

Сотрудничество если и не откатывается назад, то углубляется весьма неспешными, незначительными шагами. На контрасте с этим недореализованный ранее потенциал взаимодействия Москвы и Ташкента углубляется по всем фронтам: это и экономика, и безопасность (ставка на Ташкент в региональных вопросах), и, конечно же, гуманитарные связи. Помогает этому и то, что сотрудничество не ограничено какими-то институциональными рамками, форматами, а строится на двусторонней основе. Следует ожидать дальнейшего углубления этих комплексных связей, поскольку это выгодно и России, и Узбекистану. Предстоящий визит Путина полностью ложится в данную логику: будут подписаны новые экономические контракты, меморандумы и соглашения разного рода о сотрудничестве и взаимопонимании в самых разных сферах – от военно-технической до гуманитарной».   

Цены на какие продукты за 2 года выросли как на дрожжах

Ср, 17/10/2018 - 01:51

Подорожание продуктов питания по законам рынка - процесс неизбежный. Особенно интересно смотреть, как меняются цены на протяжении длинных отрезков. Предлагаем отследить, что происходило с ценниками в Казахстане в течение последних 2 лет.

Под предводительством «киргиза Аттилы» по страницам учебников по истории Киргизии

Ср, 17/10/2018 - 01:45

К началу текущего учебного года Министерство образования и науки Киргизской Республики при технической поддержке проекта Всемирного банка «Поддержка реформ в секторе образования» растиражировало для 5-6 классов школ числом более чем три миллиона экземпляров школьные учебники нового поколения, в числе которых «История Кыргызстана и мировая история». Основное отличие «обновок», как отметил вице-президент Киргизской академии образования Алмазбек Токтомамбетов, состоит во внедрении в них «системы компетенций», дающих ученикам возможность использовать полученные знания на практике.

 

Так историческая дисциплина, согласно предметному стандарту, утвержденному постановлением правительства КР, призвана научить подрастающее поколение «выражать гражданскую позицию по актуальным проблемам прошлого и настоящего», «критически осмысливать факты», а также «выстраивать отношения с представителями других народностей и культур». Главная же ее задача – сформировать патриотов своей страны, осознающих место и роль Киргизстана в мировом историческом процессе.

 

В этом деле, как выясняется, любые методы хороши.

 

Вести от духов предков

 

Школьный и университетский предмет «История Киргизстана» – ровесник суверенитета страны, насчитывающего 27 лет. За этот период мифологизация с легкой руки первого президента Киргизии академика и мечтателя Аскара Акаева стала едва ли не основным способом исторического восприятия. Не желая ударить в грязь лицом перед «древними» братскими странами, киргизские историки с благословения ООН и ЮНЕСКО в одночасье «состарили» киргизскую государственность на 2200 лет, а южную столицу страны город Ош – на 30 столетий, оставив позади античную Трою. Празднование этих событий «широко освещалось и вызвало огромный интерес к Кыргызстану и истории кыргызов в мировом сообществе и небывалый духовный подъем в самом народе Кыргызстана, – как будто оправдывая очевидные исторические перегибы, подчеркнул А. Акаев в своем последнем интервью. – Все это и позволило выйти народу из депрессии 90-х годов и начать активное государственное строительство».

 

Созданный задел и определил «сказочную» будущность истории Киргизстана, как, впрочем, и других постсоветских стран, освободившихся из-под «гнета советской исторической науки», обязывавшей соблюдать научные требования к методологии, подбору исторических фактов, состоятельности выводов и оценок. Особенно наглядно это проявляется, когда речь заходит о происхождении современных народов и первом упоминании о них. Тут уж историки не брезгуют ничем, в том числе ненаучными источниками, призванными восполнить нехватку информации о героическом прошлом страны.

 

В 2014 году на страницах пятого издания учебника для вузов «История Кыргызстана (с древнейших времен до наших дней)», а также учебника для 10 класса средней школы «История Кыргызстана: основные вехи (с древнейших времен до середины XIX века)», подготовленных доктором исторических наук, профессором, автором множества «оригинальных школьных учебников по Истории Кыргызстана» Осконом Осмоновым, появилась информация «с того света». Рассуждая в одной из глав о времени создания киргизского эпоса «Манас», историк ссылается на один из его многочисленных вариантов, изданный в 1995 году под названием «Жайсан», а в 2005 году – «Айкөл Манас» («Манас великодушный»).

 

Не скрывая желания «состарить» древнее творение, официально относящееся ко времени политического усиления енисейских киргизов в IX-X веках, Осмонов настаивает на том, что изложенные в новом варианте эпоса события «подтверждают гипотезу о том, что эпос был создан в VII-VIII вв.». Но примечательно не это, а тот факт, что записан он был целительницей Бубу Мариям Муса кызы – жительницей села Чаек Жумгальского района «через сеансы медитации с духом первого манасчи Умет уулуЖайсана», одного из 40 сподвижников Манаса. «Такая версия возникновения эпоса, несомненно, вызывает большой интерес», – пишет автор учебника. Как, вероятно, и то, что дух Умет уулу Жайсана оказался личностью билингвальной, беспрепятственно переходящей во время беседы с жумгальским медиумом с киргизского языка повествования на современный русский и обратно. Учитесь, потомки!

 

15 июля нынешнего года Джумгальский районный суд признал десятитомник «Айкөл Манас» под авторством Бубу Мариям Муса кызы экстремистским. Суд посчитал, что «указанное издание унижает национальное достоинство кыргызского народа и искажает исторические моменты». Однако перепишут ли учебник, пока неизвестно.

 

О древности киргизского народа никто и не спорит. Еще в 201 году до нашей эры в летописи «Ши цзи» китайского историографа Сыма Цяня впервые был упомянут этноним «киргиз», и именно эта дата красовалась на страницах школьных и университетских учебников по истории Киргизстана вплоть до 2017 года. О неожиданной историографической метаморфозе стало известно с выходом в свет 7-го дополненного издания вышеописанного университетского учебника под авторством все того же историка, почитателя оккультизма Оскона Осмонова. В нем киргизы фигурируют уже в событиях 530 года до нашей эры в качестве одной из гвардий саков-тиграхауда, вступивших в сражение с персами. Именовали их тогда «кыргычтар», что в переводе означает «уничтожающий, истребляющий», «сметающий все на пути».

 

Как выяснилось, позаимствовал эту «версию» автор учебника у президента духовного центра тюрков «Кин Алтай», главного шамана Алтая Акая Кине (настоящее имя Сергей Кыныев), известного своими спиритическими контактами с найденной новосибирскими археологами в 1993 году на плато Укок мумией «принцессы Кадын», захороненной в V-III веках до нашей эры. Вероятно, она и явилась тем «авторитетным» источником, который дал основание официально «состарить» киргизский этнос еще на три века. Как подметил французский писатель Анатоль Франс, «история не наука; она искусство. В ней только воображение приносит успех».

 

Древнее древнего

 

«Удревнить» и без того древний киргизский этнос в Киргизстане норовит сегодня каждый – от торговца помидорами до политика. Эта тема – один из контентов большинства информационно-аналитических порталов с доменом в зоне KG. И в этом есть своя логика, ведь, как отметил экс-консул Киргизстана в Южной Корее Мирбек Эшалиев, «в последнее время мы очень часто говорим о распространении положительного имиджа Кыргызстана в мировом сообществе, однако при этом часто забываем, что наша древнейшая история – это и есть положительный имидж». Делается это под лозунгом «восстановления исторической справедливости» – возвращения «украденной коммунистической партией истории кыргызов».

 

В учебнике нового поколения для 5 класса «История Кыргызстана и мировая история»[2], также вышедшем из-под пера Оскона Осмонова, нарушенная им и алтайским шаманом хронология событий была возвращена на круги своя, однако отказать себе в «повышении имиджа» страны или в «восстановления справедливости» (кому как угодно) автор все же не смог, посвятив один из параграфов «цивилизациям древних предков кыргызов» – саков, усуней и гуннов, появившихся задолго до фиксации этнонима «киргиз» китайским летописцем.

 

Уверенно заявлять о прямом родстве киргизов с древними кочевниками стало возможно после издания в 2011 году работы киргизского филолога Амангельды Бекбалаева «Аттила – предок кыргызов». Проведя анализ германских сказаний и легенд, исследователь «обогатил» киргизскую историографию мгновенно возведенной в ранг научной истины гипотезой о слиянии в 201 году до нашей эры киргизов «с родственными по происхождению гуннами» в один народ, на целых четыре столетия отправившийся в Европу совершать «героические деяния» под предводительством киргиза Аттилы.

 

За право называться «древнейшим народом» с киргизами готовы посоревноваться украинцы и казахи, назвавшие теорию о киргизских корнях древнего полководца «смешной и беспочвенной». «Что касается Аттилы, то уже точно известно – он гунн. А если учесть, что казахи – потомки гуннов, значит, Аттила – наш предок, – пришел к логическому заключению вице-президент Казахстанской национальной академии естественных наук Еренгаип Омаров. – Еще предки Аттилы строили древний Тараз, а возможно, и Алматы. Более того, есть вероятность, что Аттила похоронен на юге Казахстана».

 

Точку зрения казахских ученых разделяет президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, слова которого – «наша государственность уходит корнями в эпоху наших предков – гуннов и продолжается в эпоху небесных тюрков» – предваряют раздел «Гунны» учебника по истории Казахстана для 5 класса общеобразовательных школ.

 

Авторы труда «История Востока», изданного Институтом востоковедения РАН, «представление о том, что достоинство человека или народа зависит от древности рода» называют «феодальным предрассудком», который в XXI веке смешон, но отнюдь не безобиден. «Ведь за ним (часто неосознанно), – полагают ученые, – стоит расистский и абсолютно антинаучный постулат, согласно которому тот народ, который раньше других создал государство и вообще высокую культуру, “талантливее” тех, которые достигли всего этого позднее».

 

Пальма первенства в борьбе за право называться «древнейшим народом» пока находится в руках украинских историков, но и киргизские ученые не дремлют: курсирующая в обществе информация о киргизах – «первородных арийцах, прародителях всех людей на Земле», и «“потерянном” колене евреев», полагаем, уже ищет себе место на страницах школьных учебников. Осталось дождаться, когда дух Адама выйдет на связь, чтобы развеять последние сомнения.

 

Сомнительные герои

 

Анализ школьных учебников истории постсоветских стран, проведенный в 2008 году в рамках проекта, посвященного исследованию восприятия истории XX в. национальными обществами 12 стран бывшего Советского Союза, показал, что за исключением Белоруссии и в меньшей степени Армении все страны, и в том числе Киргизия, пошли по пути преподавания подрастающему поколению националистической трактовки истории, в центре которой – миф о «заклятом враге». В его качестве традиционно выступает Россия, демонизация исторических взаимоотношений с которой, по мнению экспертов, выступает одним из самых действенных механизмов не только укрепления национальной идентичности постсоветских обществ, но и повышения их управляемости правящими элитами.

 

Проблема состоит в том, что образ «зловещей империи», созданный в учебниках истории Киргизстана без оглядки на особенности психологии школьного возраста, сиюминутно проецируется подростком на современную Россию. И уже спустя 5-10 лет, он, убежденный «патриот», с пеной у рта будет готов защищать (преимущественно в виртуальном информационном поле) свою страну от «агрессии» своего же стратегического партнера и союзника. Не замечая при этом, что враги нередко «пасутся» внутри страны, к примеру чиновники, намедни разграбившие Киргизский государственный исторический музей.

 

Сюжеты двух восстаний имперского периода – 1898 и 1916 г., одно за другим описанные в учебниках по истории Киргизстана XIX – начала XX вв., наиболее ярко характеризуют «имманентно присущую только России темную сторону ее сути». На протяжении 26 лет, вплоть до выхода нового поколения учебников по истории, порассуждать на эту тему предлагалось даже ученикам 5-х классов. Об «измученном колониальным режимом Российской империи кыргызском народе» и его спасителе Мадали-ишане – «человеке известном и уважаемом, совершившем хадж в Мекку», а 17 мая 1898 г. направившем «вооруженных людей» в Андижан для нападения на военный гарнизон, можно было узнать со страниц учебника «Краткие рассказы по истории Кыргызстана» А. Доталиева. Описанный пассаж сменяется рассказом о жестоком подавлении национально-освободительного восстания «властью русских!», «еще более ужесточившейся» после случившегося.

 

Учебник «История Кыргызстана (XIX в.)» для 8 класса, подготовленный Т. Омурбековым и Т. Чоротегиным, расширяя кругозор подросшей аудитории, вводит в композиционную структуру повествования эпизод о том, как мужественно сражались «под градом пуль» восставшие, в «ожесточенной схватке» с которыми «погибло более 20 царских солдат и офицеров».

 

Картина была бы полной, упомяни авторы фрагмент истории, предвосхитивший массовые аресты и казни, а именно – раннее утро 18 мая 1898 г., когда толпа численностью около 2 тыс. человек, возбужденных лозунгами джихада, внезапно ворвалась в лагерный барак местного русского батальона, убив спавших 22 солдат и 18 ранив.

 

Неоднозначной в историографии остается личность самого Мадали-ишана, без всякого основания героизированная учебниками по истории Киргизии. А вот что о нем в свое время писали представители главного управления Туркестанского края: «Магомет-Хальфа (Мадали-ишан. Настоящее имя Магомета Али Халиф Мухаммеда Сабыр Оглы. – Ред.) был фанатик в полном смысле этого слова и, конечно, ненавидел “проклятых кяфиров” – русских, завладевших мусульманской страной. В своих проповедях он разжигал в массе туземцев самый крайний фанатизм и ненависть к русским».

 

Примечателен еще тот факт, что на следствии ишан не жаловался ни на оскудение денежных средств, ни на обеднение народа, ни на притеснения русской власти, ни даже на эксплуатацию ею. Цель объявить священную войну (газават) и ниспровергнуть русское владычество, которое, по признанию самого ишана, характеризовалось «мягким характером», мотивировалась лишь «порчей» в составе империи туземных нравов, отступлениями от требований шариата и ослаблением семейных основ.

 

Профессор Ташкентского государственного института востоковедения А. Эркинов, предпринявший попытку изучить восприятие андижанского восстания современниками, утверждал, что большинство авторов того времени отзывались о Мадали-ишане весьма критично, так как «местное население в большинстве своем довольно быстро оценило преимущества российского подданства и обосновало средствами теологии возможность сосуществования мусульман и русских». Например, историк и поэт Таʼиб в стихах на персидском и арабском языках с особой неприязнью характеризовал «содеянный по безумству мятеж». Кузи Рахим Ходжа-ишан в стихотворении, написанном по случаю землетрясения в Андижане в 1902 г., сетовал, что некий ишан (имелся в виду Мадали-ишан) «опозорил свой народ». Дескать, «если бы мусульмане, не забывая Бога, служили бы царю, был бы мир и спокойствие». Все эти труды составили Цикл «Сатира на Дукчи ишана», состоящий из 20 стихов на узбекском языке общим объемом более 1500 строк.

 

О чем молчат учебники

 

В отличие от международного сообщества историков, признавших неготовность дать сегодня объективную оценку событиям 100-летней давности – Среднеазиатскому восстанию 1916 года, авторы школьных и университетских учебников, утвержденных Министерством образования и науки Киргизской Республики, давно за всех все решили: касательно и характера восстания, и его причин, и многого другого. Но не об этом речь, а о, мягко говоря, «недосказанности», которая зачастую красноречивее того, что сказано.

 

В 2013 году разгорелся скандал вокруг учебника по истории Киргизстана для 9 класса, изданного еще в 2004 году при прямом участии Фонда Сороса. Его автора Мурата Иманкулова обвинили в «призывах к явной межнациональной розни». Поводом для этого послужили многочисленные эпизоды учебника, повествовавшие о «карателях, отряженных для укрощения восставших, с лихвой использовавших данные им поручения», о «забитых палками, топорами и вилами», а после «раздавленных гружеными телегами» киргизах. Упреки своих оппонентов – «местных русских шовинистов» - Иманкулов парировал: «Все так и было. Историю не перепишешь».

 

По мнению председателя Русского объединительного союза соотечественников Александра Иванова, «русское население предстало в книге жестоким, кровожадным колонизатором». А между тем именно русские переселенцы – старики, женщины и дети (большинство местных русских мужчин воевали на фронтах Первой мировой войны) – первыми подверглись внезапному нападению. «23 августа здесь отпето 92 трупа, половина из них не узнана. Вся дорога от села Иваницкого до города покрыта трупами. Нет сил описывать страдания и мучения русских людей, погибла ¼ часть уезда. Детей киргизы разрывали, разбивали о камни, бросали с утесов. Невозможно описать страдания и мучения взятых в плен женщин» – гласят не упомянутые авторами учебников многочисленные хроники тех событий.

 

Как выяснили журналисты информационно-аналитического портала POLIT.KG, первоначально скандальный учебник был издан на киргизском языке, и, значит, в оригинале был рассчитан на мононациональную среду киргизской школы, а не русской, где за партой с «Бакытом» будет сидеть «Василий», представитель «недружелюбной нации», гипотетически – праправнук одного из тех самых «карателей». Этим и объяснялся акцент на трагических эпизодах истории киргизов.

 

«Однобокостью» грешат все без исключения школьные исторические опусы, уже 27 лет «смакующие исторические обиды» во имя, оказывается, укрепления государственности. Не случайно учебник М. Иманкулова, содержащий, согласно заключению НАН КР, «излишнюю эмоциональность и перехлесты», с 2016-2017 учебного года вновь оказался в списке рекомендованных министерством образования. Сместятся ли акценты в учебниках нового поколения – покажет время.

 

Исторический вектор

 

Русский язык и общая история, объективно являющиеся для России и Киргизии сближающим основанием, на деле используются как разобщающий фактор. В глазах более чем половины киргизстанцев Россия предстает зловещей империей, которая веками уничтожала, подавляла и эксплуатировала потомков великого Аттилы. Если Россия, русские, империя прилагали усилия для социально-экономического развития окраин, инвестировали ресурсы, прокладывали каналы и железные дороги, строили заводы и города, создавали театры и университеты, то по логике большей части коренного населения страны это лишний раз доказывает, что они эти окраины русифицировали и эксплуатировали в своих целях.

 

В формировании таких искаженных взглядов велика заслуга учебников истории: являясь далеко не единственным источником знаний о прошлом и далеко не единственным фактором, формирующим историческую память общества, именно они выделяются своей целенаправленностью в создании устойчивых образов. На инициативу российских коллег, предложивших разрабатывать учебники по истории Киргизстана совместными усилиями, киргизские специалисты возмутились. Дескать, «почему бы для начала не обратиться представителю российского посольства в Бишкеке к историкам Латвии, Литвы и Эстонии, чтобы именно они написали главу о секретном пакте Молотова–Риббентропа в российских учебниках, после которого СССР захватил территорию суверенных стран Прибалтики?».

 

Между тем с «историческими» союзниками Киргизия уже определилась: ими стали Азербайджан, Казахстан, Турция и Узбекистан, объединенные членством в Совете сотрудничества тюркоязычных государств, разработавшем совместно с Международной тюркской академией (TWESCO) школьный учебник «Общая история тюрков». Предмет планируется преподавать факультативно с начала будущего учебного года в средних школах всех стран-участниц. Заместитель генерального секретаря Тюркского совета Омер Коджаман сообщил, что на следующем этапе будут разработаны учебники по общетюркской географии и общетюркской литературе.

 

Кропотливо продвигая идею о «культурной общности», в выборе методов Турция себе не изменяет. Как и полтора столетия назад она твердо убеждена – глобальное соперничество государств в современном мире начинается со школьной скамьи. Есть над чем задуматься.

«Турецкий марш» в Центральную Азию: попытка номер два

Втр, 16/10/2018 - 02:19

Сопровождавшиеся объятиями и признаниями в вечной дружбе встречи президента Эрдогана с лидерами Узбекистана, Казахстана и Киргизии, состоявшиеся летом нынешнего года, окончательно рассеяли сомнения в том, что намерения Анкары в отношении Центральной Азии основательны и серьезны.

Александр Кузнецов, освобожденный из колонии, объявлен в розыск

Втр, 16/10/2018 - 02:09

Александр Кузнецов объявлен в розыск — определение было оглашено 15 октября в Бостандыкском районном суде №2 в Алматы.

 

Таким образом, суд удовлетворил представление районного управления полиции. По мнению начальника Бостандыкского РУВД, объявление в розыск Кузнецова было необходимо из-за того, что он покинул Казахстан и его местонахождение в данный момент неизвестно.

 

На прошлом заседании были озвучены данные базы "Беркут", согласно которым Александр Кузнецов 13 августа в 06:45 покинул территорию Казахстана воздушным бортом Turkish Airlines, на котором улетел в турецкий город Стамбул и до сих пор не вернулся. По имеющимся данным, у Кузнецова был билет, целью поездки он назвал частную.

 

Сегодня суд планировал опросить мать Кузнецова, однако она не явилась, передав с адвокатом заявление с объяснением причин отказа отвечать на вопросы в зале заседаний.

 

"Если суд хочет выслушать мое мнение относительно розыска Саши, то хочу сказать, что как мать имею право не говорить свое мнение, то есть не свидетельствовать против моего сына. Дать пояснение суду относительно места проживания Саши после освобождения из исправительного учреждения я могу только в том случае, если суд обеспечит мне мою физическую безопасность путем применения программы защиты свидетелей", — написала она.

 

Также добавила, что в ее адрес поступали угрозы в социальных сетях, а возле дома она замечает незнакомых лиц.

 

Адвокат Кузнецова Алма Мусина ходатайствовала о приглашении в суд представителей Бостандыкского РУВД для выяснения интересующих ее обстоятельств поиска Кузнецова в Алматы до вынесения представления, однако судья Темиржан Кудабаев прошение отклонил.

 

По мнению брата погибшего Сырыма Мураткалиева, который сегодня пришел в суд, никаких угроз ни от кого в адрес родственницы Кузнецова не поступало.

 

"Никакие угрозы мы не писали, наша семья", — рассказал Даулет Мураткалиев журналистам после удаления суда в совещательную комнату.

 

На реплику о том, что Ирина Кузнецова в заявлении не упоминала его семью, а говорила о нескольких посторонних лицах, Мураткалиев также ответил: "Причем тут эти люди".

 

После часовой паузы судья Кудабаев огласил постановление.

 

"Суд приходит к выводу, что местонахождение Кузнецова неизвестно, и есть основания полагать, что Кузнецов скрылся. Суд постановил представление начальника РУВД в отношении Кузнецова удовлетворить. Объявить в розыск Кузнецова Александра Михайловича", — прочитал он.

 

Постановление может быть обжаловано в порядке апелляции.

 

Александр Кузнецов был осужден за убийство в ходе драки возле бара "Чукотка" Сырыма Мураткалиева, которое произошло в начале марта 2015 года.

 

В том же месяце Кузнецова приговорили к наказанию в виде полутора лет лишения свободы по статье "Причинение смерти по неосторожности". Обе стороны с приговором не согласились и обжаловали его в апелляционной коллегии, которая ввиду сложности дела решила возобновить судебное расследование. В начале 2016 года Кузнецов получил восемь лет лишения свободы.

 

Кузнецов вышел на свободу 2 июля 2018 года, так как суд заменил неотбытую часть наказания штрафом. Однако 14 августа постановление суда было отменено. Кузнецов, согласно новому решению, должен был вернуться в колонию. Вскоре появилась новость: мужчина покинул Казахстан, по словам его друзей, еще до оглашения нового решения.

 

Полицейские как минимум два раза выезжали по месту проживания Кузнецова, однако его так и не нашли. Опросив соседей, выяснили, что те видели осужденного в последний раз как минимум месяц назад, а по словам матери Александра, сын дома не ночевал после выхода из колонии и жил на съемной квартире.

 

Дело Кузнецова получило огромный общественный резонанс. Оно послужило поводом для многочисленных дискуссий как о праве на необходимую оборону, так и о том, были ли действия Кузнецова оборонительными.

Дворцы Таджикистану – ресурсы Китаю. Нет ничего дороже, чем бесплатное

Втр, 16/10/2018 - 02:05

В Душанбе 13 октября в торжественной обстановке был дан старт строительству парламентского комплекса и здания правительства Таджикистана. Первый камень в фундаменты заложили президент страны Эмомали Рахмон и премьер Государственного совета Китайской Народной Республики Ли Кэцян.

 

Казалось бы, при чём здесь высокопоставленный иностранный гость? Дело в том, что именно Китай выделяет 1,5 млрд юаней (14,3 млрд рублей или 220 млн долларов) на строительство указанных объектов. Парламентский комплекс займет 42,874 тысячи квадратных метров, высота здания 49,7 метров, а с учетом купола — все 70 метров.

 

Правительство Таджикистана займет 10,27 гектара в центре столицы. На этой территории будут построены 15-этажное здание правительства и два 13-этажных зданий подведомственных ему управлений.

 

К слову, в церемонии закладки первого камня участвовали также руководитель аппарата президента Таджикистана и мэр Душанбе — дочь Эмомали Рахмона Озода Рахмон и его сын Рустам Эмомали. Как говорится, никого лишнего, все свои.

 

Точной информации о том, кто именно будет строить, пока не сообщается. Но, учитывая внушительный опыт подобного сотрудничества Китая и Таджикистана, можно предположить, что подрядчиком станет китайская строительная компания, материалы и оборудование также будут завозиться из Китая. Причем ее могут освободить от части ввозных пошлин. А китайская сторона «щедро» предоставит рабочие места местным жителям. Но не все, конечно, а 50−80% — руководить процессом китайцы, как правило, предпочитают сами.

 

Вопросов к этому строительству у таджикистанцев немало. Во-первых, сложно объяснить необходимость возведения новых помпезных сооружений самих по себе. Во-вторых, выкашивать для этого исторический центр столицы. В-третьих, делать это на чужие деньги. Это, конечно, не кредит, а грант. Но всем известно, где обычно бывает бесплатный сыр, а размеры его головки только отражают ожидания тех, кто его предоставил.

 

В-четвертых, как-то не вяжется строительство столь дорогих правительственных объектов с уровнем доходов Таджикистана. Чиновники будут работать в условиях восточной роскоши, а что рядовые граждане — ждать очередного отключения электроэнергии и считать за счастье съездить на заработки в Россию?

 

В чем профит Китая? Перед ним открываются широчайшие возможности. Из наиболее очевидного и сложно оспариваемого — как обеспечение работой отечественных застройщиков и производителей стройматериалов от возведения объектов до их последующего обслуживания, так и «мягкая сила» — закрепление образа щедрого дарителя. Будущие послы будут с удовольствием давать интервью и приводить этот грандиозный пример сотрудничества и оказания поддержки Таджикистану.

 

А можно предположить и то, что китайская сторона будет иметь подробнейшие планы и схемы объектов, где работают высокие чиновники, управляющие всеми сферами жизни страны, и не факт, что там не будет архитектурных «секретов», о которых даже таджикская сторона знать не будет.

 

А если предположить, что Китай обладает достаточными технологическими возможностями для внедрения на заводах, управляемых субподрядчиками в Китае, своих чипов, размером с рисовое зерно, в американские сервера, которые приобретают такие крупные компании, как Apple, Amazon, то чем могут оказаться нашпигованы красивые здания в Таджикистане, можно только догадываться.

 

Готов ли Эмомали Рахмон к тому, что все обсуждения, которые будут походить в этих стенах, окажутся напрямую в руках китайских спецслужб?

В любом случае Пекин получает серьезную фору для дальнейшего выкачивания природных ресурсов из Таджикистана, в частности, так необходимого золота, а расплачивается за это «бусами», которые таджикские чиновники с удовольствием покупают за государственный счет.

 

Но к чему беспокоиться о таких мелочах, если в условиях ухудшения социально-экономического положения в стране, растущей безработицы, цен и нищеты прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете, правда?

Рахмон объявил ультиматум Горному Бадахшану. Памир в ожидании силовой спецоперации

Пнд, 15/10/2018 - 01:55

Ситуация в Горно-Бадахшанской автономной (ГБАО) области Таджикистана остается крайне напряженной. 16 октября истекает срок ультиматума президента Таджикистана Эмомали Рахмона, потребовавшего восстановить в крае закон и порядок. В противном случае начнется спецоперация против криминалитета. Гражданские активисты призывают власти к диалогу, чтобы не допустить повтора событий 2012 года, когда в ходе спецоперации погибли мирные жители.

 

Эмомали Рахмон во время визита в Хорог по случаю Дня независимости Таджикистана раскритиковал чиновников за криминальную ситуацию в ГБАО, которые не могут обеспечить борьбу с наркотрафиком, организованной преступностью и незаконным хранением оружия. Он потребовал «восстановить правопорядок в городе».

 

В случае необходимости использовать вооруженные силы.

 

По требованию президента в ГБАО был создан Межведомственный штаб по борьбе с организованной преступностью. В него вошли генеральный прокурор Таджикистана Юсуф Рахмон и председатель Государственного комитета национальной безопасности Саймумин Ятимов. Также были переброшены дополнительные армейские подразделения и ОМОН. В центре Хорога и на въезде в ГБАО установлены блокпосты, на которых дежурство ведут сотрудники ОМОНа. По ночам город патрулируют бронированные машины. Паника в области нарастает. По слухам, с понедельника детские сады, школы и университет работать не будут. Детей рекомендовали вывезти к родственникам в кишлаки. Хотя и там силовики провели работу с местными жителями. Сельчане утверждают, что военные заходили в каждый дом и предупреждали в случае операции в Хороге в ситуацию не вмешиваться.

 

В штабе заверили, что масштабной военной операции в Хороге против мирных граждан не будет, но будет точечная зачистка против «членов преступных вооруженных группировок, которые не выполнили распоряжения о сдаче оружия и боеприпасов».

 

В распространенном заявлении штаб сообщил об изъятии в ГБАО большого количества огнестрельного оружия и тотальной проверки автотранспорта. «В органы внутренних дел сдались 11 человек из 21 подозреваемого в совершении преступлений». Представители гражданского общества ГАБО задаются вопросами: кто эти люди, которые вошли в список из 21 подозреваемого? И кто эти 11 человек, которые добровольно сдались властям? Их имена остаются неизвестными. Тем более что изначально президент требовал арестовать четверых.

 

«Хорог – город маленький, с 30-тысячным населением. Все люди друг друга знают, по крайней мере в лицо. Очень многие связаны между собой родственными узами, религиозной и этнической идентичностью. Поэтому все понимают, что речь идет о бывших полевых командирах, которые в годы гражданской войны воевали на стороне оппозиции и имеют непререкаемый авторитет на Памире. Судя по всему, им не удалось реинтегрироваться в мирную жизнь. Они остались оппонентами власти. Правоохранительные органы обвиняют их в совершении ряда уголовных преступлений», – сказал «НГ» таджикский политолог Хурсанд Хуррамов. По словам эксперта, аналогичные преступления совершаются и в других регионах Таджикистана, однако там операции, подобно памирской, не проводятся. «В ГБАО все силовые акции Душанбе, позиционируемые как антикриминальные, воспринимаются как политические, направленные на устранение идеологических противников», – отметил политолог.

 

Напомним, что летом 24 июля 2012 года в четыре часа утра началась спецоперация по поимке убийц генерала Абдулло Назарова. Для их задержания в ход пошли минометы, вертолеты, стреляли снайперы. Получается, что силовые структуры позиционировали население Хорога как «чужого» по схеме «свой–чужой», применив всю доступную военную мощь против спящего мирного города. По официальным данным, в Хороге тогда погибли 18 сотрудников силовых структур, 30 боевиков, 24 мирных жителя. По неофициальным данным, погибших было не менее 200 человек, из них половина – мирные жители.

 

Поэтому естественно, что люди боятся повторения событий. Гражданские активисты ГБАО призвали власти к диалогу, а общественность – подписать петицию, чтобы не допустить кровопролития среди мирного населения Памира.

 

Кроме того, в ГБАО недовольны тем, что на фоне экономических проблем, социально-экономической деградации власти демонстрируют военную силу, перебрасывают войска и устраивают военные парады. За месяц проведения операции по наведению порядка сообщалось, что были собраны оружие и патроны в большом количестве. Но опять же не было названо ни одного имени, у кого было изъято это оружие. «Создается впечатление, что это лишь предлог, чтобы расправиться с неподконтрольными бывшими полевыми командирами и избавиться от оппозиционных настроений в обществе к предстоящим президентским выборам», – отметил Хуррамов.

 

Свою версию событий на Памире предложил живущий в эмиграции оппозиционер, глава исполкома Форума свободомыслящих Таджикистана (ФСТ) и зампред Национального альянса Таджикистана Алим Шерзамонов со ссылкой на свой источник «из самой гущи событий». На своей странице в Facebook он написал, что таджикские силовики намерены взять под свой контроль местный наркотрафик, а борьба с преступностью – просто формальный повод для этого.

Миграция рабочей силы в Казахстане: кого вводит в заблуждение минтруда?

Пнд, 15/10/2018 - 01:49

В Казахстане продолжаются дебаты по поводу самозанятых. Предлагают их формализовать через выплату единого социального платежа: кто заплатит, тот заодно и на учет встанет, и внесет за себя пенсионные и медицинские взносы. Но проблему учета нельзя решать через налогообложение. Это неверно, с точки зрения методики, и, как показывает российский и белорусский опыт, нужного результата не приносит. Почему же, если возникла проблема с учетом, в министерстве не хотят изменить саму систему учета?

 

Порядок приобретения гражданства Российской Федерации в упрощенном порядке

Пнд, 15/10/2018 - 01:28

Прием в гражданство Российской Федерации в упрощенном порядке предусмотрен статьей 14 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации».

 

Для приобретения гражданства Российской Федерации в упрощенном порядке в территориальные органы МВД России по месту жительства могут обратиться с соответствующим заявлением иностранные граждане и лица без гражданства, достигшие возраста восемнадцати лет и обладающие дееспособностью, вне зависимости от соблюдения 5-летнего срока проживания на территории Российской Федерации со дня получения вида на жительство:

 

имеющие хотя бы одного родителя гражданина РФ и проживающего на территории РФ (статья 14 часть 1 пункт «а»); имевшие гражданство СССР, проживавшие и проживающие в государствах, входивших в состав СССР, не получившие гражданства этих государств (статья 14 часть 1 пункт «б»); родившиеся на территории РСФСР и имевшие гражданство бывшего СССР (статья 14 часть 2 пункт «а»); состоящие в браке с гражданином РФ не менее 3 лет (статья 14 часть 2 пункт «б»); нетрудоспособные лица, имеющие дееспособных сына или дочь, достигших возраста 18 лет и являющихся гражданами РФ (статья 14 часть 2 пункт «в»); имеющие детей — граждан РФ, при условии, что второй родитель (гражданин РФ) умер, лишен родительских прав, признан отсутствующим или пропавшим без вести (статья 14 часть 2 пункт «г»); имеющие совершеннолетних детей — граждан РФ, которые по решению суда признаны недееспособными или же дееспособными ограниченно, при условии, что второй родитель (гражданин РФ) умер, признан отсутствующим, пропавшим без вести или лишен родительских прав (статья 14 часть 2 пункт «д»); получившие после 01.07.2002 профессиональное образование в образовательных или научных организациях РФ на ее территории и осуществляют трудовую деятельность в РФ не менее 3 лет (статья 14 часть 2 пункт «е»); являющиеся индивидуальными предпринимателями и осуществляющие предпринимательскую деятельность в РФ не менее 3 лет (страховые взносы в Пенсионный фонд РФ составляет не менее 1 млн. рублей) (статья 14 часть 2 пункт «ж»); являющиеся инвесторами, чья доля вклада в уставный (складочный) капитал российского юридического лица, осуществляющего деятельность на территории Российской Федерации в установленных Правительством Российской Федерации видах экономической деятельности, составляет не менее 10 процентов непрерывно не менее 3 лет (размер уставного (складочного) капитала такого юридического лица должен составлять не менее 100 миллионов рублей, страховые взносы в Пенсионный фонд Российской Федерации составляет не менее 6 миллионов рублей) (статья 14 часть 2 пункт «з»); осуществляющие не менее 3 лет до дня обращения с заявлением о приеме в гражданство Российской Федерации трудовую деятельность в Российской Федерации по профессии (специальности, должности), включенной в перечень профессий (специальностей, должностей) иностранных граждан и лиц без гражданства - квалифицированных специалистов (статья 14 часть 2 пункт «и»); лица, признанные носителями русского языка (статья 14 часть 2.1); нетрудоспособные лица, прибывшие в Российскую Федерацию из государств, входивших в состав СССР, и зарегистрированные по месту жительства в Российской Федерации по состоянию на 1 июля 2002 г. (статья 14 часть 3); ветераны Великой Отечественной войны, имевшие гражданство бывшего СССР и проживающие на территории Российской Федерации (статья 14 часть 5); дети и недееспособные лица (статья 14 часть 6):

 

- ребенок, один из родителей которого имеет гражданство Российской Федерации;

 

- ребенок, единственный родитель которого имеет гражданство Российской Федерации;

 

- ребенок или недееспособное лицо, над которыми установлены опека или попечительство гражданина Российской Федерации;

 

- ребенок, помещенный под надзор в российскую организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;

 

- недееспособное лицо, помещенное под надзор в российскую образовательную организацию, медицинскую организацию, организацию, оказывающую социальные услуги, или иную российскую организацию.

 

имеющие регистрацию по месту жительства на территории субъекта Российской Федерации, выбранного ими для постоянного проживания в соответствии с Государственной программой по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом (часть 7 статьи 14); отдельные категории лиц с неурегулированным правовым статусом, находящиеся на территории Российской Федерации (норма действует до 1.01.2020 г.) (статья 41.3).

 

Заявление подается лицом в территориальный орган МВД России по месту жительства. Рассмотрение заявлений осуществляются в срок до шести месяца со дня подачи заявления и всех необходимых документов, оформленных надлежащим образом, в отдельных случаях срок рассмотрения заявления составляет до трех месяцев. Решение по заявлению принимает начальник территориального органа МВД России на региональном уровне либо лицо, исполняющее его обязанности.

 

За рассмотрение заявлений по вопросам гражданства уплачивается государственная пошлина в размере 3 500 рублей. Государственная пошлина не уплачивается только при приеме в российское гражданство лиц без гражданства, имевших гражданство СССР, проживавших и проживающих в государствах, входивших в состав СССР, но не получивших гражданства этих государств, а также при приёме в гражданство Российской Федерации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer