Сборщик RSS-лент

Грозит ли Казахстану дефолт, и на чьи плечи лягут огромные выплаты?

Европейский банк реконструкции и развития назвал госдолг Казахстана критическим. Совокупный его размер составил 28 трлн. тенге, или 48,9% к ВВП. В том числе долг правительства – 10 трлн., Нацбанка – 4,2 трлн. тенге, местных исполнительных органов – 0,13 трлн., национальных компаний – 13,65 трлн. Среди самых крупных кредиторов Казахстана – Международный банк реконструкции и развития, Азиатский банк реконструкции и развития, а также Японское агентство международного сотрудничества. Сможет ли наша страна рассчитаться по долгам? Не лягут ли столь колоссальные выплаты на плечи обычных граждан?

Инфляция «народная» и официальная: почему между ними такая пропасть?

Недавно глава Нацбанка РК Данияр Акишев заявил о том, что годовая инфляция в Казахстане в октябре снизилась до 5,3 процента, и добавил: мол, это минимальный показатель за период с октября 2015 года. Однако многие граждане восприняли его слова чуть ли не как издевательство. Ведь по их ощущениям, рост цен на самые необходимые товары нынешней осенью после очередного падения тенге был куда более значительным. Ситуация эта, конечно, не новая: «народная» инфляция в нашей стране никогда не совпадала с официально озвучиваемой – между ними всегда существовала большая разница. Почему? Что стоит за такими нестыковками? И можно ли с этим как-то бороться? Попробуем разобраться.

 

Петр Пушкарев, шеф-аналитик ГК TeleTrade: «Что-то не в порядке с потребительской корзиной»

 

– Разумеется, все нормальные люди фиксируют рост цен по фактическому набору товаров, за которым конкретная семья отправляется в магазин. И уровень такой «личной инфляции» всегда оказывается выше официальной. Эту нестыковку нам объясняют тем, что кто-то чуть ли не ежедневно ест импортный сервелат, и для него «в голове» инфляция может быть 80% и даже все 100% (поскольку из-за скачков валютных курсов товары иностранного производства дико дорожают), а кто-то питается отечественными макаронами с картошкой, и для него цены растут не так сильно, а, возможно, даже падают.

 

Но и у тех, и у других рост цен вовсе не «в головах» и не в воображении, а реально в кошельке. Поэтому «народная» инфляция опережает официальную не на 5%, а, по меньшей мере, на 10-12%, причем даже для того, кто сидит на макаронах и картошке. Вот так причудливо составлена официальная потребительская корзина. В нее включены 510 наименований товаров и услуг, но наибольший «вес» имеют не те товары, которые мы чаще всего потребляем.

 

Например, по прошлому году официальный уровень инфляции был выше – к весне 7,5%. Но тогда фактически картофель подорожал на 76%, капуста – на 41%, лук – на 32%, чай – на 23%, говядина и бензин – на 13%. Это вполне официальные цифры, которыми оперировал в том числе замминистра национальной экономики Руслан Даленов. Но он же признавал, что вклад всех этих резко подорожавших товаров в общий официальный, а не «народный», индекс инфляции составил всего... 2,4%. То есть статистики считают, что картошки, мяса и лука люди покупают якобы не так много, как это происходит на самом деле. И когда все сложат – и сильно подорожавшие товары, и слабо подорожавшие, то «вес» последних как бы задавливает эффект от действительно подскочивших в цене.

 

Что-то явно не в порядке с такой продуктовой потребительской корзиной. Хотя общее представление о росте цен она, понятное дело, дает. Быстро это происходит или медленно, но рост этот всегда занижается. И такое происходит не только в Казахстане, и не только в странах СНГ – на Западе подсчеты инфляции тоже хромают, но, разумеется, не настолько, как у нас.

 

Многие методики достались нам в наследство с советских времен, когда чиновники любили приукрасить действительность (даже больше, чем сейчас), чтобы «жизнь казалась лучше, жизнь казалась веселее» (или «шея стала тоньше, но зато длиннее»)... В России ситуация такая же: за последние три года инфляция заметно снизилась, это правда, но, разумеется, не до официальных 3,5%-4%. На вопрос «как же так?» один из российских чиновников даже выложил на YouTube видео, в котором рассказал, что, например, подешевела чистка штор...

 

Скажите, вот вы часто отдаете шторы в химчистку? А как часто ходите за картошкой или колбасой? Дело в том, что в индекс официальной инфляции никогда не включают самый любимый вашими детьми йогурт, который мог подорожать на 20%, зато он учитывает какой-нибудь другой молочный продукт, к которому вы в магазине даже не подойдете, или некрасивое демисезонное пальто, которое вы никогда себе не купите, но которое, по мнению чиновников от статистики, будете носить пять лет! Последнее как раз таки почти не подорожало, в отличие от того модного, на которое вы, вероятно, и копили, и экономили...

 

Что делать? В России, например, подсчетами индекса «личной инфляции» занимается исследовательский холдинг «Ромир», представитель международной ассоциации Gallup International. Он же ведет статистику по реально сделанным людьми покупкам в реальных ценах с реальными чеками. Для понимания процессов ценообразования он также считает «индекс свободных денег», оценивает модели покупательского поведения на год-два вперед, а еще анализирует «индекс среднего чека» и даже «индекс кофе с молоком».

 

Эти исследования проводятся не для того, чтобы был повод лишний раз повозмущаться ростом цен (мы его и так видим). Они полезны, во-первых, правительству, чтобы правильно реагировать на изменения фактической потребительской корзины и денежных возможностей граждан. Во-вторых, Нацбанку для максимально чуткой реакции в виде изменения процентных ставок и банковских условий. В-третьих, бизнесу, в частности, торговым сетям, чтобы они могли эффективнее планировать закупки, разрабатывать пропорционально адекватный товарный ассортимент на полках.

 

Такая статистика гораздо ближе к жизни и реально работает, к тому же она вызывает больше доверия у граждан и дает им ощущение того, что их проблемы хоть кого-то наверху интересуют. Не факт, что она сможет быстро изменить ситуацию. Но максимально объективные индикаторы экономики всегда лучше, чем голова, спрятанная в песок.

 

Данияр Джумекенов, аналитик Wall Street Invest Partners: «Получается замкнутый круг"

 

– Давайте посмотрим реакцию читателей на публикацию о снижении инфляции в Казахстане до уровня октября 2015 года. Практически все комментарии сводятся к тому, что приведенная информация не соответствует действительности. Оно и понятно: простых граждан сложно убедить в низком уровне инфляции, если выросли цены на бензин и дизельное топливо или на те же билеты в пассажирских поездах. Что уж говорить о продуктовых магазинах, куда они ходят каждый день... Ведь, по сути, произошла цепная реакция путем перекладывания дополнительных издержек на конечную стоимость товаров и услуг.

 

Существует серьезная разница в ценах и в региональном разрезе. Раньше из бюджета страны выделялись большие ресурсы на развитие продовольственных поясов вокруг крупных городов и областных центров. Они направлялись на создание молочно-товарных ферм, откормочных площадок, теплиц, складов и прочей инфраструктуры. Но цены все равно росли и растут! Причем практически на весь ассортимент товаров. К примеру, высокими ценами сегодня характеризуется почти вся линейка молочной продукции... Неужели предоставление огромных субсидий аграрному сектору страны не привело к снижению стоимости на социально значимую продукцию?

 

Все гениальное просто, но не все простое гениально. Методология построения индекса потребительских цен слишком запутана, чтобы ее могли понимать простые граждане. Например, защитники официальных данных, касающихся инфляции, оперируют таким доводом: «для расчета индивидуальных индексов цен используется формула простой (невзвешенной) средней геометрической индивидуальных индексов цен, что эквивалентно соотношению невзвешенных средних геометрических цен (индекс Джевонса)». Или говорят, что «агрегированные индексы цен по классам, группам, разделам на национальном уровне рассчитываются как средневзвешенные значения индивидуальных индексов цен по модифицированной формуле Ласпейреса»...

 

Эти формулировки способны ввести обывателей в ступор. Как правило, они считают инфляцию по-простому, сопоставляя существующую цену с той, по которой они ранее приобретали товар. При этом нужно учитывать, что потребительские предпочтения людей могут отличаться, и инфляция для каждого получается индивидуальной. Но в любом случае сложно оспаривать позицию простых граждан, которые проверяют рост цен своими кошельками.

 

Тем временем власти активно культивируют в гражданах уверенность в том, что Казахстан практически вступил в число наиболее развитых стран мира. Но, как известно, последним свойственна низкая инфляция. Индекс потребительских цен в США, например, в октябре составил в годовом исчислении 2,5%, а в Евросоюзе – 2,2%. А что в Казахстане? Инфляция установлена в коридоре до 7% в текущем году, что значительно больше, чем даже в России, где целевой ориентир по инфляции составляет 4%... Надо отдавать себе отчет в том, что достижение Казахстаном стратегической цели войти в число наиболее развитых стран мира возможно только при синхронной работе всех ветвей казахстанской власти, в том числе по снижению инфляции.

 

Как правило, при ее росте вся критика обрушивается на Национальный банк РК. Давайте разберемся, насколько обоснованно. Основным инструментом регулятора при режиме инфляционного таргетирования является регулирование базовой ставки. Последнее решение по ее повышению до 9,25% было обусловлено ростом неопределенности в инфляционных ожиданиях. То есть для снижения инфляции Нацбанк постоянно устраняет следствие, а не саму причину. В нынешней ситуации, ссылаясь на предложения ряда лиц, он может обреченно вновь предложить фиксированный валютный курс, маскируя и усугубляя ситуацию в геометрической прогрессии в будущем.

 

Получается замкнутый круг. Повышение базовой ставки позволяет банкам поднять ставки по кредитам, что в конечном итоге способствует росту инфляции, а также увеличивает вычеты при расчете налогооблагаемой прибыли и косвенно приводит к падению доходов бюджета страны.

 

В этой ситуации будет правильным, если ответственность за рост инфляции возложат на себя местные исполнительные органы, отраслевые министерства и ведомства. Они могли бы осуществлять прозрачный и понятный мониторинг роста цен в каждом регионе и публиковать в открытом доступе в динамике. Только в этом случае можно точно и четко определить нестыковку официальных данных с текущими реалиями в каждом регионе.

 

Расхождение данных по инфляции крайне опасно для развития общества. Мировой опыт позволяет утверждать, что неконтролируемая высокая инфляция является одной из угроз национальной безопасности страны... 

 

Екатерина Серединская, генеральный директор компании ARUM Capital: «Стоит ожидать дальнейшего разгона инфляции»

 

– Если мы исключим чисто эмоциональный фактор, на основании которого население склонно преувеличивать размер инфляции, то можно выделить еще несколько причин того, почему официальный показатель всегда кажется заниженным.

 

Одна из самых главных заключается в том, что государство мониторит изменение цен по узкой группе товаров, достаточно сильно оторванной от реальных брендов на полках магазинов, пользующихся спросом у населения. Почему так происходит? Дело в том, что инфляция – это не столько статистический, сколько экономический показатель, используемый правительством, например, для индексации социальных выплат – от пенсий до различных пособий. Следовательно, каждый признаваемый процентный пункт роста цен должен серьезно увеличить нагрузку на бюджет.

 

Текущая ситуация складывается в пользу дальнейшего роста цен на большую часть потребительских товаров в Казахстане. Это и стремительное падение стоимости тенге в 2018 году почти на 20%, и удорожание топлива, являющегося одним из самых важных компонентов, участвующих в формировании стоимости продукта. Как известно, большинство импорта в РК оплачивается в американской валюте, рост курса которой относительно тенге был весьма ощутимым.

 

Учитывая экономические предпосылки к дальнейшему укреплению доллара, стоит ожидать очередного разгона инфляции. Реальный показатель инфляции вполне может превышать 11% в месяц, особенно во время краткосрочных колебаний на фоне внешних шоков.

 

Артем Деев, ведущий аналитик AMarkets: «Подобное наблюдается во всем мире»

 

– Народная инфляция действительно отличается от официальной. Стоит отметить, что подобное расхождение наблюдается во всем мире, независимо от того, является страна развитой или развивающейся. Однако критиковать официальные источники, обвиняя их в приукрашивании реальности, не нужно. Все дело в методологии, единых стандартах и средних значениях.

 

Всем известна истина, что одни и те же товары могут иметь существенный ценовой разброс даже в пределах одного города, не говоря уже о различных территориальных субъектах. При этом потребителям, сталкивающимся с максимальной ценой, может показаться, что рост цен настолько значительный, что ему впору соответствовать двухзначной инфляции. В других регионах цена может быть ниже и не вызывать никакого потребительского гнева. Также стоит понимать, что параллельно с ростом цен на отдельные категории товаров могут дешеветь другие. Но, как правило, домохозяйства склонны подмечать лишь повышение цен.

 

Национальный банк не учитывает ценовую специфику разных субъектов, он работает с усредненными показателями, которые в результате выглядят не настолько страшно, как рост цен на отдельные товары.

 

Мария Сальникова, ведущий аналитик ООО «Эксперт плюс»: «У каждого из нас есть другая, реальная картина»

 

– Официальная инфляция учитывает потребительскую корзину, которая состоит из классических базовых продуктов питания, оплаты услуг ЖКХ, транспортных расходов. Реальная инфляция учитывает такой же набор, но отличие от первой заключается в процентном соотношении трат на те или иные блага и наборе продуктов питания.

 

Если взять набор из хлеба, крупы, молока, масла и расходов на проезд в автобусе, то наши показатели совпадут с данными статистического ведомства страны. Но ведь у каждого из нас есть другая, реальная картина, с которой мы сталкиваемся, когда приходим покупать рыбу, дорогие фрукты, новый телефон, обои, плитку в ванную, коляску ребенку или проводим техобслуживание автомобиля, платим за детский сад и неожиданные сборы в школах. То есть если внимательно отследить нашу личную потребительскую корзину, то она и окажется основной причиной исчезновения из наших кошельков заработных плат и накоплений.

 

Еще одной веской причиной остается девальвация национальной валюты. Классически падение курса тенге не сразу сказывается на базовой корзине продуктов питания, а вот на менее популярных товарах отражается быстрее. Почему? Потому что тут актуален вопрос удержания инфляционных показателей правительства вблизи целевых значений.

 

Как бороться с ситуацией? Только путем мониторинга перспектив валютной динамики в стране, регулярного отслеживания личной продуктовой корзины, участия в акционных предложениях (например, оплаты услуг со скидкой наперед), воздержании от необдуманных спонтанных покупок (если есть непонимание конкурентной стоимости тех или иных товаров).

Будут жить 28. Новое о подвиге героев-панфиловцев

Пятого декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой. Московская битва стала для нацистской Германии первым стратегическим поражением во Второй мировой войне, точнее, с 1938 года, начала гитлеровской военной экспансии… Бесконечно ценно все, что связано с памятью о подвиге защитников Москвы. И вот - недавно рассекреченные архивные материалы ФСБ, еще одна небольшая историческая сенсация.

 

Что нам известно

 

Итак, самый легендарный эпизод легендарной Битвы за Москву - бой "28 героев-панфиловцев". Что мы о нем знаем? 16 ноября 1941-го бойцы из дивизии Панфилова у разъезда Дубосеково ценой своей жизни, практически без поддержки артиллерии, остановили продвижение нескольких десятков немецких танков. 28 бойцов "посмертно удостоены звания Герой Советского Союза". Этот эпизод - один из тех краеугольных камней, на которых зиждилась советская пропаганда, идеологическая "нерушимая стена" вокруг Москвы. Эпизод стал известен благодаря двум статьям в "Красной звезде": "Завещание 28 павших героев" от 28 ноября 1941-го, "О 28 павших героях" от 22 января 1942-го, автор - А. Кривицкий.

 

Периодически усилиями разных архивистов-публицистов всплывает альтернативная версия событий у разъезда Дубосеково. Краткое изложение: бои под Волоколамском были, но бой 28 панфиловцев - 100% плод творческой фантазии журналиста Кривицкого. Данная версия базируется на расследовании Военной прокуратуры 1948 г. (Ссылка в интернете.)

 

У противников этой "альтернативной истории" в изложении прокуратуры есть внятные контраргументы: это расследование проходило поздно, через 7 лет после событий, было политически ангажированным, т.к. готовилась новая волна репрессий против генералитета, собирался компромат на Жукова, командовавшего войсками под Москвой и т.п.

 

В общем, мы всегда склонялись к тому, что подвиг был, число панфиловцев точно установить нельзя, бои в целом в этом районе были адские, журналист Кривицкий в чем-то, особенно именах-фамилиях, напутал, это очевидно, или его запутали…

 

Что же касается непосредственно "боя 28 у Дубосекова" - это легендарная история, которая стала историей истинной, разобраться в ее деталях сложно, копаться в них - аморально. Люди честно погибли за Родину. Это перекрывает все возможные творческие обобщения и даже, может, преувеличения. Или преуменьшения.

 

По-другому и не могло получиться у журналиста Кривицкого - в той мешанине из снега, крови, паники, жестокости, поразительного самопожертвования и трусости, героизма и отчаяния, миллионов тонн металла и сожженных дотла деревень и предместий, сотен тысяч солдат и толп беженцев, всего этого адского кошмара войны, который и представляли собой бои под Москвой осенью-зимой 41-го.

 

Но - внимание!

 

Теперь мы можем поставить точку поверх точки. Российское военно-историческое общество последние 2 года вело поиски в архивах. И вот - удача. Осенью 2018 года рассекречено дело под грифом "Смерш" 1942-1944 гг., в котором обнаружены:

 

- 3 новых свидетельства того, что бой 28 панфиловцев был;

 

- 2 новых описания боя;

 

- многочисленные подробности обстоятельств вокруг подвига (скажем, слова политрука Клочкова "Отступать некуда").

 

Мы всегда говорили о бое и 28 больше как о символе. Но документы свидетельствуют в пользу фактологической достоверности версии "Красной звезды" даже больше, чем все полагали ранее.

 

Что за дело?

 

В руках у меня копия материалов из папки с надписью: "Главное управление контрразведки "Смерш", 1-е прибалтийское направление". Это дело тянулось 2 года - открывал его ОО (особый отдел) НКВД, а закрывал уже "Смерш" ("Смерть шпионам"). Материалы дела докладывались лично Абакумову. Это расследование, в отличие от упомянутого выше, шло "по горячим следам", весной-летом 1942-го.

 

Началось оно так. Был арестован красноармеец Кужебергенов Даниил. Особисты заподозрили, что "в средних числах ноября на Волоколамском направлении" он добровольно сдался в плен с оружием в руках, правда, уже через 7 часов из плена бежал "при весьма сомнительных обстоятельствах" (начальник ОО НКВД ЗАПФРОНТА, 23.06.1942). При этом боец с такой фамилией числился в списке 28 героев как погибший! Более того, после ареста "КУЖЕБЕРГЕНОВ вначале приписывал себе участие в геройском подвиге 28 героев, впоследствии же от своих показаний отказался" (из доклада на имя начальника Управления Особых отделов НКВД СССР Абакумова, 25.07.1942).

 

"Им, 28-ми, поименно каждому, мы все сегодня - обязаны нашей жизнью". Два года назад в "Российской газете-Неделя" Владимир Мединский объяснил, что известно исторической науке о бое у разъезда Дубосеково, что означает бренд "28 панфиловцев" и в чем причина спекуляций вокруг него.

 

В результате звания Героя Советского Союза (посмертно) в числе 28 был удостоен другой Кужебергенов - Аскар. Попутно начали проверку других имен и фамилий в списке героев, и в нем также нашли неточности. Проверять стали все обстоятельства боя, все ли добросовестно написал корреспондент "Красной звезды" Кривицкий.

 

Вот, в общем, общая канва документов из рассекреченной папки "о неправильном оформлении наградных материалов по 28 героям-панфиловцам". Поначалу дело до боли напоминает будущее расследование Генпрокуратуры в 1948 г. Тогда тоже началось с расследования по панфиловцу, который остался жив, тоже попал в плен и из плена бежал… Но на этом сходство и заканчивается. Потому что конкретный бой, как выяснила контрразведка, был. И описан Кривицким весьма близко к реальности.


Ниже - новые свидетельства, ранее не известные. Особенности документов сохранены (кроме очевидных орфографических ошибок).

 

"Показание бывшего военкома 1075-го гвардейского стрелкового полка… старшего батальонного комиссара Мухамедьярова Ахмеджана Латыповича

Вопрос - Где, когда с танками вели бой 28 гвардейцев-панфиловцев и кто конкретно руководил этим боем?

 

Ответ - …Противник, сосредоточив свои основные силы на своем правом фланге, решил нанести удар по левому флангу нашей обороны, т.е. по расположению 4-й стрелковой роты в районе разъезда Дубосеково, Ширяево и Петелино. На второй взвод 4-й стрелковой роты был направлен первый удар противника. Взвод сперва отбил атаку автоматчиков противника, последний, встреченный дружным и мощным огнем героев, оставив на поле боя до 80 человек убитыми и ранеными, вынужден был отойти на исходное положение. После неудачной атаки автоматчиков противник в этом направлении пустил против обороны полка несколько десятков танков, разворачивая их в несколько эшелонов. Политрук 4-й стрелк. роты тов. Клочков, узнав создавшееся опасное положение в районе второго взвода роты, направляется туда… В этом направлении против второго взвода двумя эшелонами шли до 50 танков противника. Неравный бой длился 4-5 часов, герои, подпустив танки на близкое расстояние, ручными гранатами и бутылками с горючим подбили и уничтожили 18 танков противника и после того, когда все бойцы этого взвода, 28 гвардейцев-панфиловцев во главе с политруком т. Клочковым были убиты и задавлены танками, противнику удалось прервать линию обороны полка и продвигаться вперед.

 

Со всей ответственностью заявляю, что действительно факт беспримерного проявления массового героизма со стороны 28 гвардейцев-панфиловцев во главе с политруком роты Клочковым Василием Георгиевичем на разъезде Дубосеково 16 ноября 1941 года имел место в 1075-го гвардейском стрелковом полку…" Выделено мной.

 

Далее.

 

"Показания начальника штаба 1075-го гвард. стр. полка старшего лейтенанта Веткова Андрея Акимовича


…очень большую роль во всей подготовке материалов и допущенных извращений играла та слишком большая спешка, которую проявили и те, которые оформляли материалы, и те, которые проверяли и продвигали эти материалы. Одно несомненно, что бы ни вкралось в дело, массовый героизм, проявленный в бою с немецко-фашистскими танками в бою под Дубосеково 16 ноября 1941 года - неопровержимый факт, и ничто не должно стереть светлой памяти 28 героев-панфиловцев, павших в борьбе с немецкими чудовищами за счастье и свободу своей горячо любимой Родины.

 

05.07.42 г. Допросил нач. ОО НКВД 8-й гв. сд. капитан г/б (подпись)".

 

Ветков уверенно говорит только об одном - о самом подвиге. Когда дело доходит до неточностей в наградном списке, он теряется. Следствие в 1942-м явно искало конкретных виновных в халатном отношении к наградным документам, неточностям с фамилиями и т.д., но столкнулось с объективными трудностями - непосредственных исполнителей, беседовавших с Кривицким, допросить оказалось невозможно. Командир 4-й стрелковой роты Гундилович погиб, остальные были ранены и находились в госпиталях, далеко.

 

При этом о реальном накале боев, в ходе которых готовились статьи и оформлялись наградные документы, о стойкости бойцов Панфиловской дивизии хорошо говорит вот эта коротенькая справка из дела:

 

"Из личного состава 4-й роты 1075-го гвардейского стрелкового полка, действовавшей в боях у разъезда Дубосеково на 06.07.42 г., проходит службу в полку в должности пом. нач. штаба бывший старшина 4-й роты Дживаго Филипп Трофимович. Других лиц из состава 4-й стрелковой роты, действовавшей в р-не разъезда Дубосеково, на 06.07.42 г. в полку нет".

 

Итак. От стрелковой роты образца октября 41-го к лету 42-го в строю остался 1 (один!) боец.


Бывший военком полка Мухамедьяров также рассказывает, как работал Кривицкий (в конце "Показания" - "05.07.42. Допросил нач. ОО НКВД 8-й гв. сд. капитан г/б (подпись)"):

 

"Во время пребывания представителей газеты "Красная звезда" по разрешению командования дивизии они вместе с полковником Капровым, начальником политотдела дивизии старшим батальонным комиссаром Голушко и командиром второго батальона капитаном Гундиловичем выезжали в район боев, где погибли 28 героев, разъезд Дубосеково. После возвращения эти товарищи рассказывали, что в окопах они нашли тела всех 27 героев, которых похоронили с воинской честью, а тела политрука Клочкова В.Г. там не было, которого местные жители, хорошо знавшие политрука, тайком от немцев разыскали его труп и схоронили за сторожкой путевого обходчика разъезда Дубосеково. На основании этих всех материалов была написана статья Кривицким и поэмы Тихонова, Светлова и других…

 

28 героев гвардейцев-панфиловцев в основном были из второго взвода 4-й стрелковой роты, где командиром роты был капитан Гундилович и политруком т. Клочков…"


Капитан Гундилович сам в январе уже командовал батальоном, а погиб в апреле. Поначалу считалось, что погибли все 28 панфиловцев. Количество найденных тел примерно соответствовало. Идентификации, видимо, не было. Потом мы узнаем, что некоторые выжили, но и тогда нашли одного из уже "погибших" 28 тяжелораненым в госпитале и подробно опросили о бое.

 

"О проявленном массовом героизме и проявленной беспримерной храбрости и мужестве 28 героев гвардейцев-панфиловцев рассказал один из героев тов. Натаров Иван Мойсеевич, который, будучи тяжело раненным, попал в госпиталь и где умер последний из павших 28 героев-панфиловцев" (показания Мухамедьярова).

 

Арифметика, конечно, не сходится. Сколько было точно? В какой момент боя? Сколько оставалось в живых из 130 бойцов роты - и на момент какой из танковых атак? Но вся эта "наградная арифметика" и не могла сойтись, тем более тогда, учитывая обстановку… Ясно, что под снегом на поле боя у Дубосекова оставались и те, чьи имена мы уже никогда не узнаем. И каждый из них, наверное, воевал геройски и достоин награды. Ясно, что кто-то из 28 награжденных "посмертно" остался в итоге, слава богу, жив. Кто-то из 28, возможно, оказался в этом списке волей случая, лично в этом конкретном бою в этот день, в этом месте танки не сжигавший. Такое, признаемся, не исключено. Но главное - факт: то, о чем мы всегда говорили, тот легендарный бой, оказался еще реалистичнее, чем мы думали.

 

Наши павшие - как часовые

 

Вы не задавались вопросом: почему раз за разом мусолят одни и те же "новые" подробности вокруг 28 панфиловцев, Зои Космодемьянской, Гастелло, пионеров-героев, "Молодой гвардии", Александра Матросова, пытаясь так или иначе свести на нет их подвиги? Мол, наврали писатели, совковый агитпроп раздули, все они - в лучшем случае шизофреники, а то и полицаи. Почему столько лет уже после "перестройки-глас­ности" - а все не успокоятся "разоблачители исторических мифов"?

 

Я думаю - вот почему. Россия - страна героев. Наша историческая судьба определила особый русский тип стойкости. Высшее ее проявление - жертвенность. И 28, и Зоя, и Матросов, и молодогвардейцы, и далее - все это святые мученики вне религиозного контекста. Это наша духовная матрица. На примерах и именах этих гражданских святых держится национальная идентичность, по большому счету - гражданское и историческое единство страны.

 

Вы думаете, вокруг 28, Зои, Матросова ведутся споры серьезных историков? Нет! Ученые знают - нет никаких оснований для серьезных научных споров. Споры эти имеют смысл не научный, а идеологический. Можно сколько угодно надувать щеки, изображая из себя борца за историческую истину, против "советской мифологии", etc… Но по сути все это борьба за свое материальное сложившееся благополучие, за право диктовать аудитории выгодные для себя ценности, которые все как-то никак не желают совпадать с ценностями народными. Не хочу далее писать о Крыме, Донбассе, мулькультурализме, исторической толерантности, всепростительности, "мошне", которая хранится не дома, в общем, о том, что вы и так прекрасно понимаете… Вернемся к "Смершу".

 

Заверил "Смерш"

 

А тогда, в 1942-м, пока тянулось дело, контрразведка нашла еще одного живого панфиловца. В заветной папке есть и его показания.

 

Рядовой Васильев в плену не находился, на афериста не походил ("подозрений на афериста не вызывает"), был контужен и простоват ("заехал домой к своей жене, была удивлена моим появлением, так как не считала меня в живых"). А еще он был удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно). И очень точно пересказывал ход боя до своей контузии.

 

Еще один важный текст.

 

"Секретно АВТОБИОГРАФИЯ Красноармейца Ашхабадского пересыльного пункта т. ВАСИЛЬЕВА Иллариона Романовича

 

…Под утро 16 ноября 1941 года немцы повели наступление на нашу оборону, сперва началась бомбежка с самолетов противника, главным образом по правому флангу… политрук т. КЛОЧКОВ приказал выйти из окопов в проходимые щели и сказал нам, что мы остались одни на рубеже, отходить не будем, а будем драться до последнего...

 

Через полчаса двинулась немецкая пехота автоматчиков, мы подпустили их на 30-40 метров, открыли огонь, уложив более 70 человек, заставили их отступить. После этого на нас пошли немецкие танки, их было приблизительно 20-25 штук. После получения команды подготовить связки гранат, заложить запалы в противотанковые гранаты и подготовить бутылки с горючей жидкостью, мы, подпуская танки, которые двигались то слева, то справа, то с середины, примерно 7 метров подползали к танкам и под гусеницы подкладывали связки гранат, а в щели экипажей танков бросали бутылки с горючей жидкостью. Мы уничтожили большую группу танков. Помню, что в моем конце на левом фланге, где находился я, было подбито пять танков.

 

После того как была отбита первая танковая атака, против нас двинулись еще до 30 немецких танков, эту колонну танков противника мы тоже встретили с боем. Я не помню, чем окончилась эта операция, так как был сильно контужен в левую сторону, пришел в сознание в госпитале Орехово-Зуево… мне залечили контузию и четыре ранения в бок, в ногу и два ранения в руку.

 

ВЕРНО: НАЧ 6 ОТД ОО НКВД 53-Й ОСАА

 

Мл. лейтенант госбезопасности (подпись)". Сентябрь 1942.

 

Израненный герой даже воспроизвел слова Клочкова - практически "Отступать некуда". Кривицкому позже инкриминировали, что он их выдумал.

А самый последний лист - вот этот.

 

"Справка. В деле подшиты материалы расследования и сообщения по расследованию. Лиц, подлежащих взятию на оперативный учет по материалам дела, не имеется. Зам. нач. отделения Гл. упр. контрразведки "Смерш". Майор (подпись)13/XII 44 г."

 

Изучили, разобрались, закрыли дело и никого наказывать не стали. Не за что, оказалось: ну, есть некоторые неточности, есть творческие преувеличения.

 

Но это на бумаге. А в жизни был великий подвиг.

 

Зимой 41-42-го "история о 28" стала известна всей стране.

 

И когда шагнул из окопа первый боец, держа их подвиг в сердце, а изданную миллионным тиражом, отдельной тонкой книжечкой статью Кривицкого - в кармане гимнастерки, шагнул - навстречу смерти и бессмертию, все журналистские неточности и преувеличения перестали что-то значить.

 

И в стране еще одним героем-панфиловцем стало больше.

 

И стали "панфиловцами" - миллионы.

Акорда реализует патриотический проект – поставить национализм на службу обществу – казахстанский эксперт

Научный труд главы государства в обществе вызвал резонанс. Для чего Акорде этот серьезный историко-культурологический проект? Об этом рассказал политолог Данияр Ашимбаев.

 

 

Мифов больше, чем правды

 

  • чего ждем от крупного проекта?

– Надо смотреть на это с двух ракурсов – общего и внутриполитического. Тот курс истории, который шел в школах и университетах, был основан, как президент сказал, на европоцентричности системы мира. Приоритет отдавался европейской цивилизации – от древней Греции до современных Западной Европы и США. А историю Казахстана преподавали по остаточному принципу. Народы, населяющие Казахстан, культурно и генетически больше подходят к цивилизации восточной.

 

Но поскольку находимся на стыке Европы и Азии, живем по экономическим законам западной цивилизации, имея при этом восточные менталитет и сущность власти, многие поколения историков пытались найти какой-то баланс. Но из-за политизированности этого вопроса все новые и новые поколения учебников писались в прежнем идеологическом дискурсе.

 

Мы хорошо знаем историю США, Великобритании, Германии и Греции. Но плохо знаем, что было здесь, у нас. А на самом деле, даже без приписывания особых заслуг кочевой цивилизации, секреты сегодняшних проблем или вопросы ближайшего будущего во многом кроются в прошлом.

 

У нас даже набор культурных кодов, о которых много говорят, запутан и противоречив, что чтобы понять, кто мы такие, нам нужно самим разобраться с историей. И делать это нужно без чрезмерной мифологизации с одной стороны, чтобы не создавалось впечатление, что в древнем Казахстане жили исключительно великие батыры и мудрые бии. Ведь вызывает определенный диссонанс, когда на фоне бесстрашных героев-победителей те же самые историки говорят, будто казахов все обижали. Джунгары, Российская империя, Советский Союз и так далее. То есть с одной стороны, получается, у нас закладывается мания величия, а с другой – комплекс неполноценности. Новые подходы в истории не позволяют найти золотую середину.

 

А ведь история несет не только идеологическую, но и воспитательную функцию. Советская школа была построена на примерах героизма. Не только воинского, но и трудового.

 

Бить по прошлому легко, оно не ответит

 

– Советскую историю вообще сейчас принято склонять по всем падежам по националистическим соображениям. Тоже авторы учебников виноваты?

 

– Кто призывает отказаться от достижений советского времени, а к истокам в этом плане возвращаться не помешало бы, не сдает при этом на склад свои айфоны и компьютеры и автомобили и не бросает благоустроенный особняк в центре города.

 

Нельзя выбросить из истории тот прорыв, который был достигнут в советское время. Разведанная таблица Менделеева, мощная промышленная база, инфраструктура, социальная сфера, образование и наука. Количество введенных в эксплуатацию новых предприятий за годы независимости на этом фоне сильно теряется. Понятно, что нужно что-то делать.

 

Проблема исторического национализма существовала всегда. Это явление не постсоветское. В казахской и других интеллигенциях республик Союза было так заложено – нужны традиции. И тут снова начинались разговоры о языке, истории, культуре. С элементами «плача Ярославны», само собой.

 

Появление массовой грамотности, полиграфической промышленности, развитие СМИ – все это достижения как раз советского периода, но интеллигенция предпочитала ориентироваться на более древние традиции, потому что никому не хотелось начинать свою историю с 1917 года. Искались корни, великие предки. В то же время происходила национализация истории и культуры. Собственно, так в советскую идеологию и вписали предания о батырах, биях и так далее.

 

История способна ссорить

 

– И это все происходило под контролем государства?

 

– Политических элит, а не государства. История с тем же появлением книги «Аз и я» Олжаса Сулейменова, где поэт, ранее не замеченный в увлечении филологией и имеющий геологическое образование, вдруг стал автором первого казахского бестселлера о роли тюрков в истории. И Кунаев его прикрыл. Книга была издана и оказалась практически в каждом доме.

 

В те же годы на соответствующие темы выходили романы и Ильяса Есенберлина, и Ануара Алимжанова, и Шерхана Муртазы. Но там речь шла не столько о трудовых подвигах казахского советского народа, сколько о великих предках от Золотой орды до Кенесары. На то был скрытый идеологический наказ сверху, где упорно искали корни в древних вопросах. И так было не только в Казахстане, но и на территории всех союзных республик.

Взаимоотношения историй национальных и историй общегосударственных всегда проблематичны.

 

В раннее советское время была установка «Россия – тюрьма народов», которая «опускала» славян и поднимала вверх всех остальных, затем вернулись к определенной русскости в стране в целом и советскому национализму – в республиках. Республики в свою очередь «воспитывали» свои национальные меньшинства в том же духе (абхазы, курды, уйгуры, дунгане). Это породило в годы перестройки множество межнациональных конфликтов, которые до сих пор не могут урегулировать.

 

Сто трактовок одного события

 

– Сейчас опускается проблема жестокости нацизма, но при этом идет демонизация Сталина. Нездоровая тенденция, не так ли?

 

– Германия является не просто органичной частью Запада, но и одним из ключевых игроков. И для единства Запада никто не считает нужным тыкать немцев в ошибки предков. Как лишний раз у нас в советской истории не вспоминали про то, что творили те же румынские и венгерские солдаты в Великую Отечественную войну – все-таки братские народы стали, члены СЭВ и ОВД.

 

Многие элементы из мировой истории аккуратно убирались по политическим соображениям. И в итоге после нескольких таких чисток никто о реальных событиях уже не вспоминает. Да и не хочется.

 

Этногенез современных казахов порождает определенные парадоксы в истории. Классический пример – оборона Отрара. С одной стороны, и в составе монгольской армии сражались будущие казахские племена, и Отрар защищали будущие казахские племена. И те, и другие стали частью казахской нации. И в итоге что отмечать? Героическую оборону Отрара или его героическое освобождение? Где-то это даже смешно, а вопрос такой возникает.

 

Или восстание Кенесары. Понятно, что Кенесары отстаивал свои чингизидские претензии на власть, нежели права казахов, не хотевших быть в составе Российской империи. Не все казахи его поддержали, а многие с ним воевали. И уже тем более вряд ли киргизы будут считать его героем освободительного движения. Для них – он грабитель и оккупант. В киргизской энциклопедии Кенесары отмечен, как главарь банды, грабившей киргизские аулы. И с их точки зрения он был совершенно заслуженно пойман и казнен. Откуда и пошла знаменитая история с черепом. Видите, какими разными бывают трактовки одних и тех же событий истории?

 

При этом, большинство наших историков – работники идеологического фронта. Какую тему им поручили отработать, ту они и отработали. И такой идеологический заказ государства сложно назвать объективным, но – нужным, да. Это касается общего цивилизационного подхода. У нас есть масса дыр в истории, и любой факт имеет сотни трактовок. Президент так и говорит, что на вещи нужно смотреть не с одного боку, а взвешенно.

 

Фантазеры и историки — разные люди

 

– Кто будет переписывать историю? Титулованные академики из наших научно-исследовательских институтов?

 

– По правде говоря, наработок у наших ученых предостаточно. Но все их усилия брошены на историю идеологическую. Помнится, в рамках программы «Культурное наследие», которую курировал Имангали Тасмагамбетов, было сделано немало. Издана масса литературы, документов, а потом все эти наработки были благополучно забыты.

 

– Не «передерется» наша историческая элита, когда будет исполнять поручения по статье президента?

 

– По сути, эта публикация – это квинтэссенция современной казахстанской исторической науки. Обо всем этом уже писалось и академическими учеными, и представителями «фолк-истории». Многие восхищаются Гумилевым, но он просто умел хорошо подавать материал. Почитайте Гумилева и почитайте текст учебника школьной истории. Это ж тоже важный аспект. При этом многие его теории не подтверждены или являются дискуссионными. Однако из любви к Гумилеву это остается за рамками.

 

Он смотрел на столкновение Руси и Орды не только с точки зрения Руси, но и с точки зрения Орды. А это уже немного больше, чем было у старой школы. У нас много «интересных» авторов. Я уже молчу о тех, кто приписывает древним казахам основание Рима, Вавилона и даже Китая. А такой литературы выходит много. И люди не сильно загружаются аргументацией. Кто-то кому-то что-то по секрету сказал, и это реально используется как аргумент в споре. Или фраза «это не миф, а наш фольклор».

 

Есть факты, а есть — политика

 

– Ну поэтому история и не является точной наукой, там сколько историков, столько и мнений.

 

– Тренд искать скрытые факты иногда уходит в придумывание таких фактов. Мы не можем до сих пор решить, что было в декабре 1986 года. Хотя явление было очень недавно, живы почти все очевидцы и участники. Но есть политическая оценка, а есть набор фактов, которые в нее не совсем вписываются. В силу понятных причин глубоко копаться здесь никто не хочет. На этом фоне еще сложнее говорить о V или XV веках. Чем больше мы знаем о прошлом, тем больше возникает вопросов – здесь ли появились наши предки или они пришли откуда-то? Где корни, каковы были пути миграции, какая цивилизация была первой и как повлияла на остальные. С каждым годом та картина, которую мы учили в школе, подвергается ревизиям. Даже популярная теория о происхождении человечества из Африки, политкорректно признанная в свое время базовой, сейчас подвергнута сомнению.

 

– И только мы утверждаем, что цивилизация возникла у нас.

 

– На самом деле, речь идет не о том, что цивилизация возникла у нас. Были шумеры, цивилизации возникали в Китае, Египте, Америке, и у каждой есть свои достижения. Естественно, и на территории Казахстана шли важные процессы.

 

Казахстан вполне мог быть центром зарождения коневодства, именно здесь могли изобрести стремя. Но оно могло быть одновременно в ряде стран. Тем более достижения в металлургии – нам сам бог велел. Наши недра так набиты полезными ископаемыми, что мы до сих пор не можем все выкачать и продать.

 

Нельзя сказать, что на территории Казахстана не было цивилизации или она была отсталой. С другой стороны, есть вопросы исторической преемственности. Удревлять казахскую историю не нужно. Народы, жившие здесь, и народы, вошедшие в состав казахов, имели свою отдельную историю. Были годы и даже века процветания, были периоды упадка. Мерить надо не по вершинам, но по медиане.

 

Смотреть на героя глазами побежденного

 

– Многие национал-патриоты считают себя историками. Будут они участвовать в президентской программе?

 

– Государство периодически привлекает эту категорию во власть, в идеологический аппарат. Знаем примеры из 90-х годы, 2000-х, и сейчас активно происходит. Цель – чтобы их позиция, влияющая на массовое сознание, не мешала общему делу. А общее дело – это межнациональное согласие, стабильность, развитие, интеграция. Это та сфера, где каждый шаг рассматривается под микроскопом и вызывает критику.

 

Разворот на Запад физически не возможен, потому что мы – люди восточные. И во многом мы еще люди советские. Безусловно, западный тренд проникает к нам, но при этом существует большое влияние России. У нас была общая история, общая цивилизация и общие достижения. Их можно оспорить, по ним можно дискутировать, но не признавать их нельзя.

 

Простой пример: мы легко приняли постулаты Гумилева о союзе Руси и Орды, но имперский и советский период однозначно многие записывают в разряд колонизации и даже геноцида. А для русских историков, напротив, термины «монголо-татарское иго» и ускоренное социально-экономическое развитие восточной и южной частей СССР являются базовыми.

 

Понятно, что Москва нервно реагирует на какие-то поиски новых историй, хотя у них тоже есть определенные проблемы с историей. Та же история нормандского происхождения Киевской Руси. Никто не хочет, чтобы их древнюю цивилизацию основали пираты-викинги.

 

Здесь сколько угодно можно тыкать фактами и ролью тюрков в истории России и ролью русских в истории Казахстана. Но однозначно – они еще до конца не изучены. Мы слишком долго жили вместе и зачастую вместо нормального анализа ситуации, который, на мой взгляд, намного позитивнее, мы ударяемся только в перегибы и трагические события.

 

Цена уплачена

 

– Вы про голодомор и репрессии конца 1930-х?

 

– Да. А что к ним привело, кто их проводил и какими были последствия, все время остается за бортом. Мы на историю смотрим с точки зрения современных гуманистических и политологических взглядов, а не во всех эпохах для этого было место.

 

Мы восхищались подвигами Чингисхана, который завоевал практически полмира. Но не смотрим на эту ситуацию глазами тех народов, которые он завоевал.

 

Так же и советская модернизация, коренным образом изменившая жизнь казахского и других народов, делалась более чем жесткими методами. Рубцы от них не затянулись по сей день. При этом мы принимаем их последствия, они часть нашей жизни, нашей истории, нашего будущего. Цена была большой, но она уплачена, и выставлять задним числом счета кому-либо – тупиковый путь. Историю нужно понять, принять и извлечь из нее уроки.

 

Поиск объективной реальности всегда очень сложный и мало кому нужный. Народу нужны герои, чтобы ими восхищаться. Народу нужны жертвы, чтобы им сопереживать. Не всегда ему нужны «тенденции». Значит, государство аккуратно должно проводить линию, при которой роль и героизации, и негативизации истории не должны сказаться отрицательно на сегодняшней ситуации.

 

Государство формирует новую идеологию

 

– Акорда периодически издает различные исторические документы.

 

– Государство, исходя из своих принципов, должно формулировать, что хорошо, а что плохо. История – наука идеологическая.

 

Мы уже отдавали на долгое время историю на откуп доморощенным псевдоспециалистам. Что из этого получилось – увидели. Великие батыры и бии, казахи Будда и король Артур, с одной стороны, и тотальный геноцид казахов – с другой. Это нам нужно сейчас? Есть ли в этом задел для будущих поколений? Думаю, нет.

 

Поэтому Акорда пытается осуществить собственный патриотический проект – поставить национализм на службу внутренней политике. Иногда это получается, иногда – нет. Инструментарий обычно основан либо на вовлечение кадров во власть для взаимного перевоспитания, либо на определенных корректировках курса в сторону национализма, пантюркизма или «духовности». Либо – просто – на бюджетных вливаниях. Последнее, в принципе приветствуется, но всех аппетитов не удовлетворишь.

 

Мы видим, что при этом националистическое движение толком не вызрело. Если посмотреть на историю как 90-х, когда существовали «желтоксаны», «алашы», «азаты» и занимались исключительно скандалами и расколами, так и сейчас возникают какие-то формы, которые толком оформиться не могут и существует только при помощи государства.

 

Не ошибается тот, кто ничего не делает

 

Потому что все-таки публицистов и ораторов у нас много, все считают себя лидерами. Организаторов толком-то нету. Здесь мы возвращаемся к сути интеллигенции: ведь раньше условно были интеллигенция научно-техническая и интеллигенция творческая. Первая, отражавшая курс на развитие, пропала в 90-е, а вторая тихо заняла ее место, присвоив себе права «совести нации».

 

Опять-таки есть тема трайбализма, которую никто не хочет обсуждать, но которая довлеет над многими процессами. Но это тема отдельного разговора.

В этой связи государство вынуждено самому себе формировать и правую оппозицию, и левую оппозицию, и патриотические структуры, забывая при этом про движение вперед. Это объективно существующая реальность. «Семь граней Великой степи», о которых написал президент, это не только направление идеологического дискурса, но и призыв к людям заняться более серьезным подходом в изучении истории.

 

Мне понравилось, что президент сказал о необходимости и архивных поисков, и археологических. Без кампанейщины. Мы помним, как после статьи про «модернизацию сознания» сразу во всех областях археологи начали срочно отчитываться перед акиматами об обнаруженных городищах и очередных золотых человеках.

 

Понятно, что исторические поиски у кого-то вызывают вопросы, политические маневры – критику. Не ошибается тот, кто ничего не делает.

 

Надо понимать, что есть определенная инерция и госаппарата, и массового сознания. И какие бы маневры ни происходили, воевать за них на общественных началах, потратив лучшие годы своей жизни, никто не собирается.

 

Статья президента нуждается в серьезном исполнении, без ставшего привычным полного отрицания советского прошлого. Новая государственность нуждается в новых символах и новом понимании старых. Если государство этим не будет заниматься, этим займется общественная самодеятельность, а наша общественность сами знаете, до чего может дойти.

Атамбаев промахнулся: итоги первого года президентства Сооронбая Жээнбекова

Год назад – 24 ноября 2017 года – Кыргызстан напутствовал своего очередного президента. Вступление Сооронбая Жээнбекова в должность главы киргизского государства сопровождалось бурной полемикой вокруг вопроса: а того ли мы избрали? Алмазбек Атамбаев, сдававший президентский пост, отсеял все сомнения и благословил своего ставленника, пожелав, чтобы Всевышний сохранил его «от бедствий и клеветы врагов», «от мнимых друзей и вражды» и чтобы стал он лидером и принес киргизстанцам счастье.

 

Прошедший период был настолько бурным, что в первую годовщину президентского правления Жээнбекова в Киргизии вновь оценивали его лидерские качества и сопоставляли данные ему напутствия с уровнем достигнутого счастья. Показалось, что неудовлетворенность своими лидерами у наследников Манаса становится традицией.

 

Лидер нации лидирует

 

К годовщине восхождения С. Жээнбекова на президентский пост в республике подготовились все: госструктуры Киргизии распространили в СМИ материалы с итогами деятельности главы государства, аналитики, исходя из анализа президентского правления, поделились выводами и прогнозами. Отношение к деятельности своего преемника выразил А. Атамбаев. И, судя по заявлениям, надежды экс-президента не сбылись, и он явно недоволен собственным выбором. Причиной тому, по мнению экспертного сообщества, послужил провал желания через ставленника сохранить влияние в стране. О попытках сделать через третьих лиц из действующего президента ведомого руководителя поведал сам С. Жээнбеков.

 

В этой связи, вероятно, следует искать причины откровений Алмазбека Шаршеновича, сделанных в интервью киргизскому телеканалу «Апрель», которому было заявлено, что сменщик «идет дорогой Бакиева», а он, Атамбаев, не хочет, «чтобы снова вернулись бакиевские времена», «чтобы наша страна потеряла ту дорогу, которую мы нашли». Поэтому автор двух киргизских революций убежден, что руководство республики пытается очернить его доброе имя. «Просто задача стоит такая – полить грязью все, что было сделано при Атамбаеве, – в сердцах произнес экс-глава государства. – Чтобы полить грязью Атамбаева, все хорошее марают. У людей убивают веру в хорошее, веру в будущее».

 

Для этого, считает Атамбаев, в стране развернута борьба с коррупцией, которая является показухой, точно так же велась она и раньше – при Акаеве и Бакиеве. Но все делалось для видимости. «Если кто-то воровал – сажайте! – изрек экс-президент. – Но кто раньше воровал по-крупному, тот и сейчас ворует. Все таможенники знают, вся элита знает, кто сегодня рулит таможней и финполом, и налоговой... Задача-то у властей другая, оказывается: бороться не с коррупцией, а с Атамбаевым». 

 

К сожалению, имена главных коррупционеров – «суперворов», продолжающих, по сведениям экс-президента, тянуть из государственного бюджета миллиарды, остались им не названными. Инициатива Атамбаева – «сажать» – оказалась запоздалой, «посадки» начались значительно раньше. Причем в числе задержанных и подозреваемых в коррупции оказались люди из ближайшего окружения экс-руководителя страны. Это как раз сегодня и ставится в вину нынешнего: посадили, да не тех.

 

Президент утверждает, что борьба с коррупцией, став для него приоритетным направлением деятельности, дается нелегко, но в ней не стоит искать политическую подоплеку. «Мы чувствуем сильное противостояние, – признался Сооронбай Шарипович в беседе с корреспондентом информационного агентства 24.kg, – но интересы государства превыше всего».

 

После февральского заседания Совета безопасности, инициированного Жээнбековым с целью принятия мер в борьбе с коррупцией в судебных, правоохранительных и надзорных органах страны, в списки подозреваемых в коррупции попали 35 высокопоставленных должностных лиц.

 

Общественность республики давно заприметила, как поссорились Алмазбек Шаршенович и Сооронбай Шарипович. Настроение соотечественников на прошедшем 24 ноября в Бишкеке курултае «Кыргызстан: вчера, сегодня, завтра» по-народному доходчиво передал общественный деятель Азимбек Бекназаров. «Сооронбай Жээнбеков сделал очень неприятный, но очень важный шаг, – сказал оппозиционный политик, пытаясь рассудить бывших соратников. – Он окончательно освободился из-под влияния экс-президента Алмазбека Атамбаева, который предложил его на пост главы государства и поддерживал в этом. И этот шаг, с одной стороны, в кыргызском менталитете восприняли как "нельзя плевать в колодец, из которого пьешь", но, с другой стороны, расценили как "он стал президентом не одного человека, не одной партии, а истинно всенародным президентом"».

 

С другой стороны, кто имеет право осуждать президента страны за то, что он стал лидером нации, к чему, в общем-то, и призывал президент Атамбаев год назад? В этом многие усматривают главный итог первого года президентского срока Сооронбая  Жээнбекова.

 

Потеряв лидерство и надежду на продолжение своего курса, Атамбаев сожалеет о сделанном им же в 2017 году выборе: «И иногда действительно думаешь: почему я все эти годы его опекал и тащил, ведь реально-то, что сделано?»

 

Продолжая путь киргизского кочевья

 

Борьба с коррупцией, по признанию С. Жээнбекова независимому информационному агентству 24.kg, является частью мер по восстановлению доверия народа к власти. Он считает, что в прошедшие годы накопились недочеты, но хорошие дела, начатые раньше, будут продолжены. «В стране, – говорит президент, – должна быть преемственность». Но существует одно «но», которое глава киргизского государства учитывает: «Правители, президенты приходят и уходят, а народ и его многовековое историческое кочевье остается. Именно этот путь я продолжаю и продолжу».

 

Чувствуется, что Жээнбеков хочет продолжить путь киргизского кочевья с его сплоченностью, единством целей и общностью дел, стремлением к справедливости, что по преданиям поддерживалось во все времена мудростью лидеров. «Это путь страны, народа, который несет свое начало от наших предков» – таково глубокое убеждение нынешнего киргизского лидера.

 

Стремясь возродить вековые традиции, глава киргизского государства предлагает обществу сделать шаги к сплочению. Встречаясь летом с представителями гражданского сектора, он высказал пожелания «видеть гражданское общество как основного партнера в борьбе с коррупцией», а также внедрить в регионах «социальные, развивающие проекты, инициативы граждан».

 

Во время недавней встречи президента с бывшими премьер-министрами и спикерами Жогорку Кенеша был поднят вопрос об амнистии для осужденных политиков. Рассказывая об этом, бывший председатель парламента Мукар Чолпонбаев отметил: «Вопрос о задержанных политиках сначала поднял Медеткан Шеримкулов, потом Абдыганы Эркебаев, об этом говорили несколько человек. В ответ было сказано, что "скоро будет амнистия". Когда? Неизвестно. Это делается в интересах государства и достижения согласия. Президент сказал, что согласен с этим и работа в этом направлении ведется».

 

Оценивая шаги президента на фронте сплочения разобщенной политической элиты, политолог Марс Сариев считает, что «эта инициатива – некая превентивная мера против недовольства общества, мобилизации оппозиции». Ко всему прочему эксперт предлагает «объединить прогрессивных личностей, которые могли бы продвигать реформы».

 

Для продвижения реформ у нынешней власти Киргизии есть масса поводов. По данным Национального статистического комитета за 2016 год, четверть населения Киргизии, то есть 1,5 млн. человек, проживает за чертой бедности. Принимая во внимание настораживающие цифры статистики, провозглашенный Жээнбековым тезис – «государственная власть должна заботиться и поднять уровень именно бедных» – имеет максимальные шансы получить поддержку у населения страны. Правда, для этого предстоит еще устранить механизмы торможения.

 

Но прагматичность у киргизского президента все же присутствует. Лучшее подтверждение – например, стремление реализовать идею развития регионов на старте президентской карьеры. Ее воплощение в жизнь началось с объявления 2018 года Годом развития регионов. По замыслу реализация проекта обернется решением целого ряда социальных проблем: созданием рабочих мест, снижением внутренней и внешней миграции, развитием дорожно-транспортной инфраструктуры, укреплением экспортного потенциала регионов, созданием условий для поддержки малого и среднего предпринимательства, привлечением инвестиций, направленных на экономическое развитие регионов.

 

Объявляя о запуске проекта, Жээнбеков напомнил, что в бытность его премьер-министром были разработаны и приняты Концепция развития регионов, Стратегия обеспечения населения питьевой водой и Программа улучшения ирригации в стране. Им суждено стать основой проекта развития регионов.

Трудность осуществления задуманного заключается в наличии механизмов торможения. В предшествующие годы, по словам президента, «инвестиционный климат не смог достичь необходимого уровня». «Из-за коррупции многие инвестиции ушли в другие страны», – заявил Жээнбеков, выступая 27 июня на заседании Жогорку Кенеша Киргизии с посланием.

 

Он констатировал: «За четверть века экономика страны не смогла добиться нужного устойчивого развития… Не была обеспечена сохранность исполнения договоренностей. Были откровенные факты рейдерства, а на то, что в нашем обществе начал поднимать голову криминалитет, закрывались глаза».

 

Директор Центра политико-правовых исследований Тамерлан Ибраимов оценил первый год президентства С. Жээнбекова, как относительно успешный. «Президент, – высказал мнение эксперт, – оказался более прогрессивным и продвинутым, чем изначально предполагалось. В целом его ключевые шаги и инициативы общественность восприняла позитивно. Нацеленность на консолидацию общества и антикоррупционные меры получили особую поддержку».

 

Впрочем, у общественности к президенту до сих пор остаются вопросы по поводу его слов: «В Кыргызстане мечетей больше, чем школ! Это хорошее явление!» Это вносит сомнения: туда ли пойдет Кыргызстан? Ведь развивать экономику страны, двигать проекты могут люди, вооруженные глубокими научными знаниями и практическими навыками, изначально получаемыми в школе.

 

Кого ждет «кетсин»

 

Как уже сказано выше, в первую годовщину вступления Жээнбекова в должность президента в Бишкеке собрался курултай общественных, политических и патриотических сил. Его решение гласит: работу Жээнбекова за год президентства признать удовлетворительной.

 

Что касается Атамбаева, то курултай высказал предложения лишить его неприкосновенности, создать спецкомиссию, которая изучила бы источники его доходов, а также принять меры, чтобы бывший глава государства не смог покинуть страну. В вину ему ставятся «обширные политические репрессии», подавление свободы слова, превращение страны «в игрушку, развитие которой зависело от настроения» экс-президента.

 

Да и Жээнбекова участники курултая не только похвалили, но и пожурили. Бывший генпрокурор Азимбек Бекназаров сделал замечание: «Борьба президента с коррупцией заслуживает поддержки, но эта борьба идет выборочно и похожа на партизанскую войну».

 

Тем не менее опальный в эпоху Атамбаева экс-мэр Бишкека Нариман Тюлеев предложил поддержать действующего президента и дать ему время для работы. Так и сказал: «Предлагают дать ему время до 2019 года, но я предлагаю продлить срок до 2020 года и поддержать его». Фактически остался год!

 

Простые киргизстанцы надеются, что уход с поста президента под возгласы «кетсин» (вон, прочь), как это было у Акаева, Бакиева, а теперь и у Атамбаева, не станет традицией. Будем ждать новых итогов.

Алтын или рубль? Тернистый путь к евразийской валюте

Евразийская экономическая интеграция и платежеспособность нацвалют в ЕАЭС испытывают возрастающее давление мировой конъюнктуры, особенно сырьевой. Как и ужесточения антироссийских санкций Запада, распространяющихся также на все страны, сотрудничающие с Россией. Как следствие, усложняется решение многих вопросов, впрямую влияющих на интеграционные процессы в регионе. Пожалуй, таковы основные оценки XIII Международной конференции «Евразийская экономическая интеграция», состоявшейся на днях в Москве.

 

«Лидия Коваленко – художник, поэтесса, патриот». Презентация литературного проекта в селе Койлык

Презентация литературного проекта «Лидия Коваленко – художник, поэтесса, патриот» состоялась 29 ноября 2019 года в средней школе имени Магжана Жумабаева села Койлык Алматинской области.  

 

На суд жюри была представлена работа, посвящённая творческому пути и биографии известной казахстанской поэтессы и художницы Лидии Коваленко, над которой трудились старшие школьники. Они изучили документы и работы разных лет, задали интересующие их вопросы самой героине исследования. В презентации были использованы известные работы художницы, часть из которых была подарена ею родной школе. В исполнении ребят прозвучали известные поэтические строки Лидии Коваленко.  

 

Лидия Васильевна Коваленко родилась в меле Антоновка (ныне это село Койлык) в семье педагогов. Архитектор по образованию, она проявила интерес к живописи. Технику «тёплый иней», в которой работает художница, специалисты называют «мировой революцией» в акварельной живописи. Работы мастера находятся в музеях и частных коллекциях Ватикана, Франции, Японии, России и, конечно, Казахстана. За вклад в развитие культуры Лидия Коваленко удостоена звания « Заслуженный деятель культуры Республики Казахстан». 

 

Лидия Васильевна популярна в Казахстане не только как художница, но и как поэтесса и общественный деятель. Её стихи входят в школьную программу по литературе. Такие произведения как «Отлучи меня от Казахстана», «Я – дома», «Моя Джунгария», «Моя казахско-русская душа» и другие много лет звучат на литературных вечерах и с экранов телевизоров. О художественном и поэтическом  творчестве Лидии Коваленко сняты фильмы и написаны научные статьи. 

 

Подводя итоги обсуждения проекта, член жюри, консул Генерального консульства Российской Федерации в Алма-Ате Ирина Переверзева рассказала авторам о своих встречах с Лидией Коваленко и об её участии  в программы представительства Россотрудничества в Республике Казахстан «Рождённые в СССР».  

День матери в Алматинской области

Праздничный вечер, посвящённый Дню Матери, состоялся 29 ноября 2018 года в селе Койлык Алматинской области. Жители многочисленных сёл и деревень Сарканского района собрались в Доме культуры, чтобы принять участие в чествовании матерей и посмотреть премьеру мюзикла «Сватовство невесты». 

 

Со словами приветствия к собравшимся обратилась консул Генерального консульства Российской Федерации в Алма-Ате Ирина Переверзева, которая сердечно поздравила всех матерей алматинской области. Она рассказала о празднике, который отмечается в России с 1998 года, и отметила, что материнство и любовь к детям – это то, что объединяет жензин всех стран и континентов. Ирина Переверзева также вручила Медаль «За любовь и верность» семье Сагадиевых, активистов Татарского этнокультурного центра Сарканского района, проживших в браке более 30 лет. 

 

Гости праздника с интересом посмотрели мюзикл «Сватовство невесты», поставленный творческим коллективом из Койлыка «Зарянка». Сюжет спектакля основывается на свадебных традициях русского народа. Зрители узнали о том, что такое сговор, сватовство, девичник, проводы невесты. Они не только с интересом смотрели на сцену, но и сами принимали участие в действии, отвечая на вопросы ведущих, проводя аналогии между русскими и казахскими обычаями, исполняя отрывки из знакомых с детства песен и танцев. 

 

Авторы постановки не только воссоздали на сцене быт русской крестьянской семьи и убранство дома, но и вплели в рассказ об обрядах русские народные песни и композиции казахстанских и российских композиторов. Зрители с восторгом встречали исполнение таких хитов как «А он мне нравится» Владимира Шаинского на стихи Александра Жигарева, «Малиновый звон» Александра Морозова на стихи Анатолия Поперечного, «Я люблю тебя до слёз» Игоря Крутого на стихи Игоря Николаева.  

 

В заключение вечера в исполнении всех участников концерта прозвучала песня композитора Стаса Намина на стихи Игоря Шаферана «Мы желаем счастья вам», которую подхватил весь зал, стоя приветствовавший любимых артистов.  

«Мюнхен-1938». Историческая реконструкция в Алма-Ате

Историческая реконструкция «Мюнхен-1938»  состоялась 27 ноября 2018 года в Музее боевой и трудовой славы средней школы № 32 Алма-Аты. Старшеклассники на основе исторических документов и мемуарной литературы попытались восстановить события далёкого 1938 года. 

 

Участники реконструкции не только рассказали о том, как проходило обсуждение и подписание Мюнхенского соглашения, но и познакомили зрителей с биографиями исторических деятелей, принимавших участие в заседании, решение которого стало «спусковым крючком» для начала Второй мировой войны. Эпиграфом для реконструкции стали слова Уинстона Черчилля, который, как известно, резко отрицательно относился к Мюнхенскому решению: «Между войной и позором Англия выбрала позор, получив потом и войну». 

 

В ходе обсуждения, в котором, помимо школьников, приняли участие учитель истории средней школы № 32 Зухра Бердигожина и приглашённый эксперт, консул Генерального консульства Российской Федерации Ирина Переверзева, затрагивались такие важнейшие вопросы как: можно ли решать судьбу целых стран, не принимая во внимание мнение их правительств и  народов; почему в конце тридцатых годов руководители ведущих европейских стран заигрывали с фашизмом; какой была позиция Советского Союза и почему он не был допущен к переговорам; какие страшные последствия для всего мира имели решения Мюнхенского сговора. 

 

Подводя итоги, ребята отмечали, что в ходе подготовки к исторической реконструкции, они узнали для себя много нового, ознакомившись с дополнительной литературой, посмотрев информационные программы, пытаясь осмыслить происходившее в те далёкие годы.  

 

Мюнхенское соглашение о разделе Чехословакии  было подписано 30 сентября 1938 года представителями Великобритании (Невилл Чемберлен), Франции (Эдуард Даладье), Германии (Адольф Гитлер) и Италии (Бенито Муссолини). Согласно соглашению, целостность Чехословакии была разорвана, страна была вынуждена передать около 20 % своей территории Германии, Венгрии и Польше, потеряв при этом более 20% территории, 33% промышленного потенциала и более 5 миллионов граждан.  

Россия должна нарастить своё присутствие в Казахстане: интервью

Международная конференция «Казахстан-Россия: горизонты стратегического развития» прошла накануне в посольстве Казахстана в России. О том, какие актуальные для Казахстана проблемы были подняты в ходе встречи, мы поговорили с постоянным автором ИА REGNUM, директором по науке Института по вопросам безопасности в Центральной Азии Маратом Шибутовым.

 

- Периодически возникают опасения о возможном отдалении Казахстана от России. Что же все-таки сейчас Россия для Казахстана?

 

- В первую очередь, окно в большую науку, культуру и искусство. На русском языке издаётся огромное количество научно-технической, медицинской, военной, прикладной, популярной, историко-культурной литературы. Это огромный массив информации, который вряд ли когда-нибудь будет переведён, скажем, с японского или норвежского на казахский язык. Поэтому для нас так важно знание русского языка. Это язык не только межгосударственного общения на пространстве СНГ, но язык получения и обогащения своих знаний, язык доступа к информации. А сколько зарубежных сериалов, кинофильмов переведено на русский язык, и они стали достоянием также и казахстанского зрителя. Наконец, Россия — это родина великих писателей, композиторов, поэтов, художников. Достоевский, Гоголь, Чехов, Толстой, Шолохов, Чайковский, Рахманинов, Шостакович — эти люди являются неотъемлемой частью не только русской культуры, но и всего человечества, мировой цивилизации. Пройдут сотни лет, а поколения — как в России, так и в Казахстане — сохранят о них память. Есть определенная недооценка самой России своей мягкой силы — это и мультсериалы, такие как «Маша и Медведь» и сайты на русском языке.

 

- Одна из животрепещущих проблем для Казахстана — отток абитуриентов. В вузах России обучается 77 тысяч казахстанских студентов. Чем вы объясняете такое стремление молодежи именно в Россию?

 

- Во-первых, близостью России и общностью языкового пространства. По данным социологических исследований, сегодня от 86 до 94 процентов жителей Казахстана — так называемые билингвы. Они одинаково хорошо владеют как русским, так и казахским языками. Да, мы переходим с кириллицы на латиницу. Но мы всё равно остались двуязычными и таковыми будем спустя многие годы.

 

Вторая причина: уровень образования в России все-таки выше по сравнению с казахстанскими вузами. Вузы России дают сегодня прекрасное образование в самых разных сферах: МГУ, МГТУ, «Керосинка», РГГУ, знаменитая Сеченовка, МГИМО и многие другие учебные заведения высоко котируются у нас в Казахстане. Учиться в этих вузах престижно.

 

- Это вопросы культуры и образования. Но ведь страны очень сильно связаны и экономически?

 

- 75 процентов экспорта Казахстана идёт транзитом через территорию России. У нас с Россией 7,5 тысяч километров общей границы. Казахстан в отличие от других постсоветских государств никогда не давал и не даст повода российской стороне усомниться в своей дружелюбности. Мы заинтересованы в развитии нормальных добрососедских отношений с соблюдением всех норм международного права. У казахов есть даже мудрая пословица на этот счет: «Доброе соседство — прочнее родственных уз».

 

- При этом в Казахстане есть определенное недовольство действиями России?

 

- Безусловно. Например, чего стоит наличие коммуникационного разрыва между нашими странами. Поясню. Включишь ведущие российские телеканалы — все как один говорят об одних и тех же темах вроде Ближнего Востока, ситуации в Европе, мигрантах и т.д. Но ни слова о самом ближайшем соседе Казахстане. На мой взгляд, такой однобокий подход, если и не вредит межгосударственным отношениям, потому что межстрановой уровень доверия, к счастью, весьма высокий, то на уровне простых людей он не оправдан, создаётся искажённое представление о нашем сотрудничестве, не очень понятное широкому кругу казахстанских и российских зрителей.

 

Зато появилась проблема фейковых новостей. Зачастую СМИ раздувают, тиражируют фейки, порождающие всяческие домыслы. Все это вредит интересам добрососедства. Думаю, этот пробел пора бы восполнить. Интеллектуальному, медийному сообществу наших стран необходимо чаще собираться в формате такой конференции, какую провели в Москве.

 

Россия на данном этапе может и должна нарастить своё присутствие в Казахстане. Справедливости ради отмечу, что многие крупные российские корпорации вложились и довольно сильно в казахстанскую экономику, представлен в стране и российский малый бизнес. Но на уровне среднего бизнеса пока есть недостаток в капитале. Это при том, что правительство Казахстана гарантирует защиту инвестиций в производство.

 

Думаю, что причина в инертности мышления, несколько устаревшем взгляде на Казахстан как на бывшую советскую республику. Российские предприниматели не используют современные инструменты по исследованию возможностей казахстанского рынка. Дескать, это же Казахстан, и всё мы про него знаем! А это далеко не так! Выросли новые поколения, интенсивно развиваются технологии. Значит, нужны более детальные и глубокие исследования в самых разных отраслях производства и жизнедеятельности, чтобы наконец-то поломать старые стереотипы, которые нам, соседям, мешают.

Казахстан: почему растет ВВП, но не доходы населения?

За прошедшие 22 года Казахстан совершил большой успех, сократив бедную часть населения как минимум на 30%. Оно и понятно, экономика росла начиная с 1995 года, когда была запущена программа по борьбе с бедностью. Но хотя страна богатеет (ВВП растет), реальные доходы остальной части населения не увеличиваются, добавляют эксперты.

 

Уровень бедности в Казахстане сократился с 34,6% в 1996 году до 4,7% по итогам первого полугодия 2018 года, рассказала в правительстве в начале ноября министр труда и соцзащиты Мадина Абылкасымова. И эти цифры вполне соответствуют реальности, заметила в свою очередь президент общественного фонда «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова. В августе этого года фонд провел социологическое исследование, и в результате выяснилось, что число казахстанцев, которым не хватает денег на питание, составляет 1,2%. Такого показателя удалось достичь благодаря развитию экономики, начиная с начала 90-х годов, заметила социолог.

 

«За эти годы ВВП вырос, удалось преодолеть гиперинфляцию. Казахстанская экономика стала открытой, что повлекло приток инвестиций», — сказала Гульмира Илеуова.

 

Согласно данным Комитета по статистике, начиная с 1996 года ВВП Казахстана рос постоянно.

 

При этом доходы домохозяйств не растут в последние годы, заметила Гульмира Илеуова.

 

Рост экономики начиная с 1998 года формировался во многом за счет деятельности компаний в сырьевых отраслях экономики, продукция которых шла на экспорт, сообщили в инвесткомпании Halyk Finance. Доля экспорта к ВВП в 1998—2011 годах в среднем достигала 42,1%, а в отдельные годы составляла больше половины ВВП (в 2008 году 53,3%).

 

Деньги, которые поступали в страну от внешней торговли и сырьевого сектора, частично стерилизовались в Национальном фонде. С января 2001 года, когда активы фонда составляли 660 млн долларов (96,85 млрд тенге), на текущий момент они выросли до 56,5 млрд долларов (почти 21 трлн тенге).

 

«Доходы от сырьевого сектора поступали в финансовую систему страны в форме депозитов юридических лиц (компаний сырьевого сектора и компаний, обслуживающих сырьевой сектор) и перераспределялись в экономику в форме кредитов. Поступая в Национальный фонд в форме налогов и экспортных пошлин, перераспределялись через бюджет в остальные отрасли экономики в форме целевых, гарантированных трансфертов и в форме заработной платы бюджетникам», — пояснили в Halyk Finance.

 

Диспропорции между доходом в экономике и механизмом его перераспределения вызвали разрыв доходов между зарплатами в сырьевом и несырьевом секторах. Анализ среднемесячной заработной платы в разрезе отраслей экономики в 2017 году показал, что максимальная оплата труда сложилась в горнодобывающей промышленности и разработке карьеров 341 775 тенге (20 317 тенге в 1998 году), финансовой и страховой деятельности 298 725 тенге (19 324 тенге в 1998 году).

 

Между тем, если взять обрабатывающую промышленность и сельское хозяйство, уровень заработной платы в этих отраслях составляют 166 739 тенге (11 357 тенге в 1998 году) и 91 084 тенге (9 683 тенге в 1998 году), что почти в два раза меньше, чем в сырьевом секторе, заметили в инвесткомпании.

«Таким образом, если рассматривать экономику без учета сырьевого сектора, доходы населения в форме заработной платы должны быть еще ниже. Поэтому номинальный рост экономики в силу описанных механизмов перераспределения и стерилизации доходов и не мог совпадать по своей динамике с ростом экономики в целом», — пояснили нам.

 

Рост экономики существенно оторвался от темпов изменения доходов населения, которые на 80% зависят от изменения зарплат. Например, в 2015—2017 годы реальные зарплаты населения сократились на 3%, тогда как реальный экономический рост превысил 6%. И подобное существенное расхождение показателей объясняется сырьевой моделью отечественной экономики, где спрос на рабочую силу в существенной мере зависит от низкоэффективного сектора услуг с существенной долей госсектора и отсталого сельского хозяйства. В сумме они обеспечивают работой около 70% населения.

 

«Закрепление такой модели происходит вследствие высокой доли государства в экономике, которое замкнуло на себе огромную часть внутреннего спроса, что в итоге ограничивает частную инициативу», — заключили в инвесткомпании.

Музей Павла Васильева в Казахстане будет сохранен

В конце октября издание "НИ" опубликовало открытое письмо писателя Захара Прилепина в адрес президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, российских журналистов, интеллигенции Казахстана и всех разумных и сочувствующих людей. Письмо было посвящено готовящейся, на бюрократическом языке, оптимизации а де-факто - закрытию дома-музея поэта Павла Васильева.

 

Захар Прилепин был обеспокоен слухами о возможной "оптимизации" - фактически, закрытия дома-музея поэта Павла Васильева в городе Павлодар. Там Павел Васильев прожил несколько лет из своей недолгой 27-летней жизни.

 

"Надо, наверное, сразу для людей не осведомлённых сообщить, совершенно спокойно, что Павел Васильев — гениальный поэт, и, если уместны в данном случае иерархические таблицы, то, в моём понимании, он входит в пятёрку лучших поэтов XX века, и в десятку лучших русских поэтов вообще. А вы знаете, какая там конкуренция, - писал Захар Прилепин. - Осип Мандельштам говорил (уже после смерти Маяковского и Есенина): "В России пишут Ахматова, Павел Васильев и я". Алексей Толстой и Леонид Леонов говорили, что дар Васильева сопоставим с есенинским, причём Леонов отдавал предпочтение именно Васильеву.

 

Для меня Васильев — одно из сильнейших и пожизненных потрясений; по сути — чудо. Перечитываю его двадцать лет - много поэтов за эти годы утеряли высокую степень воздействие на сердце, - но это не случай Васильева.

 

Важная его черта — он не просто русский поэт, он поэт евразийский, где западное и восточное, русское, казацкое и казахское — слиты воедино. Восток для Васильева был не экзотикой, как для многих русских поэтов, а сутью, плотью его поэзии, нерасторжимой органикой. Казахский народ может гордиться Васильевым не меньше, чем русские люди или казачье сословие. И казахский характер, и трагедия казачества, и русская страсть, русская ярость — всё это для Васильева равновелико.

 

Первая попытка оптимизации единственного в мире музея великого евразийского поэта имела место в 2015 году. Тогда отстояли.

 

Новое руководство Павлодарской области в апреле текущего года публично заверило казахстанцев и россиян в том, что сохраняет преемственность в данном деле, и музей продолжит работу. Тем не менее, нам сообщают, что оптимизация музеев началась, осуществляется негласно и поспешно. Высока надежда на внимание к проблеме Нурсултана Назарбаева.

 

Хотелось бы надеяться, что российские парламентарии, посол России в Казахстане, высокопоставленные работники культурной сферы, не останутся в стороне. Поэт - Божья дудка. Голос поэта организует речь и сознание нации. Голос поэта — объединяет народы. Обижать поэтов, даже после их ухода — последнее дело".

 

Обращение возымело свой эффект и музей удалось отстоять.

 

"Пришла отличная новость, - пишет Захар Прилепин. - Музей великого русского поэта Павла Васильева в Павлодаре отстояли. За который и я, и некоторые мои товарищи вступались. Всем поклон. Руководство Казахстана оказалось внимательно к нашим просьбам. Спасибо им".

 

Павел Васильев родился в городе Зайсан на территории нынешнего Казахстана в 1910 году в семье учителя. В 1911 году родители впервые привезли его в Павлодар,там семья прожила два года. Первые стихи будущий поэт написал в 1921 году. В дальнейшем он сочинил стихотворение к годовщине смерти первого главы советского государства Владимира Ленина, ставшее школьной песней.

 

В середине 1920-х годов Павел Васильев вновь оказался с родителями в Павлодаре, а по окончании школы уехал на Дальний Восток, где учился в местном университете. Там прошло его первое публичное выступление, в местных газетах впервые публиковали его стихи. В дальнейшем поэт жил и публиковался в печати в разных городах страны, к нему постепенно приходила слава.

 

Весной 1932 года он был впервые арестован по обвинению в принадлежности к контрреволюционной группировке литераторов и приговорён к ссылке на север на три года, но вскоре условно освобожден. В 1934 году после статьи Максима Горького "О литературных забавах" началась кампания травли Васильева: его обвиняли в пьянстве, хулиганстве, белогвардейщине, защите кулачества и т.д. В январе 1935 года он был исключён из Союза писателей, в июле арестован и осуждён за "злостное хулиганство", но также освобождён через год.

 

В феврале 1937 года Павел Васильев был арестован в третий раз и приговорён уже к расстрелу по обвинению в принадлежности к "террористической группе", якобы готовившей покушение на Иосифа Сталина. Был расстрелян в московской Лефортовской тюрьме 16 июля 1937 года и похоронен в общей могиле "невостребованных прахов" на кладбище Донского монастыря. В 1956 году посмертно реабилитирован.

Киргизская политмозаика. Курултай с заглядом в 2020 год

Судя по количеству новых громких уголовных дел, объявленная президентом Киргизии в начале его правления война с коррупцией стала постепенно стихать. Часть экспертов видит в активности властей политический оттенок, так как большинство подследственных являются сторонниками экс-президента Алмазбека Атамбаева. С другой стороны, нельзя не отметить, что многие уголовные дела вполне обоснованны. По крайней мере, население в большинстве своем одобряет президентскую борьбу с коррупцией.

 

«Арестов и обвинений стало меньше. Но, возможно, это лишь затишье, относительный паритет в политической борьбе, – сказал, отвечая на вопрос «Ритма Евразии» политолог Марс Сариев. – Но тут напомнила о себе оппозиция, которая  сообщила, что созывает курултай (народное собрание, вече. – Ред.). Однако в Кыргызстане оппозиции как таковой уже нет. Скорее всего, это отдельные активисты, отдельные оппозиционеры и группы «единомышленников». И те, кто инициирует курултай, ставят задачу дискредитировать экс-президента. Но нужно ли нынешней власти такой вот дополнительный разгон?»

 

Курултай, о котором идет речь, - это общереспубликанское собрание, орган совещательный, собирается от случая к случаю. Последний из них состоялся в прошлую субботу. Как утверждали сами организаторы, это собрание «представителей общественных, политических, и патриотических объединений в Бишкеке». Планировалось  участие 650 делегатов, из которых 250 представляли политические партии. Курултай прошел под девизом «Кыргызстан: вчера, сегодня, завтра». На форуме была  дана оценка деятельности экс-президента А. Атамбаева и подведены итоги первого года правления нынешнего президента С. Жээнбекова, особенно в борьбе с коррупцией.

 

В большей степени критиковали бывшего президента и в меньшей степени давали оценку работе нынешнего. Но были исключения. Так, вечный оппозиционер Равшан Джээнбеков раскритиковал деятельность парламента, который, по его мнению, попал под влияние действующего президента и его окружения, и отметил плюсы правления А. Атамбаева. «Почему у нас нет равновесия между ветвями власти, нет сильного парламента? Потому что руководители аппарата президента становятся премьер-министрами. Надо отметить, что во время правления Алмазбека Атамбаева в парламенте была сильная оппозиция. Фракция «Ата-Журт» достойно выполняла эту функцию».

 

Экс-президента подверг резкой критике известный в стране политический деятель Эмиль Каптагаев. «Нас хотели подчинить одному человеку, пытались создать его культ. А внутренняя и внешняя политика зависела от эмоционального состояния одного человека», – сказал он. Но стоит отметить, что сам Каптагаев при Атамбаеве не был обижен: занимал посты советника президента по межнациональным вопросам, будучи ярым националистом, и губернатора Иссык-Кульской области. 

 

Апофеозом в оценке деятельности Атамбаева стала резолюция о необходимости лишения экс-президента иммунитета от преследований и создания специальной комиссии по рассмотрению его деятельности. Также участники вынесли резолюцию о необходимости пересмотра уголовных дел политических заключенных и внесения изменений в Конституцию, правда, не совсем понятно, какие именно статьи следует пересмотреть.

 

Курултай, возможно, не станет значимым, определяющим событием в  политической жизни страны, но в любом случае он послужил неким индикатором нынешней политической ситуации, отметил Дмитрий Орлов из аналитического центра «Стратегия Восток–Запад». Он также подчеркнул, что оппозиция, как таковая, всегда существовала не сама по себе, а при поддержке зарубежных организаций, но они теперь предпочитают добиваться своих целей через финансируемые ими НПО.  «Атамбаев хочет вернуть былую политическую силу, но возможностей у него для этого мало, – считает Д. Орлов. – Он наметил на апрель созыв партийного съезда, как лидер СДПК. Но это его пока единственный политический инструмент, которого он может лишиться. И внешней поддержки у него нет. Зарубежные партнеры больше заинтересованы в стабильной политической ситуации в стране, а не в «восстановлении справедливости».

 

Эксперт рассуждает: «Очевидно, изначально курултай был попыткой разных политических групп, а чаще кланов как-то засветиться перед властью. И прошу заметить, что все участники очень активно в свое время работали над развалом страны. Это политики-неудачники и чиновники-неудачники. Люди помнят, что они сделали для страны. Тот же Каптагаев всегда играл на два фронта и теперь тоже решил отметиться. Если говорить о попытке засветиться перед народом, то у организаторов курултая получился противоположный эффект».

 

По мнению Д. Орлова, подобные политические мероприятия только дестабилизируют ситуацию в стране, что сказывается и на внешней политике. «Сейчас не так уж и важно, что там не поделили Жээнбеков и Атамбаев. Для блага страны необходима стабильность. Тем же инвесторам абсолютно безразлично, какая форма правления в стране – диктатура, монархия, демократия.  Бизнес любит мир и порядок. Деньги тоже любят тишину».

 

Анализируя состав организаторов и основных участников курултая, можно согласиться с мнением эксперта, что их основной задачей была попытка напомнить власти о себе, так как большинство из них сегодня, как говорится, не в обойме. Вполне возможно, что с учетом предстоящих в 2020 году парламентских выборов часть политиков захотела напомнить о себе президенту С. Жээнбекову с надеждой, что у них будет возможность примкнуть к лидерам политической предвыборной гонки. Также стоит сказать, что многие участники курултая  в свое время были отсечены от власти по различным причинам – непрофессионализму, утрате доверия и другим.

 

«Этот курултай я бы назвал «Обиженные на экс-президента», поскольку часть его участников во время правления экс-президента были уволены Атамбаевым, либо были фигурантами уголовных дел, – считает политолог Игорь Шестаков. – Обсуждение деятельности бывшего главы государства стало ключевым пунктом повестки дня. Именно поэтому в итоговом документе прозвучало обращение к парламенту  лишить Алмазбека Атамбаева неприкосновенности и не  дать ему возможности покинуть Кыргызстан. Я бы не стал переоценивать это мероприятие с политической точки зрения, поскольку многие знаковые персоны курултая занимали в недавнем прошлом высокие государственные посты, но каких-либо существенных преобразований  для улучшения жизни кыргызстанцев не сделали. Не случайно немало  пользователей соцсетей оперативно высказали ироничное отношение к данному политическому форуму».

 

Один из главных вопросов, считает И. Шестаков, заключается сегодня в том, учтут ли парламентарии предложение курултая лишить Атамбаева неприкосновенности: «Во-первых, эта инициатива уже обсуждается в Жогорку Кенеше (парламенте). Во-вторых, вряд ли депутаты заинтересованы в том, чтобы у них появился некий политический конкурент, который завтра может потребовать разгона депутатского корпуса за неэффективную работу.  В большей степени я связываю этот курултай с предстоящими парламентскими выборами, в связи с чем участвующие в нем политики решили напомнить о себе электорату».

 

«Думаю, что большой роли этот курултай в политической жизни страны, как на это надеялись его организаторы и участник, иметь не будет, – в свою очередь замечает Марс Сариев. – Но все же иметь в виду политические силы, его организовавшие, придется. И понятно, что его затеяли с учетом выборов в парламент 2020 года, пиар всем нужен».

Казахстанская экономика: осталось 10 лет на реформы

У Казахстана есть примерно 10 лет, чтобы использовать нефтяные средства на диверсификацию экономики, и если за этот период страна не переориентируется, то ее ждет тяжелое экономическое будущее. К такому выводу пришли эксперты Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), которые представили на днях доклад «Экономические последствия для Казахстана от перехода мировых стран к нестандартным формам энергии».

Как остаться миллионером. Денежные реформы превратили Туркменистан в «страну математиков»

1 ноября исполнилось 25 лет с момента ввода в обращение туркменского маната, а 1 января отметим десять лет со времени его деноминации. В период между двумя юбилеями можно поговорить о крайне сложной системе денежного обращения в Туркменистане. Цену каждого товара граждане страны умеют оперативно пересчитывать сразу в четырех вариантах: «старые» манаты, «новые» манаты, официальный курс доллара, «черный» курс доллара.

 

Миллионы за барана

 

Хотя с момента деноминации прошло почти десять лет, «старые манаты» до сих пор остаются основной единицей расчета для многих граждан Туркмении. Порой просто диву даешься, как любой человек с быстротой калькулятора переводит в уме нынешние суммы в прежние и обратно.

 

— Баран сколько стоит? — спрашивает мужчина лет тридцати у продавца на скотном рынке поселка Фараб, что граничит с Узбекистаном.

 

— Четыре миллиона! — отвечает тот, похлопывая по широкой, как разделочная доска, спине животного.

 

— Ты мне в новых манатах скажи.

 

— Восемьсот, — и доли секунды не раздумывая, отвечает торговец.

 

— За четыреста уступишь? На свадьбу беру.

 

— Нет, ты, джигит, совсем уж до земли опустил цену! — нарочито громко возмущается мужчина, привлекая внимание других потенциальных покупателей, и бормочет:

 

— Такого жирного барана ему за два миллиона, смотрите-ка на него...

 

— Тогда сам назови цену, за которую уступишь!

 

— Три миллиона пятьсот тысяч. За меньше даже не проси!

 

По рукам бьют с зажатыми в ладонях семью купюрами, каждая достоинством в сто манатов. Подобным образом торгуются на всех базарах Лебапа, Мары, Дашогуза и других регионов страны. Кто-то объясняет пристрастие к «старым» деньгам привычкой, а некоторые люди говорят, что цена в миллионах звучит солиднее. Если продавать не скот, а квартиру или машину — то можно ощутить себя даже не миллионером, а миллиардером.

 

Мы попросили разъяснений у трех региональных экспертов — главного редактора портала «Альтернативные новости Туркменистана» Руслана Мятиева, главного редактора сайта «Хроника Туркменистана» Руслана Тухбатуллина и представителя радио «Азатлык» (туркменская служба Радио Свобода) Фарруха Юсуфия. Все они подтвердили, что «старые» манаты за минувшие десять лет отнюдь не ушли в историю. Но ни один из экспертов не может сказать точно, почему такое происходит. По их мнению, дело в привычке.

 

Тухбатуллин и Юсуфий добавили, что многие граждане точно так же продолжают называть по-старому давным-давно переименованные населенные пункты и улицы. Например, Туркменабад до сих пор называют Чарджоу, Туркменбаши — Красноводском, а проспект Махтумкули — проспектом Свободы. А Мятиев заявил, что схожая ситуация с валютой сложилась в Турции. Деноминация была проведена в 2005 году, но по-прежнему часто можно услышать, что бутылка воды стоит не одну, а миллион лир.

 

Рубли, манаты, доллары

 

Однако цены в «старых» и «новых» манатах — это еще не все. Большое значение в Туркменистане имеет американская валюта, обменять которую по официальному курсу (3,5 маната за доллар) практически невозможно. Нелегальный обмен валюты производится по курсу, приближающемуся к 20 манатам за доллар. А ведь именно в долларах граждане предпочитают держать накопления, за них нередко продаются импортные товары (хотя официально устанавливать цены в долларах запрещено). В долларах нередко приходится платить и взятки. Таким образом, среднему гражданину часто приходится решать математические задачи из серии: «Если моя зарплата равняется четырем миллионам «старых» манатов, сколько лет мне придется копить на взятку в размере $30 тысяч для поступления сына в институт?»

 

Судьба туркменского маната никогда не была простой. В первый год независимости Туркменистана национальной валюты вообще не существовало, все расчеты в стране велись советскими и российскими рублями, выпущенными в 1992 году. 25 ноября 1993 года были введены в обращение купюры номиналом один, пять, десять, двадцать, пятьдесят, сто и пятьсот манатов. На всех купюрах, кроме одного и пяти манатов, красовался портрет первого президента Сапармурата Ниязова (Туркменбаши). Но удерживать инфляцию в запланированных рамках не удалось, и номинал расхожих купюр стал неумолимо ползти вверх. В 1995 году пришлось выпустить банкноты номиналом тысяча манатов, в 1996 году — пять и десять тысяч манатов. Естественно, тоже с портретом Туркменбаши.

 

Параллельно обретал влияние долларовый рынок. К 1998 году доллар стал иметь настолько серьезный вес, что Ниязов распорядился закрыть все обменные пункты. Нетрудно догадаться, что это только простимулировало развитие «черного» рынка. Официально установленный курс десять лет держался на отметке 5200 манатов за доллар, а рыночный колебался между 20 и 25 тысячами манатов. Официально о запрете обмена валюты никто не заявлял. В Центробанке утверждали, что речь идет лишь о введении «более жестких правил» обмена, направленных на стабилизацию ситуации в стране. Но факт остается фактом — легально обменять валюту стало фактически невозможно.

 

При этом расчеты в долларах в те времена были обычны для туркменских базаров. И даже сам Ниязов, как свидетельствовали наблюдатели, на праздничных выступлениях раздавал танцорам и музыкантам купюры с портретом Бенджамина Франклина, а не со своим собственным. Источники утверждали, что Центробанк сотрудничает с нелегальными менялами, сбывая им по госкурсу весь тот незначительный объем валюты, который все же подлежал продаже. Простых людей к таким сделкам не допускали.

 

Смена портретов

 

Новый президент Гурбангулы Бердымухамедов, вступивший в должность в 2007 году, немедленно объявил о планах деноминации маната. В октябре 2007 года по телевидению продемонстрировали эскизы новых купюр номиналом от одного до пятисот манатов. Портрет покойного Ниязова на большинстве из них был заменен портретами исторических деятелей — в частности, главы племенного союза Тогрул-бека и поэта Махтумкули. Портрет Туркменбаши должен был украсить лишь купюру номиналом 500 манатов. Однако впоследствии эта купюра так и не была выпущена.

 

Начало деноминации, которая должна была приравнять пять тысяч старых манатов к одному новому, наметили на 1 января 2009 года. А в декабре 2007 года Бердымухамедов объявил еще об одном революционном решении: он распорядился с 1 января 2008 года открыть пункты обмена валюты и возобновить работу Межбанковской валютной биржи. «В 2009 году предстоит провести деноминацию маната, и мы готовимся к этому. Главное, чтобы привести манат к единому курсу, черный курс должен быть устранен», — пояснил президент. Планировалось даже узаконить на бирже коммерческий курс, равнявшийся на тот момент примерно 20 тысячам манатов за доллар. Одновременно курс доллара для населения подняли с 5200 до 6250 манатов.

 

Эти нововведения вызвали ажиотаж, и к декабрю 2008 года в обменных пунктах попросту закончились доллары. В преддверии деноминации граждане стремились избавиться от «старых» манатов — хотя власти и пообещали, что в течение 2009 года они будут иметь хождение наравне с новыми, а в течение 2010 года их можно будет свободно обменивать в банках. Суммы в долларах стали писать на ценниках на базарах, в обращении появились мелкие купюры номиналом $1, $5, $10, $20. Нередко торговцы, получив сумму в долларах, давали сдачу в манатах. На фоне дефицита долларов вновь подняли голову нелегальные менялы. Они опять стали продавать американскую валюту на старых точках — естественно, по курсу выше официального (который на тот момент вырос до 14.250 манатов).

 

А в 2009 году не только на базарах, но и в государственных магазинах появились совершенно официальные двойные ценники. Стоимость товаров в течение года было предписано обозначать и в «старых», и в «новых» манатах. Вероятно, в течение этого года граждане так привыкли к «двойной бухгалтерии», что не могут отвыкнуть от нее до сих пор.

 

Хорошего понемножку

 

Курс деноминированной туркменской валюты в 2009 году был установлен на уровне 2,85 маната за доллар. Он оставался неизменным до 2015 года, когда был введен курс 3,5 маната, действующий до сих пор. И все же это были относительно свободные времена — возможность официального обмена валюты существовала, «черный рынок» хотя и не исчез, но разрыв курсов не был катастрофическим. Однако уже в декабре 2015 года в Туркменистане ввели специальные талоны на покупку долларов. Теперь гражданам, желающим обменять валюту, надо было сначала получить специальную карточку, в которой было указано время совершения операции и адрес филиала банка. И только явившись в назначенный срок по этому адресу, можно было произвести обмен.

 

Было объявлено, что эта схема внедрена для удобства клиентов, которые слишком устают в очередях. Но по стране немедленно поползли слухи о грядущем запрете обмена валюты, и в январе 2016 года такой запрет для физических лиц действительно был введен. Для предпринимателей сложная схема официального обмена валюты по-прежнему существует, но и она работает с перебоями.

 

Как результат, «черный» курс доллара начал расти и к лету 2018 года приблизился к 30 манатам. После этого власти провели большое количество рейдов по нелегальным точкам обмена валюты, благодаря чему курс удалось сбить примерно вдвое. Однако затем он снова начал повышаться и уже приближается к 20 манатам.

 

Граждане, желающие обменять валюту по государственному курсу, начали выезжать за границу — в первую очередь в Турцию, с которой установлен безвизовый режим. В зарубежном банкомате можно снять доллары, конвертируемые по официальному курсу. Но власти объявили войну «долларовому туризму», начав вводить различные ограничения на снятие валюты за рубежом. К январю 2018 года обслуживание карт за границей фактически прекратилось. Теперь даже туркменские студенты зарубежных вузов, получающие деньги от родителей, с трудом добывают наличные с карт.

 

Иными словами, денежная реформа 2009 года не особенно помогла в стабилизации экономики. Достигнуты были лишь несколько целей, относящиеся скорее к сфере пиара. Во-первых, из оборота исчезли купюры с портретом Ниязова. Во-вторых — Бердымухамедов на какой-то краткий срок все же был воспринят населением и зарубежным сообществом как прогрессивный реформатор. Ну и наконец, в сложившейся ситуации весьма затруднительно подсчитать реальный уровень доходов населения, оценить изменения цен, составить всестороннюю независимую статистику.

 

Жизнь дорожает

 

Что же касается населения, то оно в итоге обрело лишь возможность ежедневно упражняться в сложных математических вычислениях. А еще можно удивлять иностранных гостей, непривычных к тому, что указанные на ценниках цифры в устах продавцов внезапно увеличиваются в тысячи раз. Если гость Туркменистана курит, то он имеет все шансы умереть не от вредного воздействия никотина, а от здешних цен на табачные изделия. Продавец коммерческого киоска легко может запросить за пачку 400 тысяч манатов (80 манатов в «новых» деньгах). Иностранец сначала пугается, а после прояснения ситуации интересуется у продавщицы, зачем все эти сложности. «Так принято», — отвечает она.

 

Впрочем, для большинства граждан Туркменистана 80 манатов — тоже неподъемная сумма. Им приходится покупать сигареты не пачками, а поштучно в случае совсем острой нужды. Продавцы просят за одну сигарету 32.500 манатов «старыми» и получают 6,5 маната «новыми». Гиперинфляция, которая в 1990-е годы поголовно превратила граждан Туркменистана в «миллионеров», не побеждена. На глазах растут цены не только на вредные сигареты, но и на вполне полезные продукты питания и предметы первой необходимости.

 

«Десять лет назад с семью-восемью новыми манатами в кармане я мог купить у мясника килограмм отличной говядины. Сегодня за кило этого продукта надо выложить в четыре раза больше — 30-32 маната. Да что говорить о том, что было десять лет назад! Четыре года назад, когда в банке манаты можно было свободно обменять на доллары, моя зарплата составляла 1000 манатов. Эти деньги я мог сдать в банк и получить взамен 285 долларов. Сегодня, после ежегодных повышений зарплат, пенсий и стипендий на 10 процентов я получаю 1340 манатов. Казалось бы, неплохо, да? Но обменять манаты в банке я уже не могу — запрещено, а у менял на базаре дадут не больше 70 долларов», — рассказывает школьный учитель Бегли из Ходжамбазского этрапа (района) Лебапского велаята (области).

 

По словам Бегли, до недавних пор его коллеги-учителя и другие бюджетники пытались сохранить прежний уровень своих зарплат посредством «долларового туризма». Самим учителям выезд за границу во время учебного года запрещен. Однако они передавали свои банковские карты с паролями какому-нибудь надежному человеку и отправляли его в Стамбул за долларами. Но к осени 2017 года туркменские власти фактически полностью исключили возможность снятия наличных в турецких банкоматах. После этого «долларовые туристы» поехали в Узбекистан. Оказалось, там можно снимать с одной карты в сутки даже не $200, как в прошлом в Турции, а $400. Но затем Внешэкономбанк заблокировал выданные в Туркменистане карты и для транзакций в Узбекистане. «Эта какая-то игра между нами и государством», — жалуется учитель.

 

Сколько продлятся эти странные игры? Ответить не может никто. Только мужчина на скотном рынке Фараба, продавший своего барана за 3,5 миллиона «старых» манатов, пошутил, что все продлится до новой деноминации. Которую, кстати, оппозиционные аналитики без всяких шуток предсказывают уже с весны 2018 года.

Устаревший контроль. Кто защитит таджикско-афганскую границу

На прошедшей 21 ноября в Москве шестой ежегодной встрече секретарей совбезов государств-участников СНГ исполняющий обязанности генсека Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Валерий Семериков заявил, что Афганистан превратился «в плацдарм для переброски в постсоветские государства недобитых боевиков ИГИЛ», и есть «реальная опасность формирования мощной экстремистской группировки» на границах с Таджикистаном и Туркменистаном. Правда, о какой группировке идет речь, Семериков не уточнил.

 

Ранее, на недавнем заседании Совета коллективной безопасности ОДКБ в Астане члены организации выразили озабоченность ростом наркопроизводства в Афганистане и попытками террористических группировок закрепиться в северных провинциях страны. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон в своем выступлении упомянул о сложной военно-политической обстановке в Афганистане и обратил особое внимание на необходимость укрепления таджикско-афганской границы.

 

Это далеко не первое подобное заявление главы государства: пограничный вопрос он постоянно поднимает на встречах в рамках ОДКБ, ШОС, СНГ, ООН. Беспокойство о южных рубежах вполне закономерно, когда у тебя под боком такой нестабильный сосед, как Афганистан. За новейшую постсоветскую историю таджикско-афганская граница не единожды испытывалась на прочность.

 

Прозрачный рубеж

 

В первые годы после распада СССР в Таджикистане оказалась разрушена уникальная система слежения, созданная на практически необитаемых высокогорных участках границы. Кроме того, частично опустели пограничные посты. Граница, ранее надежная, перестала быть серьезным препятствием — в том числе и для вооруженных группировок.

 

В первый же год наступления независимости в Таджикистане вспыхнула гражданская война (1992-1997). Летом 1992 года к таджикско-афганской границе хлынули беженцы — в основном мирное население, спасавшееся от военных ужасов. Среднеазиатский пограничный округ к тому времени был уже упразднен, так что количество пограничников на заставах сильно уменьшилось. Но именно на них, помимо уставных обязанностей по охране границы, легли новые, неожиданные заботы. В тот год прямо на контрольно-следовой полосе (КСП) стояли грузовые и легковые машины, а также большие тележки для перевозки хлопка, до отказа наполненные скарбом беженцев. Здесь скопилось множество людей, лишенных самого необходимого, у них не было даже воды и еды. Многие прожили там несколько месяцев, включая зиму 1992-1993 годов. Продуктами и водой им помогали только пограничники.

 

Большинство беженцев все-таки перешли границу и оказались в Афганистане. Для многих из них эта история закончилась трагически, о чем свидетельствует огромное кладбище вблизи лагеря таджикских беженцев, который был разбит прямо под открытым небом около города Мазари-Шариф. Здесь не было ни воды, ни продуктов, и вдобавок к этому стояла 50-градусная жара. Первыми от обезвоживания и истощения умирали маленькие дети, позже гибли их старшие братья и сестры, матери и другие родственники. Тогда умерших никто не считал, да и сейчас о них тоже стараются не вспоминать.

 

В те же времена жители южных долин Таджикистана впервые в жизни увидели иностранных наемников. По свидетельствам очевидцев, они вывозили спирт, сахар и готовую продукцию с винзаводов, грабили фермы, угоняли за границу скот, обворовывали квартиры. Как эти люди переходили границу, кто им помогал — так и осталось тайной.

 

До осени 1992 года границы Таджикистана были практически прозрачными. Правительство было занято боевыми действиями с оппозицией, ему было не до охраны рубежей. На таджикско-афганской границе еще оставались бывшие советские пограничники, но после развала СССР и начавшейся неразберихи многие из них покинули свою вахту.

 

В августе 1992 года была официально создана Пограничная группа Федеральной пограничной службы в Таджикистане (ПГ ФПС РФ в РТ), после чего охрану границы продолжили уже российские пограничники. В мае 1993 года Россия и Таджикистан заключили Соглашение о правовом статусе погранвойск РФ в РТ сроком на 10 лет.

 

Таджикистан был разорен гражданской войной и лишен самого необходимого — в стране не хватало продовольствия и других жизненно важных товаров. По сравнению с ним Россия имела намного больше возможностей для организации охраны границы. Неудивительно, что именно Российская Федерация разрабатывала стратегию охраны в новых условиях, обеспечивала материально-техническое оснащение, а также денежное довольствие пограничников. В те времена солдат-срочник получал в ПГ ФПС порядка $50. Для Таджикистана это был хороший заработок: средняя таджикская зарплата составляла от $10 до $30.

 

Общая численность погрангруппы РФ составляла свыше 10 тысяч человек. Около 99% призывников срочной службы и 70% контрактников были гражданами Таджикистана. На службу они шли добровольно, зная о высоком денежном довольствии, хорошем питании и возможности получить отличную воинскую подготовку в российском учебном центре.

 

В те годы на границе была организована двойная линия обороны: на первой стояла ПГ ФПС РФ и таджикские пограничники, а вторым эшелоном — военные 201-й российской мотострелковой дивизии. Правда, даже двойная защита не могла полностью предотвратить прорывов через границу вооруженных группировок и наркоконтрабандистов. Одной из самых трагических страниц пограничной истории стала оборона 12-й заставы Московского погранотряда ПГ ФПС в июле 1993 года, когда превосходящая по численности группа боевиков атаковала заставу, пытаясь прорваться на территорию Таджикистана. Бой длился 11 часов, погибли 25 военнослужащих, но атака была отбита, и оставшиеся в живых боевики отступили в Афганистан.

 

Пограничник, не уходи!

 

Соглашение 1993 года оговаривало поэтапную передачу участков границы погранвойскам Таджикистана. Первым в сентябре 1998 года был передан участок границы Калай-Хумбского погранотряда протяженностью 73 километра. Это один из наиболее сложных участков границы, расположенный на высокогорном Памире в узком ущелье Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО), где протекает река Пяндж – там невозможно поставить заграждение и тем более создать контрольно-следовую полосу. Поэтому охрана этого участка представляет большую сложность.

 

В конце 2002 года под охрану таджикских пограничников перешел отрезок таджикско-китайской границы, в конце 2004 года – оставшаяся часть проходящего по Памиру участка границы с Афганистаном, находящиеся в зоне ответственности Ишкашимского и Хорогского погранотрядов. В Хороге уход российского погранотряда сопровождался протестом жителей. Они пытались остановить пограничников, организовав заслон у ворот части, женщины плакали. И это неудивительно, ведь русские военные появились в Хороге более века назад, когда местные жители просили у русского царя защиты от грабительских набегов афганцев. В 1891 году на Памир пришел 2-й Туркестанский батальон под командованием полковника Ионова: он отражал набеги банды афганского эмира Абдуррахман-хана. В 1895 году здесь была построена постоянная застава. Пограничники защищали жителей, освободили их от поборов афганских баев, построили школу для детей, покупали им продукты и дрова.

 

В советский период Восточный Памир как южный рубеж СССР отлично снабжался продуктами и всеми необходимыми товарами. В период гражданской войны в Таджикистане в ГБАО сложилось катастрофическое положение: не хватало продовольствия, горючего. Население региона спасала помощь Фонда Ага Хана и российских пограничников, которые выручали жителей, принимая их на работу, делясь мукой и бензином, приобретая для них необходимые товары, в экстренных случаях помогая техникой. Вот почему российских военных так высоко тут ценили. Их уход для многих хорогчан означал потерю работы, конец ставшей уже привычной помощи и исчезновение всяких перспектив.

 

Передача границы завершилась к середине 2005 года, когда Таджикистану были переданы Московский и Пянджский участки таджикско-афганской границы, а также учебные центр «Ляур» и центр Погрануправления ФСБ РФ в РТ. К таджикским пограничникам перешли советские заставы, центры и здания в столице со всем имуществом ПГ РФ.

 

За годы нахождения российской погрангруппы в Таджикистане (с 1992 по 2005 гг.) на таджикско-афганской границе произошли более 530 боестолкновений и 1600 попыток прорыва. В боях погиб 161 российский пограничник, 362 были ранены. Военнослужащие уничтожили около 3000 боевиков и наркоконтрабандистов, еще столько же были задержаны, изъяли свыше 30 тонн наркотических веществ, в том числе 11,4 тонны героина.

 

$101 миллион

 

После ухода российских пограничников Госкомитет по охране государственной границы Таджикистана (КОГГ) возглавил генерал-полковник Сайдамир Зухуров – кадровый офицер, прошедший школу КГБ СССР. Отвечая на вопросы относительно дальнейшей судьбы границы, он заявил следующее: «Возможно, по штату военнослужащих, техническому оснащению мы уступаем пограничникам РФ, у нас, например, нет авиации. Но вопросы мобильности, охвата пограничных участков мы будем решать – есть для того конкретные идеи. Что же касается высказываний о том, что с передачей границы под контроль КОГГ Таджикистана здесь резко вырастет наркотрафик, то думаю, что этого не произойдет».

 

Тем не менее, уход российских военных отразился буквально на всем: на границе стали возникать проблемы с продовольствием и обмундированием, горюче-смазочными материалами и телефонной связью, ухудшилось состояние пропускных пунктов. Да и зарплаты таджикских пограничников были ниже, чем у российских.

 

Таким образом, Таджикистану пришлось буквально на ходу решать неотложные задачи, которые требовали многих лет серьезной организационной работы. Большие надежды возлагались на иностранную помощь. И она пришла. США выделили для нужд границы $13 миллионов, Германия и другие страны также предоставили погранвойскам материально-техническую помощь. Однако этого оказалось недостаточно. Руководство КОГГ заявило, что на техническое оснащение и обустройство границы безотлагательно требуется $101 миллион.

 

Разумеется, единоразово такую сумму взять было неоткуда. Тем не менее регулярная помощь поступала и продолжает поступать со стороны США, Евросоюза, Китая, Японии, группы пограничного сотрудничества ФСБ РФ, Управления ООН по наркотикам и преступности, ОБСЕ и других государств и международных организаций.

 

Помощь приходит в виде денег (для ремонта и реконструкции пунктов пограничного контроля, создания пограничной инфраструктуры), автомобилей, технических средств, средств связи, а также обучающих программ. Между тем, как сказал «Фергане» на условиях анонимности источник в Главном управлении погранвойск Госкомитета национальной безопасности (ГКНБ) Таджикистана, даже миллионные поступления — это лишь небольшая часть от тех объемов средств, которые необходимы на полное обустройство госграницы Таджикистана.

 

«Иностранной помощи все равно недостаточно. Инженерно-технические заграждения и оборудование границы – это сложная и дорогостоящая система. Если оборудовать границу по всем современным стандартам, то один ее километр обойдется в миллион долларов. Советская система заграждений давно устарела, все надо обновлять. А протяженность таджикско-афганской границы составляет 1344 км», — сказал источник.

 

Заслон на пути наркотиков

 

Обстановка на таджикско-афганской границе и сегодня остается стабильно-напряженной. Таджикским пограничникам по-прежнему приходится сдерживать растущий наркопоток и вступать в боестолкновения с афганскими наркоконтрабандистами.

 

В докладе Управления ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН) о масштабах производства опиума в Афганистане за прошлый год отмечается, что в 2017 году был зарегистрирован рекордный объем произведенного опия, который составил 9000 тонн, что на 87% больше, чем в предыдущем году. Также рекордно, на 63%, увеличились площади опийного мака, достигнув 328 тысяч гектаров. В докладе также отмечено «существенное увеличение площадей посевов почти во всех основных провинциях, в которых выращивается опийный мак», а таковых 24 из 34 в стране. Чемпионом стала провинция Нимроз с ростом 116%, за ней следуют Гильменд – 79%, Урузган – 39%, а замыкают ряд Балх и Кандагар с 37% роста. Подчеркнуто, что это самые высокие показатели выращивания мака и производства опия, которые когда-либо регистрировались в Афганистане. В своем прошлогоднем докладе УНП ООН указывало, что объёмы ежегодно производимого в Афганистане опия превышают годовые потребности мирового рынка в 4 тыс. тонн, поэтому избыток складируется наркомафиозными структурами «до востребования».

 

Эксперты отмечают, что выращивание наркосодержащих растений и производство наркотиков в Афганистане привело к появлению нелегального сектора экономики, в котором занято сельское население, оказавшееся в значительной мере зависимым от доходов от выращивания опийного мака. Точнее было бы сказать, что это самое сельское население не просто зависит от выращивания мака, но за счет этого живет.

 

Незаконный оборот опиатов из Афганистана осуществляется двумя основными путями: по северному маршруту, проходящему через Центральную Азию до Российской Федерации и далее в страны Европы, и по южному — через Южную Азию, часть Ближнего и Среднего Востока и Африку.

 

Как утверждают в Агентстве по контролю за наркотиками (АКН) при президенте Таджикистана, только 10-15% наркотиков, экспортируемых из Афганистана за рубеж, проходит через северный маршрут. За первое полугодие 2018 года правоохранительными органами и силовыми структурами страны из незаконного оборота изъято наркотиков на 15% больше, чем за аналогичный период прошлого года (2,74 тонны против 2,36 тонны), почти на столько же – 14,5% – выросло число преступлений, связанных с наркооборотом.

 

Наркопоток, как и количество вовлеченных в него людей по обе стороны границы, постоянно растет. Их манит желание заработать огромные средства, которые вертятся в этом преступном бизнесе. По данным АКН, на таджикско-афганской границе килограмм героина можно приобрести за $3 тысячи, в Душанбе его цена составляет уже $4,5 тысячи. А вот в России стоимость этого же самого килограмма вырастает до $20 тысяч. В последние годы к наркоугрозе прибавился новый вызов — боевики «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), которые окопались в Афганистане. Активизация деятельности этой террористической организации в северном Афганистане замечена спецслужбами Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. Разведывательная активность ИГ отмечается также на таджикско- и узбекско-афганской границе. По данным российских спецслужб, общее число боевиков ИГ в нескольких провинциях Афганистана на сегодняшний день может составлять до 10 тысяч человек. Поступали данные о том, что в северных провинциях страны ИГ организовала лагеря подготовки наемников.

 

На одном из предыдущих заседаний в рамках ОДКБ глава Совбеза РФ Николай Патрушев заявил, что активизация деятельности экстремистских организаций на севере Афганистана усиливает риск проникновения боевиков в соседние страны, что в свою очередь может привести к вербовке молодежи и поставкам оружия местным ячейкам исламистов.

 

По мнению ряда аналитиков, сейчас идет активная борьба за контроль над производством наркотиков между боевиками движения «Талибан» и ИГ (хотя в годы своего правления в Афганистане талибы вели борьбу с наркоплантациями). И если интересы талибов сосредоточены на Афганистане, то «Исламскому государству» финансы необходимы для экспансии своего присутствия за его пределы, в частности в страны Центральной Азии и далее — в Россию.

 

Пойдет ли ИГ на прорыв

 

Источник в управлении погранвойск ГКНБ Таджикистана в разговоре с «Ферганой» отверг возможность перехода крупных сил ИГ на территорию Таджикистана. «ИГ не стремится прорываться в другие страны, поскольку знает, что им придется воевать с коллективными силами СНГ. Потерпев крупное поражение в Сирии, они не решатся вновь вступить в открытую войну, поэтому какого-либо масштабного нападения на Таджикистан не предвидится. Тем не менее, нельзя исключать эту угрозу полностью. Самая важная задача сейчас — предотвратить просачивание отдельных групп международных террористов на нашу территорию с целью организации диверсионных актов или вербовки новых сторонников», – говорит он.

 

Говоря о нынешнем состоянии охраны таджикско-афганской границы, источник отметил, что к настоящему времени потенциал погранвойск заметно усилен: «За последние 5-6 лет граница была значительно укреплена, построено много застав на Шуроабадском и Бадахшанском направлениях. Эти заставы расширены, там улучшена инфраструктура, возведены здания комендатур. Кроме того, усилена подготовка пограничных кадров».

 

Тем не менее для полного обустройства системы охраны госграницы не достает спецтехники, мобильных машин, авиации. В сложившихся условиях очень важна военно-техническая помощь Российской Федерации. Так, Россия обязалась поставить Таджикистану вооружений почти на 70 миллиардов рублей (более $1 млрд). В прошлом году она уже передала вооруженным силам республики вертолеты Ми-24 и Ми-8 для патрулирования границ, а также наземные транспортные средства на сумму около $122 миллионов.

 

На сегодняшний день ситуация такова, что в случае возникновения реальной опасности Таджикистан может рассчитывать на помощь стран-членов ОДКБ. Так, Россия при необходимости в течение суток перебросит сюда подкрепление самолетами. Еще быстрее помощь Таджикистану может быть отправлена с аэродрома Кант в Кыргызстане. А в течение трех суток могут быть мобилизованы контингенты коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ. Вдобавок к этому, по просьбе таджикских властей, в приграничных конфликтах могут быть задействованы силы 201-й российской военной базы, части которой располагаются в Душанбе и Курган-Тюбе.

 

В ноябре 2017 года в 15 километрах от таджикско-афганской границы на горном полигоне «Харбмайдон» войска ОДКБ провели завершающий этап грандиозных учений «Боевое братство-2017», в которых участвовали батальоны Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана и России — всего более 12 тысяч военных. Использовались штурмовики и истребители, танки, самоходные гаубицы, ракетная установка «Искандер». Впервые в такого рода учениях были задействованы более 90 вертолетов и самолетов, в том числе Ту-95МС, Су-30, Су-24, Су-25.

 

Таким образом, военная мощь стран ОДКБ была наглядно продемонстрирована тысячам боевиков по ту сторону границы, которые, разумеется, были прекрасно осведомлены об учениях, проходящих в Таджикистане. Думается, что такого рода превентивные меры достигнут своей цели: любые вооруженные группировки сто раз подумают, прежде чем решатся вторгнуться на территорию Таджикистана.

Итоги Межправсовета ЕАЭС в Минске: пошлины, акцизы и электромобили

27 ноября в Минске прошло заседание Межправительственного совета ЕАЭС, который объединяет глав правительств союзных стран (за исключением Армении, представленной на уровне первого вице-премьера). Помимо текущего состояния евразийского проекта на нем обсуждались акцизы на алкоголь и табак, внутренние барьеры и производство электромобилей. Одним из острых вопросов стали действующие ввозные таможенные пошлины в ЕАЭС: так, президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что не поддержит их продление, поскольку оно не выгодно для его страны. Вместо этого Минск предложил раз в три года пересматривать ввозные пошлины, ориентируясь на объем импорта стран-участниц. 

 

Торговля растет

 

ЕАЭС в этом году демонстрирует неплохие показатели экономического развития. По итогам января-сентября этого года объем взаимной торговли, как сообщил на заседании премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, вырос примерно на 13,5-14%. Причем 90% продукции, которой торгуют между собой страны ЕАЭС, произведено на их территории. Объем внешней торговли рос быстрее, чем внутренней, увеличившись за 9 месяцев на 22%. Наращивание внешней торговли произошло в основном за счет увеличения экспорта, который также рос быстрее импорта.

 

Среди основных задач евразийской интеграции Медведев выделил формирование общего финансового рынка, общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов, цифровую трансформацию союзных экономик, а также внедрение системы электронной маркировки и прослеживаемости товаров, соглашение по которой было подписано в феврале этого года.

 

Для России, которая больше других стран ЕАЭС страдает от «серого импорта» и контрабанды, внедрение этой системы особенно важно. По последним данным, доля нелегально импорта в торговле Казахстана и Кыргызстана с Китаем составляет 52,7-62,8%, и направляется он, прежде всего, в Россию. 

 

Как поделить пошлины

 

Для принимавшей саммит Беларуси одним из ключевых стал вопрос распределения ввозных таможенных пошлин. Поскольку в ЕАЭС действует общее таможенное пространство, доходы от пошлин делятся между всеми пятью странами Союза. В соответствии с последним вариантом соглашения, принятым в связи с присоединением Кыргызстана к Договору о ЕАЭС, нормативы распределения ввозных таможенных пошлин выглядят следующим образом: Армения – 1,22%, Беларусь – 4,56%, Казахстан – 7,055%, Кыргызстан – 1,9%, Россия – 85,265%. В настоящее время действие этого протокола продлено до конца 2019 г.

 

Поскольку согласовать новый механизм распределения доходов от пошлин пока не удалось, проще всего продлить уже существующий механизм. Но Беларусь этот вариант не устраивает.

 

«…Эта тема долго обсуждалась на Высшем совете 14 мая в Сочи, – заявил главам союзных правительств Александр Лукашенко, – Главы государств договорились, что министры финансов, а затем и вы до декабря поработаете над методикой распределения пошлин и доложите о результатах. Предложение в очередной раз продлить сроки действующих нормативов… абсолютно невыгодно для Беларуси. Конечно, мы поддержать, как информирует меня наше правительство, не можем». 

 

Барьеры и акцизы

 

Не обошлось и без обсуждения темы ликвидации внутренних барьеров, которая является постоянным фоном дискуссий по вопросам взаимной торговли. По словам Лукашенко, были случаи, когда одни барьеры устранялись, а на их месте тут же возводились новые. Такая ситуация сложилась, например, в отношении изъятий из национального режима в сфере госзакупок, которые изначально задумывались как исключительная мера.

 

Рассмотрев отчет о работе ЕЭК по устранению препятствий в 2017–2018 гг., главы союзных правительств предложили странам ЕАЭС в трехмесячный срок принять меры по устранению внутренних барьеров и рассмотреть результаты этих мероприятия на очередном заседании Межправсовета.

 

Кроме того, страны ЕАЭС приблизились к подписанию соглашения о принципах взимания акцизов на алкогольную и табачную продукцию, которое находится на высокой стадии готовности. В частности, удалось согласовать уровень индикативной ставки акцизов – среднего для всех стран ЕАЭС значения, от которого они могут отталкиваться для установления ставок акцизов на национальном уровне. В настоящее время акцизы на табак и алкоголь в союзных государствах различаются на порядок, что в условиях отсутствия таможенных границ привело к широкому распространению нелегальных поставок. При этом срок применения индикативной ставки для более успешной адаптации бизнеса был перенесен с 2022 на 2024 г. 

 

Евразийский электромобиль

 

По итогам минского заседания были приняты и решения, которые касаются отдельных отраслей промышленности.

 

Так, Межправсоветом был утвержден план стимулирования производства и использования самого экологичного вида транспорта – электромобилей.

 

Их выпуск планируется развивать при помощи формирования евразийского перечня комплектующих и их базовых компонентов, которые не производятся в странах ЕАЭС, организации кооперационного производства и снижения ввозных пошлин на импортные детали. Владельцев электромобилей будут поощрять с помощью освобождения от транспортного налога и предоставления бесплатных парковочных мест, оснащенных зарядными устройствами. Данный вопрос особенно актуален для Беларуси, уже анонсировавшей запуск производства электромобилей, а также развитие соответствующей инфраструктуры.

 

Следующее заседание Межправсовета решено провести в начале 2019 г. в старой столице Казахстана – городе Алматы.

Тегеран-43: до и после. К 75-летию легендарной конференции

Тегеран – не одна, а несколько страниц мировой истории. В 1911-м первый лорд Адмиралтейства Британской империи У. Черчилль добился перевода силовых установок военного флота с угля на мазут, что давало кораблям большие преимущества. Нефть, тогда ближневосточная, стала стратегическим сырьём. По итогам Первой мировой войны англичане получили в управление Транс-иорданию, Центральный Ирак, Южный Ирак, палестинские порты Хайфу и Акку. В 1916-м русская кавалерийская дивизия была в шаге от Багдада, но союзники-британцы не позволили ей войти в город. Точно так же они не допустили к нефти Баку белую армию генерала А. Деникина.

 

В начале 1920-х геологи обнаружили, что запасов нефти в США хватит на девять лет и три месяца, после чего наступит тотальный топливный кризис. Однако Лондон и не думал допускать «кузенов» к своей нефти. С обеих сторон возникали военные планы решения проблемы. Американский «Красный план» предусматривал вторжение в Канаду, чтобы не дать англичанам использовать её как плацдарм для атаки. В 1935-м план был обновлён и действовал до 1939 года, когда Британия уже ослабела. В августе 1941-го США и Британия подписали Атлантическую хартию, куда вопреки сопротивлению Черчилля включили статью о свободном доступе всех стран к мировой торговле и ресурсам.

 

И вот Тегеран-43. Вторая мировая война в разгаре, СССР уже захватил стратегическую инициативу. «Большая тройка» (Сталин, Рузвельт, Черчилль) должна определить финальную часть борьбы и контуры послевоенного мира.

 

Сталин и Рузвельт выступили против Черчилля как в вопросе, где открывать Второй фронт (в Европе, на севере Франции или на Балканах), так и в вопросе о западных границах СССР. 

 

Президент и вождь считали, что десанту через Ла-Манш (операция «Оверлорд») нет альтернативы на Средиземноморском театре. Как свидетельствовал военный представитель США в Москве Д. Данн, Рузвельт проникся к Сталину немалой симпатией и называл его человеком, высеченным из гранита. В первый день переговоров Рузвельт заявил, что любая операция в восточной части Средиземного моря нежелательна, так как оттянет начало «Оверлорда». То есть Черчилль остался в одиночестве.

 

Сын президента США, военный лётчик Эллиот Рузвельт, сопровождал отца и записал его слова: «Наши начальники штабов убеждены в одном: чтобы истребить как можно больше немцев, потеряв при этом возможно меньше американских солдат, надо подготовить одно крупное вторжение и ударить по немцам всеми имеющимися в нашем распоряжении силами. Мне это кажется разумным. Того же мнения и Дядя Джо, и все наши генералы. И они придерживались этого мнения всегда, с самого начала войны… Так обстоит дело. Таков кратчайший путь к победе. Вот и всё. На беду, премьер-министр слишком много думает о том, что будет после войны и в каком положении очутится тогда Англия. Он смертельно боится чрезмерного усиления русских. Может быть, русские и укрепят свои позиции в Европе, но будет ли это плохо, зависит от многих обстоятельств… Я не вижу оснований рисковать жизнью американских солдат ради защиты реальных или воображаемых интересов Англии на Европейском континенте. Мы ведём войну, и наша задача – выиграть её как можно скорее и без авантюр. Я думаю, я надеюсь, Черчилль понял, что наше мнение именно таково и что оно не изменится».

 

Кроме того, Рузвельт в доверительном разговоре со Сталиным сказал, что после войны американские войска будут выведены из Европы.

 

Каковы были послевоенные планы Москвы? Оставляя в стороне будущее Германии, вопросы о репарациях и военных базах союзников, вот они: дружественные СССР (некоммунистические) правительства Финляндии, Польши; доступ к южным морям, к черноморским проливам, обеспечение безопасности по всей западной границе. Вопросы коммунистической идеологии вообще отодвигались на второй-третий план. Идя навстречу пожеланиям Рузвельта, Сталин распустил Коминтерн и восстановил патриаршество в Русской православной церкви; был избран патриарх, церковная организация получила невиданную поддержку государства. В ответ Рузвельт пошёл на удивительный шаг. Для демонстрации своей искренности он сообщил Сталину, что согласен признать западные границы СССР 1941 года, включая прибалтийские страны. Таким образом, проблема во взаимоотношениях СССР и союзников, которая должна была быть предметом ожесточённого торга, разрешалась на дружественной основе.

 

Я готов утверждать, что Тегеран-43 имеет большое значение и сегодня. По крайней мере, политики тогда гораздо крепче держали верность своим словам и обязательствам.

Эксперт - Для России в Киргизии главное — стабильность

«У России есть стандартная политика, которая применима к любому политическому дружественному или союзническому режиму. Она всегда заключается в поддержке этого режима вне зависимости от персоналий и от того, как эти персоналии себя позиционируют на внутриполитической арене», — заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института СНГ Андрей Грозин озвучил свою оценку текущих российско-киргизских отношений.

 

«Алмазбек Атамбаев бросил вызов президенту»

 

- Как вы оцениваете текущие отношения бывшего и действующего президентов Киргизии?

 

По последним интервью Алмазбека Атамбаева и Сооронбая Жээнбекова, где они критически высказались в адрес друг друга, у меня складывается ощущение, что конфликт переходит в хроническую форму.

 

Я предполагал, что в течение 2018 года произойдет полная кадровая замена основных действующих персоналий в политическом и в финансовом смысле. Но видно, что стороны ориентированы не на спринт, а на марафон. Явно у них более долгий период планирования, чем несколько месяцев или полгода.

Это связано с двумя ключевыми моментами. Первый — длительностью электорального цикла в Киргизии. (По действующей Конституции президентский срок — шесть лет, парламентские выборы проходят раз в пять лет. — прим. ИА REGNUM ). Второй — происходящие внутрипартийные процессы.

 

Последние события дают ясное понимание о нарастающем внутрипартийном расколе внутри Социал-демократической партии Киргизии (СДПК — партия власти, которую ранее возглавлял бывший президент Алмазбек Атамбаев, но сейчас стремительно теряет контроль), очевидно, что в ближайшее время, то есть к началу нового политического сезона, будет как минимум две партии СДПК. Одна с действующим президентом, другая — с экс-президентом во главе.

 

Это отличается от «весеннего раскола», когда происходящие события не проявлялись так открыто. Деление на «своих» и «чужих» больше происходило в головах партийцев и проявлялось в процессе оргработы. Сейчас раскол коснулся персоналий.

 

Эти кратко очерченные процессы позволяют говорить о том, что все горизонты планирования политической стратегии достаточно длинны. Я предполагал, что до конца этого года мы получим окончательную конфигурацию политической системы, включая персональных носителей власти и капитала. Или и того, и другого, как это чаще всего бывает. Но сейчас видно, что «Система подвисла».

 

Мне понравилась фраза Алмазбека Шаршеновича: «можно сидеть и ни хрена не делать, как Сооронбай Шарипович». Видимо, действующий президент предпочитает придерживаться сочной и ярко описанной Атамбаевым стратегии. Он не предпринимает никаких резких шагов.

 

А Атамбаев, судя по интервью, ориентирован на активизацию своей политической деятельности в 2019 году. Видимо, с весны он ожидает очередного всплеска политической активности в республике и пытается подстроить внутрипартийные процессы, о которых мы говорили раннее. Какую стратегию выстроит президент — сказать трудно.

 

Действующая власть попытается перетянуть большую часть людей из СДПК на свою сторону. И, вероятно, начнет представлять остаток СДПК с Атамбаевым во главе в качестве отступников и небольшого «отколовшегося фрагмента» настоящей партии.

 

Применительно к персоналиям, Алмазбек Шаршенович и Сооронбай Шарипович попытаются меньше переходить на личности. Ведь полгода назад они попробовали избежать столкновения «лоб в лоб». Но последние выступления говорят о том, что их отношения достигли определенного уровня накала. Ведь публично называть Жээнбекова «реинкарнацией Бакиева» — это вызов. Видимо, этот тезис про «семейное правление» будет разыгрываться и дальше.

 

- Насколько текущее политическое противостояние в Киргизии интересно за пределами страны?

 

- В российском экспертном сообществе Киргизия отодвинулась на второй план. Это не плохо и не хорошо. Это факт.

 

Раньше всплывала тематика Киргизии в связке с конфликтами. Такими, как, например, с Казахстаном или с Турцией. Информационных поводов такого уровня нет уже год.

 

Видимо, даже официальный Бишкек не заинтересован в продвижении своей текущей деятельности в информационном поле за пределами страны. Я не вижу работы посольства Киргизии в России и других профильных структур. Особенно это заметно на фоне Казахстана или Узбекистана. Астана активно работа на внешнем поле всегда, а Ташкент заметно активизировался в последний год. Киргизия на фоне активной работы соседних стран просто потерялась.

 

Поэтому текущая информационная повестка Киргизии для многих российских экспертов, которые не замкнуты только на одну страну, не актуальна. Может быть, это даже хорошо.

 

Раньше Киргизия попадала в поле зрения в связи с инцидентами. Сейчас, или благодаря прежнему политическому лидеру, или из-за работы действующего президента, или вопреки деятельности их обоих, ситуация внешне выглядит стабильной, и поэтому на нее не обращают внимания.

В Киргизии не стреляют, не перекрывают дороги, не свергают власть, не выключают рубильники на производствах? Уже хорошо.

 

«Чтобы лишиться поддержки Москвы, Жээнбекову нужно навредить российским интересам»

 

- Если противостояние Атамбаева и Жээнбекова продолжится, наверняка они попытаются заручится поддержкой кого-то из внешних игроков. Кого поддержит Москва?

 

- Во время своего недавнего визита в Москву Алмазбек Атамбаев ничего интересного для себя не услышал. Возможны несколько вариантов. Первый — он не пытался донести свою точку зрения на сложившуюся неприятную ситуацию. Второй — он ее доносил как-то очень камерно.

 

У России есть стандартная политика, которая применима к любому политическому дружественному или союзническому режиму. Она всегда заключается в поддержке этого режима вне зависимости от персоналий и от того как эти персоналии себя позиционируют на внутриполитической арене Москва поддерживает действующего президента Киргизии Сооронбая Жээнбекова уже просто потому, что он действующий президент. И для того, чтобы ее лишиться, ему надо предпринять какие-то действия, которые будут носить явно недружественный характер по отношению к России, российскому руководству, российской политике и российским интересам.

 

Ничего такого от президента Киргизии я, например, не жду. Его можно обвинять из Москвы в самых разных грехах: в излишней религиозности, проводить параллели с семейным правлением Курманбека Бакиева, как это сделал Атамбаев, но всё это не является аргументом для того, чтобы записывать его в недоброжелатели России или в фигуры, исчерпавшие кредит доверия.

 

Этого доверия в свое время лишился Курманбек Бакиев (второй президент Киргизии, свергнутый во время вооруженного переворота в 2010 году — прим. ИА REGNUM ). Он предпринял ряд действий, после чего превратился в неприемлемую фигуру для Москвы. Но ведь поначалу он тоже пользовался поддержкой России. Ровно до тех пор, пока не попытался обмануть всех и в конечном итоге обманул себя.

 

У Жээнбекова пока не просматриваются стремления делать то же самое. Если глава государства осуществляет последовательную и предсказуемую государственную политику, не нужно искать подводных камней.

 

Хотя, разумеется, кремлевская «многобашенность» в политике вносит свои коррективы. Кто-то симпатизирует одному человеку, кто-то другому. Так, например, было и с недавним транзитом высшей власти в Узбекистане. В Москве тоже симпатии разделились, но в конечном итоге возобладала «генеральная линия».

 

Применительно к транзиту власти в Киргизии, Россия в ходе подготовки к выборам и в ходе самих выборов показала желание занять нейтральную позицию. Выборы главы государства — это внутреннее дело страны. Для партнеров главное — сохранение внутренней социальной и политической стабильности государства.

 

Если стабильность есть, то каким бы ни был новый президент с точки зрения личностных управленческих качеств — он будет принят. Приведу яркий пример — руководство Таджикистана. Эмомали Рахмону можно задать массу вопросов, касающихся его многочисленного и разветвленного семейства или эффективности системы управления страной. Но в целом ему удается сохранять внутреннюю стабильность государства. А это значит, что как лидер страны он вполне успешен.

 

- Как в Москве отнесутся к новым конфликтам между политиками в Киргизии?

 

- Главное, чтобы борьба носила цивилизованный характер. Полагаю, что с точки зрения Кремля подобная оценка является абсолютно доминирующей.

 

Если борьба двух политических объединений не выйдет за рамки дозволенного — без конфликтов и гражданских беспорядков — боритесь на здоровье и ради бога. А кто из них победит, будет зависеть только от граждан Киргизии. Не от Москвы, Пекина или Вашингтона, а только от самих киргизстанцев.

95 фактов торговли людьми выявлены в четырех странах Центральной Азии за 4 дня. Две трети - в Казахстане

За четыре дня на территории Казахстана, Узбекистана, Таджикистана и Киргизии полицейским удалось выявить 95 случаев торговли людьми. С 22 по 26 ноября на территории этих стран впервые одновременно прошла операция SТOP трафик, сообщила 27 ноября пресс-служба МВД Казахстана. На Казахстан пришлось 67 фактов, из них 14 фактов торговли людьми, два — торговли несовершеннолетними, один факт незаконного лишения свободы с целью эксплуатации, семь фактов вовлечения в занятие проституцией. Кроме того был выявлен 71 факт организации или содержания притонов для занятия проституцией и сводничество.

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer